Кто три главных поставщика ГСМ в Таджикистане?

Таджикистан ежемесячно импортирует около 40 тысяч тонн нефтепродуктов (если верить официальным данным). Мы узнали, кто и сколько завозит топлива и с каким проблемами сталкиваются поставщики в Таджикистане.

Таджикистан для удовлетворения внутренних нужд практически полностью закупает нефтепродукты на внешних рынках. Около 90% горюче-смазочных материалов импортируется из России. Российские нефтепродукты в рамках заключённого в 2013 году соглашения о сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов поставляются в Таджикистан на беспошлинной основе.

Согласно данным Антимонопольной службы при правительстве Таджикистана, доминирующее положение на таджикском рынке нефтепродуктов на данный момент занимают ООО «Газпромнефть-Таджикистан» (дочерняя компания российского «Газпрома»), ООО «Сегандж» и Агентство по государственным материальным резервам при правительстве РТ, на которых в первой половине этого года в совокупности приходилось 88% от общего объёма поставок.

В общем объёме поставок нефтепродуктов в республику доля «Газпромнефть-Таджикистан» составила 41%, «Сеганджа» — 37%, Агентства по резервам – 10%.

Оставшиеся 12% нефтепродуктов импортируют в незначительных объёмах более 100 поставщиков.

ООО «Газпромнефть-Таджикистан»

ООО «Газпромнефть-Таджикистан» является одним из сбытовых предприятий российской компании «Газпромнефть» и его официальным дилером в Таджикистане.

Основная деятельность ООО – импортные поставки нефтепродуктов с Омского НПЗ и последующая их оптовая и розничная реализация населению и компаниям республики, а также прямые транзитные поставки крупным потребителям.

Реализация нефтепродуктов ООО «Газпромнефть-Таджикистан» проводится через сеть АЗС «Газпром нефти»: в активе компании свыше 50 автозаправочных станций в республике.

Компания имеет также в республике свою стационарную и мобильную лабораторию качества, которая проводит контроль качества реализуемых нефтепродуктов.

Доля этой компании на рынке нефтепродуктов Таджикистана за последние пять лет сократилось примерно с 45 до 41%.

ООО «Сегандж»

Данная компания ещё несколько лет назад поставляла в республику незначительные объёмы нефтепродуктов и, соответственно, не входила в реестр доминирующих на рынке хозяйствующих субъектов антимонопольного ведомства. Впервые в него «Сегандж» была включена в 2017 году, когда её доля составляла уже примерно 20% от общего объёма поставок ГСМ.

В этом году доля данной компании уже составляет 37%, и, таким образом, она отстаёт от главного поставщика уже всего на 4 процентных пунктов.

Вот любопытно, что получить информацию о принадлежности «Сегандж» не удаётся: данные по этой компании в интернете отсутствуют, а соответствующие ведомства воздерживаются предоставить какую-либо информацию по ней.

Агентство по государственным материальным резервам

Агентство по государственным материальным резервам является центральным органом исполнительной власти, реализующий государственную политику в области госрезерва. В её функции в частности входит закупка материальных ценностей для формирования госрезерва.

Финансирование центрального аппарата данного ведомства осуществляется за счёт средств республиканского бюджета.

В ежегодно согласуемом сторонами (РТ и РФ) индикативном балансе обычно более 35% составляет бензин, 25% — дизельное топливо, 10% — авиационное топливо. Оставшиеся около 40% приходятся на другие нефтепродукты.

Предельная численность работников Агентства установлена в количестве 34 единиц (без обслуживающего персонала).

Доминантов нет?

Общий объём импорта нефтепродуктов Таджикистаном за 6 месяцев этого года составил более 239 тысяч тонн. Таким образом, около 98 тысяч тонн нефтепродуктов поставлено в Таджикистан за полгода компанией «Газпромнефть-Таджикистан», более 88 тысяч тонн – «Сегандж», около 24 тысяч тонн Агентством по государственным материальным резервам и чуть более 28 тысяч тонн другими сравнительно мелкими компаниями.

В Антимонопольной службе утверждают, что деятельность доминирующих на рынке нефтепродуктов компаний находится под постоянным контролем ведомства.

Средняя стоимость литра бензина на АЗС страны в зависимости от региона составляет от 6,80 до 7,80 сомони, отмечают в антимонопольном ведомстве.

Деньги у поставщиков есть, но их нет

Таджикистан закупает нефтепродукты на внешних рынках. Почти 90% горюче-смазочных материалов импортируется из России. Соответственно, чтобы закупать ГСМ, поставщикам нужна конвертируемая валюта – доллары или рубли. Но с начала этого года поставщики сталкиваются с проблемой конвертации.

Они закупают топливо в России, привозят и продают его в нашей стране за сомони. Чтобы завезти в республику новую партию ГСМ, необходимо конвертировать вырученные сомони в российские рубли или доллары. Вроде, все просто, но на деле сделать это почти невозможно.

На банковских счетах компаний-импортеров скопились миллионы сомони, но конвертировать их в рубли и доллары они не могут. Соответственно, не могут и закупить в России новую партию топлива.

Таджикистан в рамках заключённого в 2013 году соглашения о сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов ежегодно запрашивает у России до 1 миллиона тонн нефтепродуктов, которые предоставляются на льготных, и на беспошлинной основе. Однако практически республика не добирает даже половину этого объёма. Так, согласно официальным статистическим данным, в прошлом году республика импортировала всего около 500 тысяч тонн нефтепродуктов. Более 90% топлива поступило из России.

По непроверенным данным, на расчётных счетах только одной компании «Газпромнефть Таджикистан», поставляющей в нашу страну около 55% ГСМ, уже скопилось более 200 млн. сомони, что эквивалентно 1,5 млрд. российских рублей. В руководстве компании отказались комментировать эту информацию, вместе с тем признав ситуацию «сложной».

Другие поставщики нефтепродуктов, к которым мы обратились, также отмечают, что конвертация сомони в свободно конвертируемую валюту становится всё более проблематичной. При этом руководители банковского сектора не дают им внятных разъяснений.

По данным источников, знакомых с ситуацией, некоторые компании-поставщики ГСМ уже обратились к правительству Таджикистана за помощью в разрешении этой проблемы. Импортеры предупреждают, что поставки нефтепродуктов в республику могут заметно сократиться или даже полностью прекратиться, если не предпринять безотлагательных мер для исправления ситуации на валютном рынке.

Валюта в банках есть, но её тоже нет

Импорт нефтепродуктов в Таджикистан, согласно данным Агентства по статистике, за первые четыре месяца этого года составил 166 тысяч тонн на сумму 106 млн. долларов.

Среднемесячная потребность республики в ГСМ, исходя из этих данных, составляет более 40 тысяч тонн, для чего необходимо свыше 26 млн. долларов. То есть, для того, чтобы обеспечить нужды страны в нефтепродуктах, поставщики нуждаются ежесуточно в конвертации около 900 тысяч долларов.

Согласно данным Национального банка, таджикские банки на данный момент ежедневно могут конвертировать сумму в размере 1,5 млн. долларов. Однако, нужно учитывать, что наряду с импортерами нефтепродуктов валюта нужна также и поставщикам других товаров.

С учётом того, что нефтепродукты в структуре импорта страны составляет чуть более 10% можно предположить, что ежедневные валютные потребности таджикских импортеров в совокупности составляют около 10 млн. долларов. Таким образом, можно заключить, что банки в настоящее время способны обеспечить лишь 15% потребностей импортеров в валюте.

Острую нехватку иностранной валюты в Национальном банке объясняют отрицательным торговым балансом страны (трехкратное превалирование импорта над экспортом, — прим. «АП») и сезонным увеличением производственной и коммерческой деятельности в весенний период.

Кроме того, в регуляторе отмечают рост валютных расходов государственного бюджета в связи со строительством стратегических объектов и погашения государственного долга, что также влияет дефицит валюты на рынке.

В регуляторе подчеркивают, что кредитным организациям поручено обеспечить валютой в первую очередь, поставщиков горючего, пшеницы, сахара, масла и других товаров первой необходимости. В банках же говорят, что их долларовых ресурсов сегодня хватает только на выдачу денежных переводов (имеются в виду переводы в долларах).

Таким образом, острый дефицит долларов на лицо. Но что происходит с российскими рублями – основной валютой, в которой осуществляются денежные переводы из России?

Вся российская валюта, поступающая в Таджикистан за счет переводов, ежедневно сдается в Национальный банк. С 2016 года, в соответствии с инструкцией регулятора, банки выдают получателям рублевые переводы исключительно в национальной валюте — сомони.

«Собираемые рубли, насколько нам известно, НБТ обменивает в российских банках на доллары. Куда направляется потом основной объем конвертированных в доллары средств, мы не знаем», — сказали «АП» на условиях анонимности в одном из коммерческих банков.

Согласно данным Центробанка РФ, объем денежных переводов из России в Таджикистан в прошлом году составил 2 млрд. 553 млн. долларов. Иными словами, в среднем в прошлом году в республику ежедневно поступала сумма, эквивалентная 7 миллионам долларов.

Чем может обернуться топливный кризис?

Специалисты отмечают, что обеспечение экономики топливом является вопросом национальной безопасности, и к этому следует относиться с особой осторожностью.

«Даже небольшой дефицит нефтепродуктов спровоцирует рост их стоимости и, как следствие, увеличение цен всех остальных продуктов, хотя бы потому, что все товары доставляются к точкам реализации транспортом», — сказал «АП» экономист Солех Хамидов.

По его словам, приостановка поставок транспортного топлива даже на несколько суток приведет к кризису, который может повлиять на всю жизнедеятельность республики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *