Кривобокая кыргызская демократия: как станы ЦА оказались в ловушке бессистемной модернизации

Трансформационные процессы в Центральной Азии были запущены с начала 90-х годов прошлого века, в полном соответствии с господствовавшим тогда пониманием о всемирно-историческом переходе от директивного деспотизма к демократическому управлению. В большей мере для анализа подходит Кыргызстан как витрина изменений в соответствии с применявшейся доктриной. Другие страны имели и имеют большие различия во всех сферах: в производственном потенциале, в типе добывающей и производящей экономики, в социально-политическом устройстве, в господствующих идеях управления и преобразования систем. 

С самого начала независимости стран Центральной Азии международные доноры взяли на себя концептуальное руководство и финансовую поддержку трансформационных процессов, хотя и с разной степенью глубины поддержки изменений в обществах. Наиболее решительно это делалось в Кыргызстане. Это накладывало определенную интеллектуальную ответственность на доноров, так как местные руководители пребывали в состоянии ожидания успехов, которые должны были бы свалиться на страны извне. Для доноров это означало:

1. Необходимость принимать во внимание все факторы, влияющие на процесс трансформации стран. Нужно было просто знать сами страны, а не какие-то свои схемы преобразований.

2. Необходимость оценки уровня технической готовности управляющих структур в стране к восприятию и выполнению рекомендаций доноров.

3. Необходимость сочетать обозначенную цель технической помощи доноров с практическими результатами. Касательно реформы правительства предполагалось, что, как только ликвидируется директивное управление страной:

а.Правительство Кыргызстана сразу же прислушается к хорошим и правильным, то есть удачным для других стран, советам как действовать;

б.примет правильные решения относительно либерализации, приватизации и финансовой стабильности;

в.и автоматически возьмет на себя новые функции разработки государственной политики;

г.откажется от вмешательства в бизнес; обеспечит предоставление качественных государственных услуг населению; создаст эффективную и прозрачную систему государственных финансов.

Однако правительственная машина прежнего образца не стала объектом технической помощи по введению новых стандартов управления и принятия решений. И это была ошибка. В кыргызских структурах власти не произошло систематического образования новых инструментов сотрудничества с новыми легитимными силами, активно отстаивающими свои интересы в обществе, прежде всего с различными клановыми структурами, а также с возникшими в столице гражданскими объединениями.

Не была введена институциональная система государственной политики, обеспечивающая законные пути и способы достижения баланса между разнообразными, часто конфликтующими, интересами, что является необходимым условием стабильности в обществе и эффективности управления.

Без знаний и умений, необходимых для разработки государственной, политики, прежде всего, государственного курса действий, правительство неэффективно формулирует и воплощает политику и некачественно обеспечивает услуги населению. Практически все правительственные решения принимаются с помощью, так называемого, «ручного» управления, когда начальник стремится поставить под свой контроль практически все решения на всех уровнях управления. Поэтому в стране не образуется систематически нового, профессионального класса демократической (по смыслу термина) правительственной бюрократии. И это – главное препятствие для преображения страны.

Другим препятствием является исторически сложившийся в стране стиль взаимоотношений по линии «правящая элита – народ», затрудняющий возможность полноценного диалога. Этот стиль присущ не только правящей элите, которая обладает реальной властью, но и тем, кто, находясь в оппозиции, стремится к рычагам управления страной. События всех переворотов 2005-го, 2010-го годов, и последующие внутриэлитные столкновения как нельзя лучше продемонстрировали этот вывод.

Перманентное противостояние между властной элитой и обществом породило особый тип политического мышления, при котором поиски компромисса представляются не только затруднительными, но и рассматриваются как проявления политической слабости. Кроме того, противостояние «элита — народ» принципиально затрудняет поиск и формулирование национальной идеи, блокирует возможность национального консенсусного определения вектора страны. Остаётся одно требование, понятное всем: нужна какая-то реформа. 

Английское слово reform переводится буквально как «исправление». А вот по-русски можно сказать либо «преобразование», либо «преображение». Поэтому можно утверждать, что Кыргызстан живёт в период бесконечных преобразований, от которых все устали, но преображениестраны не наступило. Бесконечные модернизационные преобразования становятся препятствием к обновлению общества, всё более отступающего на путь традиционализма. Парадокс, хотя парадокс мнимый, так как это вполне ожидаемый итог бессистемных модернизаций.

Между тем относительно реформ в сфере гражданского общества предполагалось:как только давление директивного управления будет ликвидировано, индивидуального мнения будет достаточно, чтобы общественность начала принимать участие в процессе разработки политики, в общественном мониторинге деятельности правительства и управления бюджетными средствами.

Однако гражданские демократические навыки развиваются в стране хаотично, без систематической помощи. В Кыргызстане проекты поддержки гражданского общества непоследовательны и разрозненны. Как результат – кыргызская демократия кривобока. Состоялся только один этап демократического цикла: созданы политические институты, обеспечивающие передачу власти – конституция, выборы и, в перспективе, политические партии.

Другого жизненно важного этапа демократии, обеспечивающего публичный контроль над выбранной властью в период между выборами, не состоялось. Отсутствуют демократические институты, обеспечивающие диалог между государственным и частными секторами, между властью и местными интересами.

Таким образом, основная проблема управления страной сейчас – это попытки решать новые задачи в старой, и даже традиционной, системе принятия решений, созданной для директивной, централизованной системы управления. Это приводит к невыполнению поставленных задач, частой смене власти и структуры управления, критике со стороны оппозиции и разных социальных групп.

В этой сложной ситуации от правительства часто ожидают решительных действий по наведению порядка, ждут «твёрдой руки», и считают правительство слабым, если оно не совершает ожидаемого. И так во всей Центральной Азии.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *