О недоверии в казахстанском обществе

Человек человеку волк

В ряде социологических исследований около половины опрошенных казахстанцев заявляют, что не доверяют большинству людей. Думается, что таковых на самом деле больше. Просто в соцопросах наши люди, в силу культурного контекста, дают социально одобряемые ответы на вопросы малознакомых людей. Помимо низкого уровня доверия друг к другу, в казахстанском обществе широко развито недоверие к социальным и государственным институтам. Почему же в нашем обществе наблюдается очень слабый уровень доверия почти ко всему?

Предварительно мы хотели бы прояснить некоторые моменты нашего сегодняшнего обзора, что связано с ответом на данный вопрос. В научном описании, популяризации научных исследований широко распространен так называемый метод «идеальных типов». Идеальный тип – это исследовательская «утопия», которая не имеет буквального аналога в действительности. И эта утопия создается на основе изучения реальности, как правило, с определенного исследовательского ракурса.

Впервые в науке понятие «идеальный тип», как метод отображения и изучения социального мира, ввел немецкий социолог Макс Вебер. Так вот, согласно Веберу, идеальный тип – это упрощение и идеализация сложных социальных явлений исследователем для облегченного изучения, систематизации опытных данных, их сопоставления с другими идеальными типами данных. То есть, в этом процессе сложную картину реальности мы разбиваем на ряд идеальных типов, которые вместе являются ее упрощенным представлением. Это позволяет нам воспринимать и изучать реальность с определенных ракурсов, что невозможно сделать посредством эксперимента.

Словом, любая типология, классификация является упрощением для более легкого изучения и восприятия объектов, явлений мира. В противном случае мы не смогли бы понимать, воспринимать окружающий мир. «Идеальный тип» невозможно непосредственно найти в эмпирической действительности – там есть лишь некоторые его элементы. Идеальными типами, в частности, являются понятия «феодальное общество», «бюрократия», «капитализм» и др.

Поэтому глупо говорить про такого рода понятия, что они не отражают реалии, являются некорректным обобщением и прочее. Это сродни тому, что вы свою злость за поражение любимой команды вымещаете на телевизоре, «избивая его до полусмерти». Таким образом, выводы нашего обзора не являются изоморфным отражением реальной картины – для этого нужны масштабные специальные исследования с их теоретическим обобщением группой ученых. Наши выводы – это некие «идеальные типы».

Первым делом отметим, что доверие составляет костяк «механизмов», обеспечивающих интеграцию и стабильность общества. Доверие между людьми играет ключевую роль в функционировании горизонтальных и вертикальных общественных отношений. Многие ученые доверие рассматривали как социальный капитал и основу созидания общественных отношений. Упрощенно говоря, социальный капитал – это количество людей, которые могут вам охотно помочь с решением разных проблем, одолжить деньги. А с этим у подавляющего большинства казахстанцев проблемы, иначе они бы не погружались в банковские кредиты.

Согласно разным исследованиям, ни власть, ни легитимное насилие не могут обеспечить на долговременной основе социальный порядок. Это возможно лишь благодаря высокому уровню доверия внутри общества. Социологи выделяют два вида доверия. Первое выстраивается на межличностном уровне, второй вид — это доверие к абстрактным (деньги как инструмент обмена, средства легитимации политической власти) и экспертным системам (системы технического исполнения, профессиональной экспертизы). Иначе говоря, доверие распространяется на межличностные, политические, экономические отношения, а также институты, организации и социальный порядок в целом. К примеру, доверие может выражаться к правительству, пенсионной системе, национальной валюте и т.д.

Эти два вида доверия создают своеобразную единую систему доверия в обществе. По-другому его называют «базовым доверием». И когда оно находится на очень низком уровне, люди, как в нашем обществе, прибегают к квазидоверительным отношениям (взятки, непотизм, блат, «крыша»). Серьезный рост эмиграции, «бегство» капиталов, самоизоляция в кругу семьи или узкой группы являются другими признаками недоверия на базовом уровне. На уровне вертикальных политических взаимоотношений недоверие проявляется в виде абсентеизма (отказа от участия в выборах), сокращения социальной базы поддержки власти, акциях протеста против государственной политики. Доверие к абстрактным системам созидает ощущение надежности повседневных взаимоотношений. Межличностное доверие минимизирует угрозу «утраты личностного смысла».

Два этих вида доверия взаимно дополняют друг друга. Во время появления «синдрома недоверия» к политическому режиму, экономическим и социальным институтам межличностное доверие выступает для человека своеобразным альтернативным выходом, «отдушиной». Как у нас обстоят дела с этим, наверное, можно и не говорить.

Выдающийся американский политолог Р. Патнэм считал, что развитию межличностного доверия «способствует наличие горизонтальных организаций, контролируемых на локальном уровне; если страной управляет мощный, иерархический, централизованный бюрократический аппарат, это, скорее всего, ведет к подрыву такого доверия».

Как показал немецкий социолог Н. Луман, традиционное общество воспроизводит себя через оппозицию "свои"/"чужие", а современное — посредством коммуникации и доверия. Следовательно, именно слабая дееспособность, конкурентоспособность наших политических и социальных институтов является главной причиной того, что казахстанцы стали доверять преимущественно лишь кровнородственным и дружеским связям.

Этот же фактор, можно полагать вслед за исследованиями Д. Гамбетты, стал основой для сложения мафиозных социальных групп вокруг государственной власти (неопатримониальный режим и прочее).
Межличностное доверие должно быть в балансе (взаимная компенсация в случае низкого уровня каждого из них) с институциональным доверием (доверие к общественно-политическим институтам). В Казахстане этого нет, что является главным признаком серьезного кризиса базовых социальных институтов нашего общества, государства.

В таком аморфном состоянии доверие к людям зачастую обрушивают разные мнимые авторитеты, источники ложной информации, тролли в социальных сетях. Дошло до абсурда – тех людей, кто добродушно (ақ көңіл) верит и доверяет людям, у нас считают идиотами…

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *