В Кыргызстане устали от митингов, а в Казахстане ими еще не «переболели»

Кыргызстан: разочарование и усталость

Уходящий 2019 год выдался беспокойным для Кыргызстана и ознаменовался ростом напряженности в обществе.

Кульминацией стало противостояние сторонников бывшего и нынешнего президентов, которое привело даже к жертвам, однако были и другие протестные акции.

Так, весной проходили протесты против разработки месторождений урана, что в итоге привело к одобрению парламентом законопроекта о запрете добычи урана и тория в Кыргызстане. 

К концу года главным поводом для выражения общественного недовольства стала ситуация вокруг фигуры бывшего заместителя Государственной таможенной службы Райымбека Матраимова, который превратился в некий символ коррупции и произвола, после журналистского расследования о коррупционных схемах в республиканской таможне.

В Бишкеке и Караколе прошла гражданская акция протеста «Re:Акция», куда пришло,  по оценкам наблюдателей, около 1000 человек, а, по словам  участников –  около 2500 человек. Акция прошла мирно и без происшествий. 

В отличие от «урановых» протестов, которые привели к принятию закона о запрете добычи урана, антикоррупционные выступления пока не привели к требуемым действиям – возбуждению уголовного дела против Р. Матраимова и аффилированных с ним лиц.

Тем не менее, весенние и осенние протестные акции показывают достаточно высокий уровень гражданской самоорганизации в Кыргызстане, когда граждане с помощью социальных сетей могут объединить свои усилия против угрожающих, по их мнению, явлений, а правительство, пусть и не всегда, реагирует на требования.

Здесь надо отметить, что в Кыргызстане протесты не всегда несут в себе позитивное и рациональное: в 2018 году проходили в различных местах многочисленные акции против добычи полезных ископаемых, а на юге страны даже подожгли строящуюся фабрику по добыче золота. Кроме того, в разные годы проходили акции против китайских компаний, против добычи золота на руднике «Кумтор» и т.д., и не всегда они были мирными и без каких-либо эксцессов.

Если изучить историю протестного движения в Кыргызстане, то первыми акциями, которые вызвали резонанс в масштабах всей страны, стали, так называемые, «Аксыйские события» 2002 года.

Тогда население одного из сел Аксыйского района вышло на акцию протеста против передачи части территории Кыргызстана Китаю. В ходе силового разгона демонстрации погибло шесть человек, а эта трагедия стала катализатором последовавшей затем череды нескончаемых митингов, протестов, переворотов, которые сотрясают страну до сих пор.

В 2010 году страна находилась на краю пропасти, когда после «апрельской революции» с почти сотней погибших, последовал межэтнический конфликт на юге страны, где погибших было еще больше.

Рассматривая трансформацию протестов с начала 2000-х гг., можно отметить следующие моменты.

В первую очередь, это разочарование и усталость от митингов и «революций».  Если точнее сказать, разочарование от неоправдавшихся надежд на лучшее будущее.

В 2005 году, во время первой «революции», мною наблюдался даже некий революционный романтизм в выступлениях и акциях, когда протестующие искренне верили, что своими действиями смогут изменить систему и страну к лучшему.

Например, тогда активно действовало молодежное движение «КелКел», которое сыграло важную роль в изгнании Аскара Акаева из страны. Но последовавшие затем узурпация власти кланом Бакиевых и трагические события 2010 года охладили пыл.

Люди поняли, что проходящие в Кыргызстане «революции» — это лишь громкие слова, так как они не приводят к смене общественно-политической системы, а лишь помогают захватить власть конкурентам прежней властной элиты.

Поэтому в конфликте Сооронбая Жээнбекова и Алмазбека Атамбаева последнего реальными действиями поддержали лишь немного сторонников, несмотря на высокий уровень недовольства нынешним президентом.  

Несмотря на то, что большинство митингов проходят в столице, сами коренные бишкекчане пассивны и стараются избегать участия в политических акциях, в отличие от недавно переехавших или выходцев из регионов. Это может быть связано с тем, что Бишкек дважды – в 2005 и 2010 гг. – пережил мародерство, а также с более высоким уровнем жизни в столице.

Но ситуация к 2019 году немного поменялась и на антиурановые и антикоррупционные акции, по моим наблюдениям, вышло много жителей столицы, что говорит о все более возрастающей роли соцсетей, где можно быстро собрать и организовать своих сторонников.

Казахстан: новый импульс

Долгие годы Казахстан выгодно отличался от своих соседей по региону: более высоким уровнем жизни населения и относительной политической стабильностью.

Во всяком случае, такое отношение во многом было у жителей южного соседа – Кыргызстана, где политическая и экономическая нестабильность заставляла очень многих переезжать в Россию и Казахстан. 

Однако рост религиозного экстремизма, серия терактов, экономическая рецессия и девальвация тенге пошатнули уверенность в стабильности страны. Кроме того, в Казахстане стал нарастать протестный потенциал у населения.

Последовали антикитайские митинги, выступления против власти, а протесты в Мангистауской области и городе Жанаозене в 2011 году привели к многочисленным жертвам.

В 2014 году проходили акции против девальвации тенге, в 2016 году – земельные протесты против поправок в Земельный кодекс. Уже в 2019 году после президентских выборов в Казахстане в стране прошли многочисленные политические выступления, ставшие одними из наиболее масштабных за годы независимости.

Таким образом, в Казахстане с опозданием лет на десять по сравнению с соседним Кыргызстаном началось формирования протестной политической культуры, которая ранее не имела четких границ и не отличалась своей активностью. 

Показательны в этом плане акции, прошедшие в Алматы в феврале 2014 года, против девальвации тенге. Несмотря на не очень большое количество сторонников, в них приняли участие те, кто вырос и родился уже в суверенном Казахстане, то есть молодежь, которая ранее была индифферентна к подобным мероприятиям.

Резкая девальвация национальной валюты, снижение цен на нефть и падение доходов заставили многих казахстанцев по-иному смотреть на проходящие в стране процессы и уже хоть как-то влиять на них.

Кроме того, можно было говорить о переносе зарубежного протестного опыта в казахстанские реалии: например, некоторые активистки в качестве символики акции принесли кружевное нижнее белье (намек на членство в ТС) – такой метод применяли протестующие в России и Украине.

В 2019 году наблюдается новый всплеск гражданской активности, связанный с уходом Нурсултана Назарбаева с президентского поста.  

Транзит власти привел к необходимости проведения досрочных президентских выборов.

И хотя их итоги предсказать было несложно, но количество голосов набранных Касым-Жомартом Токаевым (около 70 % против традиционных «больше 90 %» во время предыдущих выборов), участие новых кандидатов (Амиржан Косанов набрал даже более 16 %) и последовавшие затем протесты, демонстрируют новые тренды в политической культуре –  гражданскую активизацию. 

В частности, было создано движение «Проснись, Казахстан», которое выступает за ограничение президентской власти и проведение реальных демократических реформ и которое уже отметилось несколькими протестными акциями. Например, в ноябре это движение провело несанкционированный митинг в Алматы за свободу мирных собраний, при этом никто из участников не был задержан, в отличие от летних протестов, когда было задержано несколько тысяч человек.

Действующая власть понимает, что одними только силовыми методами невозможно будет остановить протестный потенциал. Уже выросло и крепко утвердилось поколение «Некст», которое характеризуется глубокой вовлечённостью в цифровые технологии, т.е. социальные сети, где сейчас очень легко «раскачать» любой протест при наличии более-менее подходящего повода.

Именно население в возрасте 20-35 лет становится главной силой современных протестных движений и акций. Поэтому в последнее время правительство включило и «режим пряника» в социальной сфере: была проведена кредитная амнистия — списание банковских кредитов социально уязвимых групп населения, повышены зарплаты бюджетникам и стипендии студентам.

В политической сфере был создан «Национальный совет общественного доверия», что должно в какой-то степени смягчить все более усиливающийся протестный потенциал перед следующими парламентскими выборами.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *