Таджикско-кыргызская граница. Размышления местного жителя о сохранении мира

На таджикско-кыргызской границе часто возникают конфликты, в результате которых страдают местные жители. Несмотря на постоянно возобновляющиеся переговоры на высшем уровне по урегулирования вопроса границы, стычки не прекращаются. Ситуация в приграничной Баткенской области по сей день остается нестабильной, несмотря на то что новый конфликт начался еще в ночь с 9 на 10 января, когда неизвестные закидали камнями в кыргызском селе Кок-Таш дом и несколько машин. Для государства причина любого обострения – незаконченная делимитация границы, но для населения столкновения стали частью повседневной жизни, оборачивающиеся травмами, ущербом имуществу, а иногда и гибелью.

Мы предлагаем вниманию читателей рассуждения Негматулло Мирсаидова о том, как сохранить мир на границе в тех условиях, с которыми жители приграничных территорий вынуждены считаться.

Вчера я позвонил одной из сестер, которая живет по соседству с кыргызами. Сразу скажу, их у меня много — целых семь. И три из них со своими семьями живут на самой линии таджикско-кыргызской границы. Она мне поведала о довольно сложной ситуации, сложившейся недалеко от места их проживания, особенно в зоне противостояния населения кыргызского айыла Как-Таш и таджикского поселка Сомониен (Майский). Как-Таш с восточной стороны граничит с махаллой Какир (джамоат Чоркух), а с западной стороны с поселком Майский, который теперь называют Сомониен.

Сестра мне также рассказала о том, что «неизвестные» подожгли дачные сооружения (домик, туалет, коровник) старшей сестры. А дачный участок находится у самого стыка кыргызской и таджикской территории. Здесь находится кыргызское кладбище, примыкающее к даче сестры. Словом, забор, ограждающий кладбище от дачного участка, стал сегодня своего рода границей двух государств, чего в 70-80-ые не мог предвидеть никто. Вдоль забора кладбища Нарзулло Абдуллоев (муж моей сестры), очистив от камней, построил в свое время небольшой проезд для своей автомашины. Рядом освоили пустыри у ручья Джуи Дам другие крестьяне. Всего пять человек.

Выше кладбища с приходом в построенный в 60-70-ые годы канал Тартколь воды обосновались несколько семей кыргызов, проживавших в той же махалле Какир, в местечке Кучаи Хорин. Кыргызы Таджикистана. Затем наступило время, когда кыргызы отделились. У них появились свои властные структуры, своя школа, свой совхоз. В советские времена все жили в мире и дружбе, но первые размолвки стали происходить в конце 90-х. По вопросам водоснабжения, освоения земель, на которые стали претендовать обе стороны. Так шли годы. Временами обострялись отношения, но до конфликта между жителями восточного Как-Таша и махалли Какир не доходило, поскольку они все друг друга знали, так или иначе пытались сохранить взаимное уважение. 

Но со временем выросли дети, которые не особо дружили. Более того, они мало знали о дружбе предков. К тому же в начале 2000-х появились вокруг первые военные. Это были кыргызские пограничники. Совершенно чужие люди, которые в таджиках видели только граждан другого государства. Они получили задание защищать граждан Кыргызстана и охранять кыргызские земли. Не зная совершенно, где начинается своя земля, где чужая. Со временем, правда с большим опозданием, были созданы и таджикские погранзаставы. Начались вмешательства военных в решение гражданских вопросов.

Попасть на те территории, где таджики могли заготовить дрова, пасти скот, собирать подснежник и тюльпаны, практически стало невозможно. В одностороннем порядке Кыргызстан объявил все земли, которые были переданы соседней республике по экономическим соображениям и которые были предназначены для совместного пользования, своей территорией. Так раз навсегда, кажется, был закрыт доступ к предгорью Туркестанского хребта для населения села Чоркух. 

Один из древнейших памятников истории, каким является Ходжа Гор, остался на территории, который теперь принадлежит Кыргызстану, хотя до середины 60-х годов эти земли считались владением таджикского колхоза имени Калинина.Об этом памятнике великий таджикский ученый Бободжон Гафуров упоминает в своей книге «Таджики». В Ходжа Горе в советские времена проведены археологические раскопки, подтверждающие проживание в этих местах людей времен первобытного общинного строя — неандартальцев…

Примерно с весны 2019 года по небольшому проезду вдоль кыргызского кладбища, ведущему к даче Нарзулло Абдуллоева, стали передвигаться кыргызские пограничники. Мой зять, несмотря на то, что пограничники стали проходить по территории его владения, ни разу не протестовал. В скором времени стали передвигаться и обычные граждане Кыргызстана.

Как-то приехал я к нему и поинтересовался, как живут, каковы отношения с соседями-кыргызами. В ответ Нарзулло Абдуллоев сказал, что иногда шалят дети, но он не обращает на это внимание. Детскими шалостями он называл причинение небольшого материального ущерба в виде разбитых стекол, пропадание рабочих инструментов. Я успокоил его, сказав, что живущие поблизости кыргызы не могут причинить вам «хлопот» поскольку все знают, что многим вы строили дома в свое время, работали вместе с их отцами и дедами…

Прошло еще несколько месяцев. Наступила осень. Зять с сестрой покинули дачу и ушли в махаллю. Как-то, когда я приехал вновь, мне поведали о том, что разрушен туалет, повреждена стена домика. И в этот раз я ему посоветовал не реагировать. Обещал, что предупрежу соседей-кыргызов, чтобы следили за детьми. Рассказал об этом Эсену Мажитову и попросил, чтобы тот объяснил согражданам, чтобы те не создавали конфликтные ситуации.

Чтобы было понятно, почему Нарзулло Абдуллоев стал думать о том, что это дело рук соседей кыргызов, скажу, что поблизости у него постоянно или даже сезонно живущих соседей из числа таджиков нет. И таджики практически здесь не появляются за исключением тех, кто имеют дачные участки. Они приходят сюда, чтобы поливать, убирать урожай. Абдуллоев сам живет со своей семьей только в весенне-летний период.  

Прошло еще некоторое время. В начале этого месяца случайно охотившиеся на канареек ребятишки издалека заметили дым на даче Нарзулло Абдуллоева. Сообщили. Приехав на дачу, добрый и безобидный старец увидел, что дом наполовину сгорел, развалились стены. Естественно, подумал на соседей. Это могли быть пограничники, могли быть обычные граждане, могла быть детвора. «Но малые не могут рушить стены, это дело рук взрослых», подумал Абдуллоев и обратился к властям.

Я, как человек многократно защищавший соседей-кыргызов, теперь ничего не смог сказать. Вернее, я даже еще не навестил сестру и зятя. Единственное, что сделал, позвонил кыргызскому имаму, который учился в одном классе с одной из моих сестер в 60-70-ые годы. Абдужаппар Норметов пообещал поговорить с представителями своей общины и пограничниками. В настоящее время все население махалли Какир намерено методом хашара восстановить домик и другие сооружения. Было бы хорошо, если бы пришли и соседи-кыргызы.

Но вряд ли это возможно в той нездоровой атмосфере противостояния. Тем не менее, одно то, что сын Абдужаппара, являющийся одним из лидеров кыргызского айыла, по словам представителей таджикской стороны по совету отца попросил уйти кыргызских пограничников из зоны конфликта, это дело обнадеживающее.

Эта небольшая история свидетельствует о том, что, если с двух сторон найти здравомыслящих, честных и авторитетных людей, доверяющих друг другу, положиться на силу их слова, влияния в своих сообществах, можно снять напряженность. Нужно вместо взаимных обвинений и призывов к войне, успокоить своих людей, в своих сообществах.  

События, которые сегодня разворачиваются на границе, это не межэтнический конфликт внутри одного государства, где легко можно предсказать победителя. Это столкновение двух народов и государств с губительными последствиями. Никто не может давать гарантии, что в конфликт могут быть втянуты другие силы и другие государства. Пламя войны может перекинуться легко в другие регионы. И представьте себе, что завтра здесь могут оказаться моджахеды из Афганистана. Легко можно представить, на чьей стороне они будут воевать. И если кто-то считает, что до него далеко, и это пламя не дойдет до него, глубоко ошибается. Здесь победителя не будет. Это точно. Поэтому горячие головы попросил бы задуматься.

Я лично верю в силу разума руководства Таджикистана и Кыргызстана, представителей силовых структур двух государств, с которыми встречался не один раз. Обращаюсь к сотрудникам милиции двух стран: возьмите под контроль действия толпы, не бойтесь их митингов и демонстраций в поддержку провокаторов, изолируйте их от толпы, наведите порядок каждый у себя в доме, если вам дороги мир и стабильность.

Пограничников двух стран призываю к тому, чтобы меньше вмешивались в гражданские дела. Есть местные власти, аксакалы, активисты, в конце концов милиция, и они разберутся. Главное — не поддаваться эмоциям и не совершить таких действий, которые могут стать причиной трагедии.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *