Талибан* и ИГИЛ*: чей джихад «поставил США на колени»?

«Талибы* в случае достижения мира с Вашингтоном, который они будут трактовать как свою безусловную победу и слабость США, посчитают, что их версия джихада оказалась успешна. Победоносна. Они уже воспринимают готовность США вести переговоры как слабость и готовность капитулировать. Соответственно, если талибская форма джихада оказалась успешна, то она «должна стать моделью для подражания для всех джихадистов во всем мире»», — заявил эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко в интервью StanRadar.com.

StanRadar.com: Насколько велика вероятность, что «Талибан»* останется внутри Афганистана и не начнет экспансию в Центральную Азию?

— Это распространенный миф. «Талибан»* в первую очередь позиционирует себя как афганская джихадистская структура. Но нужно знать несколько важных моментов. Первый — первым и самым главным союзником, с которым у талибов* никогда не будут разорваны отношения — это «Аль-Каида»*. Их отделить друг от друга невозможно. Чтобы кто ни говорил и не обещал. Например, США, которые обещают «смотреть на талибов* спокойно, если они разорвут эти отношения». Этого не будет.

А «Аль-Каида»* в отличие от «Талибана»* — транснациональная структура. Это глобальная джихадистская организация, которая входят люди самых разных национальностей. Она базируется в том числе в Афганистане, Пакистане, и многих других странах.

И даже если «Талибан»* будет заявлять, что «лично им ничего в Центральной Азии не нужно» это не значит, что его джихадистское «зеркало» — «Аль-Каида»* не будет заниматься этим проектом. Этим уверениям верить нельзя. Потому, что нас, как они говорят «неверных» можно и нужно обманывать. Что они и делают.

Второй момент — иностранные боевики в рядах талибов*. При всех рассуждениях о том, что основной костяк боевиков «Талибана»* составляют афганцы или пуштуны из Пакистана — это только часть правды. По разным оценкам, от десяти до двенадцати тысяч боевиков — иностранцы. Это люди из Центральной Азии и России: узбеки, таджики, чеченцы, уйгуры, татары и так далее.

Даже если талибы* обещают подписать мир с США и не дать боевикам использовать территорию Афганистана для ведения джихада. Куда вы денете, возьмем минимальное количество — десять тысяч иностранных боевиков? Отстреляете?

У этих террористов есть два пути — отделиться от «Талибана»* и присоединиться к другой джихадистской организации, например к «ИГИЛ»*. А это, по-сути, небольшая армия, которая может доставить очень много неприятностей с учетом боевого опыта и возможностей. Либо уйти из Афганистана. Тогда вопрос — куда им идти?

В Пакистане их не ждут, в Иране и Китае тоже, если мы говорим о соседних с Афганистаном странах. Остается Центральная Азия — Таджикистан, Узбекистан, Туркмения.

При таком варианте десять тысяч боевиков «Талибана»* должны будут мигрировать. И я сомневаюсь, что они уйдут без оружия и сдадутся властям тех стран, откуда они пришли. Они же прекрасно понимают, чем это им грозит. Значит, путь один — они будут продолжать джихад — либо в Афганистане, либо за его пределами.

StanRadar.com: Какой вариант опаснее?

— Никакой. Опаснее то, что происходит сейчас. Мы рассуждаем о том, хочет «Талибан»* проникнуть за пределы Афганистана или не хочет. Но это не имеет никакого значения.

Важнее то, что талибы* в случае достижения мира с Вашингтоном, который они будут трактовать как свою безусловную победу и слабость США, посчитают, что их версия джихада оказалась успешна. Победоносна.

Они уже воспринимают готовность США вести переговоры как слабость и готовность капитулировать. Соответственно, если талибская форма джихада оказалась успешна, то она «должна стать моделью для подражания для всех джихадистов во всем мире». Для этого в каждой стране нужно создать свой «Талибан»*. Именно эту идею шейхи «Аль-Каиды»* продвигают последние полгода.

StanRadar.com: Подобный проект реален?

— Проблема в том, что для его реализации не нужно отправлять талибов* в другие страны. Достаточно наладить экспорт своей идеологии. Что они сейчас и делают, в том числе, и на русском языке.

Русскоязычная пропагандистская служба «Талибана»* активно работает уже несколько лет. С одной стороны — они пиарят «Аль-Каиду»* и их идеологию, с другой — «Талибан»* и различные формы ведения джихада.

Самое «модное» у них сейчас — это «истишхад», т. е. самоубийство. Идея использования в терактах «смертников» активно рекламируется среди русскоязычных мусульман России, Центральной Азии и СНГ.

То есть физически они не проникают в Россию или Центральную Азию. Они отправляют туда свои идеи и джихадистские ценности, на которые смотрит и которые впитывает радикально настроенная молодежь, видя, что именно «талибский джихад поставил США на колени», как они считают.

Поэтому талибам* нет нужды переходить границы государств. Это за них сделает интернет.

И поэтому «Талибан»* может оказаться такой же проблемой для региона в ближайшем будущем, какой сейчас кажется ИГИЛ*. И даже больше.

StanRadar.com: Что же опаснее сейчас ИГИЛ* или Талибан*?

— Строго говоря, не существует отдельной проблемы ИГИЛ* или Талибана*. В глобальном смысле — это одна проблема. Она называется — радикальный ислам. И сегодня он обретает новый легитимный статус — «победитель США».

StanRadar.com: Так они же конкурируют, может быть их рассорить?

— Пытались. Они конкурируют за «джихадистское мясо», за влияние на молодежь, доступы к ресурсам — ИГИЛ* и Талибан* в Афганистане делят наркорынок.

Проблема в том, что ИГИЛ* и Талибан* в Афганистане пользуются поддержкой межведомственной разведки Пакистана. Поэтому с одной стороны террористические группы конфликтуют между собой, а с другой — у них есть очень мощный оператор, который помогает обоим.

И, по-сути, разницы между ними нет. ИГИЛ* — это угроза для Центральной Азии и России сегодняшнего дня. А «Талибан»* и популяризируемая на его основе новая модель джихада — это отложенная угроза. Но она сработает.   

 

* террористическая организация, деятельность которой запрещена в России и Центральной Азии

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *