Возможно Таджикистан предложит Кыргызстану часть посёлка «Сомониён»

Жители села Сомониён: «Если отдадим наше село, Чоркух высохнет»

Мы отправились в село «Сомониён» на севере Таджикистана, часть которого, возможно, скоро передадут кыргызской стороне.

По неофициальной информации в рамках переговоров таджикско-кыргызской комиссии по вопросам делимитации и демаркации границ, Таджикистан предложит Кыргызстану часть посёлка «Сомониён». Слышали ли об этом сами сельчане?

Приграничное таджикское село «Сомониён», которое с советских времён называют посёлком «Майский», расположено в джамоате «Чоркух» города Исфара. Село заселяют и таджики и кыргызы. Оно то и дело становится местом возникновения конфликтов на почве территориальных споров.

Очередная встреча правительственных делегаций Таджикистана и Кыргызстана по делимитации и демаркации госграниц намечена на 14-15 февраля в Бишкеке.

Первые поселенцы-кыргызы

Около 26 километров из центра Исфары до Сомониёна проложены тропки вдоль сельскохозяйственных полей. Таксист Джурабек не спешит, пытаясь обогнуть ухабины и кочки. Он рассказывает, как кыргызы впервые появились на исфаринской земле.

 — Приграничные территории раньше были пустыми, наши заселялись туда с неохотой. По договоренности таджикских и кыргызских старейшин, для освоения пустых участков, было решено выделить земельные наделы семьям двух кыргызов — бывших заключенных.

На родине они были бы под постоянным осуждением, а на таджикской земле их никто не знал: живи себе спокойно. Это они — первые кыргызы, кто начал жить на наших землях. Их дети потом женились, семьи разрастались, дома застраивались.

По словам Джурабека, в советские времена люди жили мирной размеренной жизнью, могли спокойно передвигаться по двум сторонам соседних республик. А после распада Союза, отсутствие соглашений о делимитации границ привело к многочисленным конфликтам, появилась межэтническая вражда между жившими когда-то в мире соседями.

Треснутое лобовое стекло в машине таксиста – лишнее тому напоминание.

— В стекло попали камнем, когда произошло столкновение в Ворухе, — говорит Джурабек, предрекая вопрос. – Я попал тогда в самую гущу событий. В результате ссоры таджики и кыргызы начали бросать друг в друга камнями. Я не смог вовремя выехать с места столкновения, и камень влетел в стекло. Кыргызские пограничники сразу перекрыли дорогу, три дня я не мог выехать домой в Исфару. 

На вопрос, слышал ли он о том, что часть поселка Сомониён, возможно, передадут Кыргызстану, Джурабек покачал головой.

 — Я об этом ничего не знаю. Вот про то, что кыргызский Самаркандек хотят передать нам – слышал. Об этом многие говорят.

Вброд по реке

В посёлок «Майский» люди стали заселяться после 1975 года. Преобладающее большинство сельчан – переселенцы, ранее проживающие на окраинах Чоркуха и получившие земельные наделы, которые выделяла действующая тогда бригада №14 дехканского хозяйства.

В бывшем  тогда колхозе имени Калинина, а ныне действующем совхозе «Иттифок», также работали и кыргызы с соседнего приграничного аула Кок-Таш, где на тот момент насчитывалось около 20-25 семей.

Получив в «Майском» земельные участки, они постепенно обустраивались и обживались там. Так, поселок заселили два народа, в котором дома жителей соседних государств и по сей день, расположены в шахматном порядке.

По последним подсчетам местных жителей, здесь сейчас проживают 86 кыргызских и около 250 таджикских семей. Некоторые свои земельные участки, а это около 16 га, кыргызы поменяли, либо продали таджикским жителям и перебрались на кыргызскую территорию.

Семья Шариповых — Манзуриддин и Оиста живут в селе уже 30 лет. Супруги являются активистами, участвуют во всех мероприятиях и встречах с представителями власти, переживают и болеют за родное село. Во время последнего визита в Сомониён председателя Согдийской области, Шариповы были в числе присутствующих. Оиста тогда рассказала губернатору, с какими трудностями из-за территориальных споров приходится сталкиваться сельчанам.   

— Всё то время, что тут живём, у нас нет покоя, — тяжело вздыхает Оиста. – Во время конфликтов в ход идут камни, начинают стрелять из ружей. Мы не можем спокойно спать. Каждый раз после этого кыргызские пограничники перекрывают дорогу – единственную, которая ведёт к нашим домам.

Однажды, чтобы добраться до дома, ей пришлось переходить вброд речку с четырьмя маленькими детьми.  

— Детей я переносила по очереди на спине, — вспоминает женщина. – В полноводье речка глубокая, бурная, было очень страшно. Но это единственный способ, чтобы попасть домой.  Других путей у нас нет…

Также Оиста рассказала, что из-за последних столкновений, в больницу с сердечным приступом попали шесть местных женщин. Люди постоянно находятся в состоянии страха за своих родных. 

Школа-анклав

В селе Сомониён расположена единственная на весь поселок средняя школа №64. Одноэтажное здание с небольшой дворовой территорией, где растут плодовые деревья, больше похоже на сельский клуб. Школьная жизнь идет своим чередом: дети шумят на переменах, учителя собираются в учительской обсудить насущные проблемы.

— Сейчас в нашей школе мы готовим еду и печем лепешки для наших солдат, которые вынуждены находиться в поселке для реагирования в случае очередного конфликта, — говорит директор школы, вежливо предлагая пиалу горячего чая. – Не голодными же им ходить. Когда они рядом, нам спокойнее. Сейчас очень часто происходят стычки. Недавно одного нашего старшеклассника закидали камнями.

Во время территориальных конфликтов школа становится мини-анклавом. Перекрывается единственная дорога, которая ведёт к ней, и дети и учителя вынуждены идти к ней по руслу реки.

— Представляете состояние родителей, которые каждый день отправляют детей в школу? — говорит директор. – Никогда не знаешь, когда произойдёт очередной конфликт.

Останемся без воды

Как оказалось, сельчане совсем ничего не знают о возможном обмене поселками. Но если это произойдет, они бы хотели, чтобы учитывалось и их мнение. 

— О том, что село передадут Кыргызстану, мы не слышали, — говорит житель Чоркуха Абдуманон Вахобов, персональный пенсионер и заслуженный учитель.

В Сомониёне у него дачный дом, где он живёт в теплое время года.

– К нам несколько раз приезжал председатель Согдийской области, – говорит он. — Лично встречался с жителями и проводил беседы, спрашивал наше мнение. «Мы не отдадим даже сантиметра нашей земли», — сказал он в последний свой приезд всем нам. И это правильно, мы ему полностью доверяем. Если мы отдадим даже часть нашего села, воду у кыргызов мы будем покупать за деньги. Если комиссия подпишет такое решение, мы будем изо всех сил отстаивать наш поселок. Но мы верим нашему председателю. Он сказал «Не отдадим!» – значит так и будет.

Словно пытаясь найти подтверждение своим словам, пенсионер начал названивать другим жителям поселка, и уточнять, что знают они о передаче села. Но и другим об этом ничего не было известно.

В Сомониёне проходят два ирригационных канала с чистой питьевой водой. Жители уверены, что в случае обмена поселка, возникнет дефицит воды: кыргызы перекроют русло реки, и весь Чоркух с населением в 41 тысячу жителей «высохнет».

Промышленность в поселке отсутствует: на жизнь люди зарабатывают, трудясь на полях, в совхозе или своих сельхозугодьях. Если возникнут проблемы с подачей воды, кишлак постепенно опустеет.  

 — Мы не за себя переживаем, а за жителей Чоркуха, — говорит Манзуриддин Шарипов, муж Оисты.  – У нас, жителей Сомониёна, вода останется, а вот Чоркух других источников водоснабжения не имеет, если им перекроют воду, весь урожай и деревья высохнут, люди постепенно начнут покидать свои дома. Из-за наличия водных каналов наше село считается стратегическим, и его ни в коем случае нельзя отдавать.

Мост как рычаг давления

По соглашению о приграничном сотрудничестве, Таджикистан передал Кыргызстану на длительное использование (49 лет) несколько километров проезжей части в Исфаринском районе. Мост через реку Исфара, который построила кыргызская сторона, при конфликтах нередко используют в качестве оказания давления: его перекрывают, и от этого страдает мирное население.

— Всю жизнь мы называли эту реку Исфаринкой, а после передачи моста Кыргызстану, теперь тут установлена табличка с названием реки Ак Суу, — показывает вглядом на указатель таксист, приближаясь к мосту на обратном пути в Чоркух.

Выйдя из машины, пенсионер Абдуманон Вахобов показывает два канала, которые являются предметом межнационального раздора. По узкой протоптанной дорожке вверх по склону, которую проложили сами жители, можно попасть в поселок обходным путем в случае перекрытия моста.

В одном месте речку пересекает узкий деревянный незамысловатый мостик. Со стороны он выглядит не таким устойчивым и безопасным. Таксист отметил, что мост организовали местные власти.

Вопрос с определением границ не стоит откладывать

Жители двух республик живут в очень близком соседстве: на одной стороне неширокой улицы дом, где припаркована машина с таджикскими номерами, на противоположной – с кыргызскими. На обочинах то и дело можно увидеть 5-ти литровые бутыли с бензином и соляркой.

— Топливо у соседей в разы дешевле нашего, — отмечает таксист.

А вот самих соседей встретить на улице сложно. Во время конфликтных ситуаций они стараются не выходить на улицу без особой надобности.

— Десятки лет мы делили с соседями хлеб и соль. Почему нельзя жить дружно: дети с детьми, школа со школой, аксакалы с аксакалами? — спрашивает Абдуманон Вахобов. – Раньше так и было. А сейчас, к сожалению, все по-другому… 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *