Эдуард Полетаев: евразийская интеграция – каждодневный рабочий процесс

В рамках круглого стола «ЕАЭС в новом десятилетии», приуроченного к пресс-туру российских, белорусских и казахстанских журналистов в г. Нур-Султан, поговорили с политологом, президентом фонда «Мир Евразии» Э.Э. Полетаевым о его видении современного этапа евразийской интеграции.

Эдуард Эдуардович, около 4 лет назад в рамках заседания «Мира Евразии» обсуждался потенциал ЕАЭС в меняющихся политических реалиях. Тогда адаптации экономик стран ЕАЭС к новым условиям рынка (санкционное давление на Россию и его последствия) ещё не произошло. На Ваш взгляд, есть ли кардинальные перемены с тех пор?

Конечно, есть. В первую очередь, сама российская экономика оказалась к санкциям более устойчивой, чем многие ожидали, к тому же на фоне происходившего тогда падения цены на нефть. При этом Россия наполнила деньгами свой суверенный фонд, существенно выросли ее международные валютные резервы. Страна «повернула свой взгляд» в сторону Азии, увеличив товарооборот со странами восточного региона, и сегодня российские экспортеры продолжают находить новые рынки, растет импортозамещение.

Государства, сразу выступившие против санкций, получили свои выгоды. Оказалось, что сербский пршут вполне заменяет испанский хамон, а «белорусские креветки», пусть и выловленные в другом месте, но упакованные, там, где надо – не миф, а реальность. Казахстанские макаронные изделия из твердых сортов пшеницы, изготавливаемые на итальянском оборудовании, продаются дешевле и способны конкурировать на рынке с продукцией Аппенинского полуострова.

Тот же Европейский союз по отношению к ЕАЭС вначале настроен был скептически, теперь же пытается применять все более сбалансированный подход. Правда, ускорить развитие отношений между двумя союзами и наладить доброжелательное сотрудничество пока не получается – у евробюрократов из Брюсселя по этому поводу весьма политизированные взгляды.

Однако, например, Германия вполне лояльно относится к процессам интеграции на востоке от страны. На одной из недавних конференций один немецкий эксперт привел следующие цифры: «Пять с половиной тысяч компаний из Германии работают со странами ЕАЭС, 60% из них видят Союз как экономический проект будущего, а не мифическую «упрощенную версию СССР» (хотя и такое мнение высказывалось, но лишь однажды), 78 фирм активно выступают в его поддержку, лоббируя процессы сотрудничества».

В конце концов, санкции, используемые в так называемой «санкционной войне», относительно умеренны и не являются всеобъемлющими. Более того, этот инструмент давления, судя по некоторым примерам мировой практики, является неэффективным. Наоборот, часто, направленные санкции мобилизуют и сплачивают экономику, дают ей мощный толчок. Правда, так или иначе, они влияют на уровень и качество жизни простого населения, поэтому надо отменять подобный инструментарий.

Одна из дискуссионных тем экспертного клуба – торговые войны и барьеры в ЕАЭС. Почему отношения внутри Союза критики часто характеризуют, как конкурентные, а не взаимодополняемые?

ЕАЭС еще не полностью использует свой потенциал. Данное наднациональное объединение пока характеризуется «эффектом низкой базы», но если имеющиеся перспективы воплотятся во что-то более значимое, то ЕАЭС имеет все шансы укрепить свои позиции на международной арене.

После распада СССР, в период построения новых государственностей, существовало множество ограничителей для сближения экономик постсоветских стран. Да, и сейчас они есть. Не случайно в союзном дискурсе стала популярна такая формулировка происходящего, как «многоуровневая и разноскоростная» интеграция. То есть, по каким позициям удастся договориться – то и хорошо, а если нет – тогда подождем лучших времен.

И это все равно плодотворный вариант сотрудничества, тем более, что ЕАЭС пока – многорегиональный «организм». Да, его сегодняшние страны-участницы – республики бывшего СССР на пространстве Евразии, но само пространство огромно, на нем существуют экономики с самыми разными возможностями и уровнями влияния. И многие из них стремятся к диверсификации.

Однако, не надо забывать о процессах территориального или географического разделения труда, формирующихся на базе сочетания природных, социально-экономических и технологических факторов. Именно поэтому в некоторых странах ЕАЭС пока не удается наладить производство продукции высокого передела. Была такая организация – Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) – эдакое социалистическое экономическое интеграционное объединение, существовавшее более 40 лет и в значительный период своей деятельности имевшее определенные успехи.

В середине 1970-х годов организация выпускала более 30% мировой промышленной продукции, на нее приходилось порядка 15% мирового товарооборота. И всем было понятно, какая страна, на чем специализируется, и рынок сбыта имелся, как и кооперирование производств. Многие проекты были построены и введены в эксплуатацию совместными усилиями. Поэтому не стоит расталкивать друг друга. У СЭВ, несмотря на имеющиеся в его деятельности ошибки, есть чему поучиться.

К тому же основная конкуренция между странами ЕАЭС идет на сырьевых рынках, но на них действуют игроки серьезного уровня, которым в итоге все же удается договориться. Что же касается лоббирования интересов местных производителей, то оно существует во многих государствах. К тому же местные товары, что особенно касается продуктов питания, стоят дешевле. Я уверен, что торговых войн никаких на пространстве нет, есть барьеры и недопонимание. Но их вполне реально преодолеть, что в конечном счете и происходит. 

Прогнозируете ли Вы в ближайшее время изменение ситуации с торговыми барьерами внутри ЕАЭС?

 ЕАЭС существует немногим более пяти лет, еще есть время для отладки внутренних механизмов. Горизонт планирования пока определен до 2025 года. У нас вообще на постсоветском пространстве любят отмечать торжественно любую дату, кратную пяти. Насколько помню, раньше юбилеем называли торжество по поводу как минимум пятидесятилетия. Интеграция – процесс каждодневный и долгий, все время в него приходится вносить коррективы. Количество препятствий, барьеров и ограничений от каждой страны ЕАЭС примерно одинаковое.

Нужно делать то, о чем говорит Беларусь, которая сейчас председательствует в ЕАЭС и за снятие всех ограничений, изъятий, впрочем, как и Казахстан, который создал Министерство торговли и интеграции для более эффективного продвижения своих интересов. Уверен, что и новое правительство России приложит значимые усилия в формировании и реализации так называемых четырех рыночных свобод. Однако, эти барьеры все равно будут периодически появляться, это не критично на самом деле.

Бизнесмен, допустим, обнаружив в законодательстве той или иной страны препятствие, мешающее продвижению его товаров и услуг, может оставить свое обращение на специальном интернет-ресурсе Евразийской экономической комиссии. ЕЭК примет обращение в работу, а евразоскептики будут такие препятствия подсчитывать, а потом говорить о том, что вот, мол, не получается у этих интеграторов договориться. Но это не так, конечно же. Одни барьеры ликвидируются, появляются новые. Это просто нормальный рабочий процесс.
 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *