Последние дни обреченных. Как погибал Гитлер и его приспешники

Убежище для вождя

Последние дни существования Третьего рейха стали и последними днями для Адольфа Гитлера. Если многие соратники фюрера делали попытки достичь договорённостей с западными союзниками, то для Гитлера этот путь был совершенно нереалистичным. Человек, ставший символом самой страшной и кровопролитной войны в истории человечества, был обречён.

Последним убежищем нацистского вождя стал так называемый фюрербункер — комплекс укреплённых подземных помещений, расположенных под рейхсканцелярией в Берлине.

Под слоем, состоящим из 4 метров железобетона и 1 метра грунта, скрывался бункер площадью 250 квадратных метров.

В нём было тридцать комнат на двух уровнях, имеющих выходы в главное здание рейхсканцелярии и в расположенный рядом сад. Помимо спальни Гитлера и его рабочего кабинета, в бункере были помещения различного назначения, начиная от конференц-зала и заканчивая уборными. С 16 января 1945 года фюрербункер становится постоянным местом работы и жительства лидера Германии.

В период до 15 марта Гитлер периодически покидал бункер, но затем фактически превратился в затворника. Чем ближе подходили к Берлину советские войска и чем чаще бомбили Берлин, тем реже "нацист номер один" выходил на поверхность.

Праздник в Фюрербункере

Утром 20 апреля в фюрербункере собралась вся верхушка Третьего рейха, чтобы поздравить Гитлера с днём рождения. Присутствовали Геббельс, Гиммлер, Борман, Шпеер, Риббентроп, Геринг, некоторые чиновники и генералы. Нашлись берлинцы, которые даже в эти дни вывесили плакаты «Сражающийся Берлин поздравляет своего фюрера».

По свидетельству очевидцев, в этот день Гитлер выглядел несколько бодрее, чем раньше. Несмотря на это, у него дрожали руки, и он ничем не напоминал себя в пору расцвета.

После короткого приветствия фюрер начал обход. Он выслушивал поздравления от каждого, подавал для рукопожатия дрожащую ладонь, говорил несколько слов в ответ. Мероприятие походило скорее на прощание, нежели на торжество.

В этот же день Гитлер в последний раз вышел из бункера. В саду рейхсканцелярии он награждал членов «гитлерюгенда», отличившихся в боях с наступающими советскими войсками. Награждение снимали кинооператоры, и эти кадры стали последними, на которых запечатлён Гитлер. При этом видно, как правой рукой Гитлер держит левую — он делал это, чтобы не было заметно, как сильно трясётся левая рука.

Завершил последний день рождения Гитлера небольшой банкет с участием Евы Браун, прибывшей к Гитлеру 15 апреля, Мартина Бормана и нескольких приближённых. Гости пили шампанское и даже пробовали танцевать под мелодию «Кроваво-красные розы». Эта единственная пластинка крутилась на патефоне весь вечер.

«Делайте что хотите!»

В ночь на 21 апреля из Берлина началось бегство нацистских главарей, не собиравшихся разделять судьбу Гитлера. Город покинули Геринг, Гиммлер, Риббентроп, Дениц, Шпеер и многие другие.

Белой вороной на этом фоне выглядел Геббельс, которому Гитлер предложил перевести в фюрербункер жену и шестерых детей.

21 апреля утром верхушка уже разгромленного рейха проснулась от канонады — советские войска начали новый этап наступления. Гитлер приказал генералу войск СС Феликсу Штайнеру нанести контрудар по русским в районе южнее пригорода Берлина. Мысль об этом контрударе занимала его весь день, и он постоянно интересовался у подчинённых, как идут дела у Штайнера. Информации, однако, не было.

День 22 апреля историки, основываясь на свидетельствах очевидцев, называют критическим для Гитлера. Фюрер узнал, что группировка войск СС, на наступление которой он так надеялся и которая могла бы деблокировать Берлин, не только не будет атаковать, но и даже не может собраться в один кулак, еле обороняясь от советских войск. Узнав это, Гитлер сорвался. Свидетели утверждают, что более сильного припадка ярости у фюрера не случалось за всю жизнь.

«Делайте что хотите! У меня нет для вас никаких приказов», — заявил он и удалился в свой кабинет.

Никакие попытки приближённых приободрить его не действовали.

«Моя милая Герта! Мы будем бороться до последнего, но боюсь, наш конец все ближе и ближе. Не знаю, как это случилось, но я больше не верю в Бога. Я не могу рассказать тебе, как сильно я переживаю за фюрера. Я не понимаю, как мы могли все это допустить. Передавай привет всем моим друзьям. Я умираю так, как жила. Для меня это нетрудно. Ты знаешь»

Из письма Евы Браун к подруге 22 апреля 1945 года

23 апреля в бункер в последний раз приехал министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер. Он обратил внимание на разительную перемену, происшедшую среди сотрудников бункера: при появлении Гитлера никто из них не вставал по стойке смирно. Более того, в помещениях открыто стояли початые бутылки с алкоголем, было накурено. Сам Гитлер на это грубое нарушение дисциплины внимания уже не обращал.

Настроение Гитлера менялось стремительно. 23 апреля он приказал расстрелять за измену командира 56-го танкового корпуса генерала Гельмута Вейдлинга. Генерал, сохранивший самообладание, 24 апреля прибыл к фюреру и в ходе аудиенции сумел оправдаться. Он даже был назначен командующим обороной Берлина.

«Когда я увидел Гитлера 24 апреля (до этого я видел его в последний раз в прошлом году), я был поражен. Передо мною сидела развалина. Голова у него болталась, руки дрожали, голос был невнятный и дрожащий. С каждым днем его вид становился все хуже и хуже. 29 апреля я был совершенно потрясен его видом. При этом, а это был мой последний доклад ему, он мне показался просто фантазером. Я обратился к нему: „Мой фюрер, как солдат я должен сказать, что нет больше никакой возможности защищать Берлин и вас. Может быть, есть еще возможность для Вас выбраться отсюда…“

Он ответил: „Бесцельно выбираться, мои приказы ведь все равно никем не выполняются…“»

Из воспоминаний генерал Гельмута Вейдлинга

К 26 апреля Гитлер находился в состоянии, когда минуты прояснения сознания сменялись совершенной прострацией. В последние дни жизни он в невероятных количествах стал поглощать пирожные и шоколад. По словам очевидцев, страсть к сладостям у Гитлера приняла болезненный характер — в день он съедал три заполненные до краёв тарелки пирожных.

Шанс для побега

Передвигался он с большим трудом, приволакивая ногу. Прежняя почти болезненная аккуратность в одежде сменилась крайней неряшливостью. Гитлер поговорил с адъютантами — о собаках и их дрессировке, о еде и глупости окружающего мира. После этого он отправился в помещение, где содержались собаки, и долго играл со своей любимицей, овчаркой Блонди, и её пятью щенками. В тот же день у Гитлера была возможность покинуть Берлин на самолете, управляемом его фанатичной поклонницей Ханной Райч. Фюрер и на этот раз отказался.

В тот же день, 26 апреля, советская артиллерия начала обстрел здания рейхсканцелярии.

Последняя казнь

28 апреля на долю Гитлера выпали сразу два потрясения. Сначала ему стало известно о том, что итальянские партизаны казнили Бенито Муссолини вместе с любовницей Кларой Петаччи. Тела казнённых повесили вниз головой в Милане на фонарных столбах, и толпа осыпала трупы ударами, забрасывала камнями, оплёвывала. Неизвестно точно, знал ли Гитлер о надругательстве над трупом соратника, но мысль о том, что с ним произойдёт, и ранее не дававшая ему покоя, на сей раз привела Гитлера в полный ужас.

«С приходом русских в Берлин Гитлер боялся, что рейхсканцелярию обстреляют снарядами с усыпляющим газом, а потом выставят его напоказ в Москве, в клетке»

Из воспоминаний личного секретаря Гитлера Юнге Траудль

Вторым потрясением стала информация о том, что глава СС Гиммлер ведёт переговоры о сдаче американцам. Предательство «верного Генриха» окончательно сломало Гитлера.

28 апреля прервалась связь с генштабом. В бункере Гитлера не знали, что именно произошло на поверхности. Ответ был прост — генштаб захвачен частями 1-го Украинского фронта.

Свадьба и завещание

Время обитателей фюрербункера подходило к концу.

В ночь с 28 на 29 апреля Гитлер вступил в брак с Евой Браун. Любовница Гитлера мечтала об этом 12 лет, и фюрер исполнил её последнее желание.

Свидетелями на брачной церемонии фюрера были Геббельс и Борман. Новобрачные заявили о своём безупречном арийском происхождении и отсутствии наследственных болезней.

Церемонию проводил Вальтер Вагнер, один из чиновников рейха, вызванный из оборонявшейся недалеко от бункера Гитлера части фольксштурма.

Неофициальная часть брачной церемонии также была короткой: новобрачные и их гости, в основном близкие помощники, секретари, обслуживающий персонал и адъютанты (и кухарка, готовившая диетические блюда), собрались в личных покоях Гитлера на церемониальный фужер вина.

Покончив со свадебной церемонией, Гитлер занялся написанием политического завещания.

Первая его часть представляла собой обращение к потомкам, в котором подводились итоги жизни и деятельности.

«Это неправда, что я или кто-либо другой в Германии хотел войны в 1939 году… Люди, которых мы должны благодарить за всё это, — международное еврейство и его пособники», — писал Гитлер.

Верховную власть Гитлер передавал гросс-адмиралу Деницу, которого призывал продолжать войну всеми средствами.

«…Я не хочу попасть в руки врагов, которые для увеселения своих подстрекаемых масс нуждаются в инсценированном евреями зрелище. Поэтому я решил остаться в Берлине и здесь добровольно избрать себе смерть…»

Из политического завещания Адольфа Гитлера

«Это случилось»

Утром 30 апреля Гитлер и его новоявленная жена, успевшая подписать свадебные документы именем Ева Гитлер, прощались со своим ближайшим окружением, помощниками, слугами и охраной. Затем супруги написали несколько прощальных писем родным и знакомым.

В два часа дня состоялся последний обед Гитлера. Он был одет в чёрный костюм, светло-зелёную рубашку и строгие туфли. Его жена была одета в платье синего цвета в белый горошек, серые чулки и коричневые итальянские туфли. На руке фрау Гитлер были платиновые часы с бриллиантами и золотым браслетом. Правда, обедать с мужем она не стала, лишь довела его до столовой и сослалась на отсутствие аппетита. «Лидер нации», которого к тому моменту ненавидел уже почти весь мир, ел спагетти с соусом в компании двух своих секретарш и кухарки–вегетарианки, как и сам Гитлер. Быстро пообедав, он прошёл в кабинет, где и закрылся со своей женой.

В коридоре рядом с кабинетом находились Геббельс, Борман, несколько офицеров охраны, ожидавшие развития событий.

Через несколько минут раздался одиночный пистолетный выстрел. После некоторой паузы (присутствующие ожидали второго выстрела) в кабинет вошёл денщик Гитлера. Выйдя из кабинета, он обратился к Борману: «Это случилось».

Бездыханный Гитлер сидел с открытыми глазами на софе. На правом виске его зияла дыра размером с монету. Рядом лежал "вальтер". Здесь же находился труп Евы Браун — она сидела, поджав ноги.

Известно, что жена Гитлера скончалась, раскусив ампулу с ядом. Яд предварительно испытали на любимой овчарке Гитлера Блонди — животное умерло мгновенно. Щенков Блонди расстрелял один из офицеров охраны фюрера.

Относительно самого Гитлера полной ясности нет. По одной из версий, прежде чем пустить пулю в висок, фюрер также положил в рот ампулу с ядом.

Тела Гитлера и Евы Браун вынесли из бункера в сад рейхсканцелярии. Трупы положили в одну из воронок, облили бензином и подожгли.

«Едва я успел войти в наш коридор, как ко мне подбежал Рецлаф с криком: „Шефа жгут! Пошли, поднимемся, посмотрим!“. Я ответил, что об этом не может быть и речи. Так мы и простояли там, молча, не двигаясь, несколько минут. Думаю, мы были парализованы страхом. Мы знали, что Генрих Мюллер, глава гестапо, бродит где-то поблизости, на улице вокруг канцелярии… И Рецлаф, и я опасались, что, увидав нас рядом с телом Гитлера, Гестапо Мюллер, как его называли, пристрелит нас на месте»

Из воспоминаний Рохуса Миша, охранника Гитлера

Конец бункера

Вечером 1 мая Геббельс и его жена Магда приняли решение разделить участь Гитлера. Предварительно заботливые родители вызвали врача и приказали при помощи смертельных инъекций умертвить своих шестерых детей. Примерно в 20 часов 30 минут Геббельс с супругой поднялись в сад, и там дежурный эсэсовец прикончил их двумя выстрелами в затылок. На их тела вылили четыре канистры бензина и подожгли.

Большинство тех, кто оставался в фюрербункере до вечера 1 мая, разбежались кто куда в поисках спасения.

Останки пытавшегося сбежать Бормана были обнаружены в Берлине в 1972 году при прокладке дороги. Идентифицировать их удалось лишь 26 лет спустя — останки были кремированы, а прах развеян над нейтральными водами Балтийского моря.

После окончания войны здание рейхсканцелярии было снесено, входы в фюрербункер взорваны и засыпаны грунтом.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *