Биологическая бомба у кыргызских границ

Почему власти Кыргызстана и общественность равнодушно взирают на американскую военную лабораторию в Алматы?

Эпидемия коронавируса в очередной раз заставляет нас обратить внимание на весьма зловещий объект, расположенный всего в 200 километрах от Бишкека. Это биолаборатория в Алматы, построенная в 2016-м на американские деньги и работающая под контролем военных США.

То, что опасность, исходящая от этой лаборатории, не журналистская выдумка, показали недавние выступления представителей ведущих держав мира.

В МИД России обратили внимание на усиление американского биологического присутствия за пределами США, в частности, на территории бывших советских республик. Москва заявила, что не может игнорировать тот факт, что разработка возбудителей опасных заболеваний может вестись в непосредственной близости от российских границ.

Эту позицию полностью поддержал МИД Китая, отметивший, что общественность в республиках, где расположены американские лаборатории, настойчиво требует закрыть эти объекты.

Сегодняшний собеседник газеты «Дело №…» — Айнур КУРМАНОВ, сопредседатель Социалистического движения Казахстана. Он — один из тех казахстанских политиков, кто давно и активно борется за закрытие секретной биолаборатории в Алматы. Айнур Курманов на митинге.

Казахскую элиту держат в узде

— Вот уже Москва и Пекин открыто призывают закрыть американскую биолабораторию на территории Казахстана. Как считаете, пойдут ли власти вашей страны навстречу своим союзникам по ОДКБ и ШОС?

— Руководство Казахстана, судя по ответам нашего МИД, а затем президента Касым-Жомарта Токаева, и не собирается закрывать Центральную референс-лабораторию в Алматы (ЦРЛ) и приостанавливать работу казахстанских НИИ, работающих по программам американских военных учреждений и компаний. Чиновники пытаются представить дело так, что ЦРЛ и другие объекты — это казахстанские бюджетные организации.

 — А на самом деле?

— На самом деле Агентство Министерства обороны США по снижению угроз обороне вложило более 400 миллионов долларов в строительство в Алматы Центральной референс-лаборатории двойного назначения, на обеспечение её работы и всех других объектов, а также на проведение исследовательских работ, в том числе в нескольких казахстанских НИИ. Поэтому, думаю, в Москве и Пекине прекрасно понимают, что Акорда (резиденция президента Казахстана. — Прим. «Д№…») явно лукавит, выдавая подобные ответы. Не было удовлетворено и требование Сергея Лаврова, которое он озвучил на саммите министров иностранных дел стран ОДКБ в Алматы в июне 2018-го — о допуске в ЦРЛ российских наблюдателей. Новые призывы Москвы и Пекина провести инспекцию американской военной лаборатории и других объектов тоже остаётся без ответа. Думаю, представителей этих стран туда так и не допустят.

— Почему же власти Казахстана горой стоят за эту лабораторию? Рискуя при этом испортить отношения и с Москвой, и с Пекином…

— При поиске причин надо смотреть шире и учитывать экономические и политические аспекты сырьевой модели экономики, выстроенной в течение 30 лет в нашей стране. Это связано с местом Казахстана в международном разделении труда в качестве сырьевого придатка развитых стран. 70 процентов казахстанской нефти экспортируется в страны ЕС, а две трети сырьевой экономики контролируется западными и транснациональными корпорациями. То есть значительная часть казахстанских природных ресурсов, добываемых по кабальным контрактам, стране не принадлежит. Правительство обслуживает интересы американских консалтинговых компаний, большая часть капиталов правящей элиты Казахстана находится в США и странах ЕС, а также в офшорных зонах.

Там же, на Западе, живут и учатся дети, жёны, любовницы представителей нашей элиты. В этих же странах периодически накладывают аресты на активы казахстанcкого Национального фонда благосостояния по решениям судов в США, Великобритании и Швеции, что даёт возможность держать руководство Казахстана в тонусе, а точнее, в узде. То есть страна, по сути, оказалась под внешним управлением. Поэтому, получая установки из «вашингтонского обкома», Нур-Султан стремится не допустить более серьёзной экономической и политической интеграции в рамках ЕАЭС.

В феврале в Казахстан приезжал госсекретарь США Майк Помпео, который фактически ориентировал первого и второго наших президентов на противодействие «китайской экспансии» и призвал их вмешаться в судьбу десятков тысяч узников «школ перевоспитания» из числа этнических казахов.

Что примечательно, после отъезда Помпео произошёл кровавый погром дунганской общины в Кордайском районе Жамбылской области. По случайности, а может, и нет, в Кордае как раз расположены объекты НИИ проблем биологической безопасности, который обслуживает алматинскую лабораторию.

Если всё это учитывать, то логично спрогнозировать — казахстанская сторона и дальше под любыми предлогами будет оправдывать работу лаборатории и учреждений, которые её обслуживают. Так как эти объекты она рассматривает в качестве своеобразной гарантии своей независимости от Москвы и Пекина. Думаю, по этой же причине в своё время возник вопрос возможного размещения военных баз США на Каспии.

Испытательный полигон

— Кому и зачем нужны объекты Пентагона на казахстанской земле?

— В первую очередь, конечно, самим США как истинным владельцам лаборатории и других объектов. Нужны, с одной стороны, для сбора ДНК-данных и биологических материалов местного населения, природы и фауны, а также одомашненных животных. С другой — для модификации в лабораторных условиях штаммов возбудителей опасных заболеваний. Американские военные уже заполучили коллекцию штаммов особо опасных инфекций, которая с 1949-го хранилась в Казахском научном центре карантинных и зоонозных инфекций имени М. Айкимбаева. А это местные образцы чумы, геморрагических лихорадок, туляремии, клещевого энцефалита и других инфекций.

Казахстан — удобный полигон для проведения испытаний и опытов как над жителями, так и над сельскохозяйственными и дикими животными. Рядом — границы России, Китая, Кыргызстана и Узбекистана. И особо опасные заболевания в случае их сознательного или случайного распространения могут свободно достичь территории потенциальных и вероятных военных противников США. Надо учитывать, что Казахстан — член ЕАЭС, входит в ОДКБ, поэтому с товарными и людскими потоками эти инфекции способны быстрее попасть в ту же Россию.

Косвенным подтверждением того, что алматинская ЦРЛ работает в этом направлении, могут служить эпидемии менингита и кори, которые как раз совпали с началом работы лаборатории. Особенно это касается кори, так как в начале прошлого года в Казахстане появились наиболее токсичные штаммы этой инфекции, против которых не действовали прежние вакцины.

До этого подобные штаммы обнаруживали только на территории Украины. Там, как известно, находятся 16 таких же американских лабораторий. На территории Казахстана вспышки кори наблюдали в отдалённых аулах различных регионов, и в первую очередь в Алматинской области на границе с Кыргызстаном. Наш Минздрав поспешил сообщить, что это из-за мигрантов, приехавших из Незалежной. Но откуда в казахской глубинке в разных местах могли оказаться украинцы?

Выходит, что эту инфекцию распространили одновременно из одного центра в разных республиках бывшего СССР.

Всего у США сейчас на всех континентах имеется 1495 лабораторий третьей степени защиты. И они могут себе позволить конструировать и распространять любые эпидемии — корь наверняка была только репетицией. За ней мы получили пандемию СOVID-19. А если верить утечкам в СМИ, внутри алматинской ЦРЛ в течение последних трёх лет группа учёных США и Казахстана проводила исследования нового штамма вируса, переносчики которого — ЛЕТУЧИЕ МЫШИ. Поэтому не исключено, что в китайский Ухань эта инфекция попала из Алматы.

— Сколько всего американских биолабораторий в Казахстане?

— Официально — одна в лице ЦРЛ в Алматы. Но, по информации бывшего главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, существуют как минимум ПЯТЬ подобных объектов, формально приписанных к министерствам и ведомствам Казахстана. Все они зависимы как раз от американского бюджета. Доля Пентагона в их финансировании составляет больше половины.

— Что это за объекты, где они находятся?

— Речь, в частности, идёт о НИИ проблем биологической безопасности (бывший Научно-исследовательский сельскохозяйственный институт) на территории военного городка Гвардейского, что в посёлке Отар Жамбылской области. А также о лабораториях НЦООИ — казахстанского Национального центра особо опасных инфекций.

Американцы, по сведениям журналистов, также использовали для биологических исследований и офис Международного центра науки и технологии (МНТЦ) в Нур-Султане. Руководит этим центром Рональд Леман второй, бывший руководитель Агентства по контролю за вооружениями в Вашингтоне. А исполнительный директор центра Дэвид Клив совмещает этот пост с военной службой (профиль которой в официальной информации о нём не уточняется) в Великобритании. До этого он работал в странах третьего мира, на Украине.

Эти организации — якобы казахстанские государственные — участвовали и участвуют в американских исследовательских программах, а их деятельностью управляют из… посольства США в Нур-Султане.

Указания исходят из двух кабинетов. Первый — это отдел по сокращению угроз безопасности посольства, подчиняющийся напрямую Минобороны США. Его возглавляет подполковник Стивен Колдер, который периодически инспектирует казахстанский Национальный центр особо опасных инфекций по вопросам исследований, безопасности и финансового контроля.

Второй кабинет — отдел Центра контроля над заболеваниями по Центральноазиатскому региону при посольстве США. Его начальник — Дэниэль А. Сингер, коммандер медицинской службы ВВС США, что соответствует званию подполковника.

Эти факты опровергают утверждения МИД Казахстана, что алматинская ЦРЛ и другие объекты, построенные американскими военными, всецело управляются правительством нашей страны и финансируются из бюджета. Как выяснили журналисты, многие контракты на обслуживание лабораторий американскими военными компаниями заканчиваются только в 2023 году. И в планах американских военных — дальнейшее развитие сети объектов.

Протесты будут нарастать

 — Как относится к американским лабораториям общественность Казахстана? Или большинству людей всё равно?

— В 2016 году журналисты информагентства Kazakhstan Today провели опрос жителей Алматы, в ходе которого 95 процентов респондентов высказались резко против появления биолаборатории в самом густонаселённом казахстанском мегаполисе в сейсмоопасной зоне. Против строительства лаборатории выступил и бывший заместитель министра обороны Казахстана генерал Амирбек Тогусов. У меня было много публикаций на эту тему. В соцсетях люди достаточно бурно реагируют, но наши власти не обращают внимания на мнение своих сограждан.

Хотя, конечно, определённый страх перед общественным мнением чиновники испытывают. К примеру, бывший аким Алматы Ахметжан Есимов в том же 2016-м оправдывался перед журналистами, говоря, что совершенно не знал о планах строительства ЦРЛ и это решение принималось без его ведома на самом верху.

Думаю, что большинству казахстанцев вовсе не всё равно. И на фоне экологических катастроф, вызванных деятельностью транснациональных корпораций, недовольство будет только нарастать.

— Знают ли в Казахстане, что творится в этих лабораториях?

— Благодаря российским СМИ всё больше казахстанцев (в частности, алматинцев) узнаёт о реальной сути этих объектов, возведённых американцами именно для производства модифицированных опасных инфекций. Как видим, количество вспышек различных заболеваний, в том числе экзотических, в Казахстане не уменьшается, а только растёт. И это связано не только с деградацией системы здравоохранения, которую разрушают антисоциальные реформы…

Во время пандемии коронавируса опасения граждан по поводу работы ЦРЛ в Алматы только усилились — особенно на фоне взаимных обвинений США и Китая в создании COVID-19 в лабораторных условиях. Поэтому пребывание на нашей земле американских военных специалистов и биологических объектов, построенных на деньги Пентагона, — это уже серьёзная геополитическая проблема. Я её называю бактериологической бомбой США в Центральной Азии, которая уже начала действовать.

— Способна ли ваша общественность повлиять на закрытие лабораторий?

— Казахстанская общественность, считаю, может и должна поставить крест на этих исследованиях и закрыть алматинскую ЦРЛ вместе со всеми программами, финансируемыми Министерством обороны США! Для этого уже складываются благоприятные условия, связанные с постепенной политизацией всего казахстанского общества.

Граждане недовольны засекреченными контрактами по недропользованию с иностранными — в первую очередь с западными — компаниями, невыплатой народу природной ренты за 27 лет, за урон экологии, нанесённой корпорациями. В Казахстане растут протестные настроения, и правительству, как и новому президенту, придётся — хотят они того или нет — учитывать мнение и требования широких слоев общества.

Поэтому считаю вполне возможным и нужным инициирование и развёртывание широкого движения с целью закрытия ЦРЛ в Алматы и других военных и полувоенных объектов США и НАТО в Казахстане.

Нам не нужен бактериологический Чернобыль!

— Мы в Кыргызстане уверены, что эти биолаборатории представляют реальную угрозу нам, вашим ближайшим соседям…

— Кыргызстану, считаю, эти объекты несут прямую опасность. Во время эпидемии кори, о которой я говорил, инфекция быстро проникла на север вашей республики из Алматинской области. А если будет не репетиция, а наступит уже настоящий час «икс»? Алматинская ЦРЛ находится не так уж далеко от Бишкека. И в случае начала новых эпидемий граждане вашей страны пострадают в первую очередь.

Поэтому спасибо вашей газете, что предоставили трибуну. Братский народ тоже должен знать о той смертельной угрозе, что нависла и над Казахстаном, и над Кыргызстаном.

Вот только у МИД КР никаких вопросов о деятельности американских биолабораторий вблизи кыргызских границ почему-то никогда не возникало.

Что за этим кроется — неосведомлённость, равнодушие или боязнь осложнить отношения с властями соседнего Казахстана?

Либо с ещё более могущественным «партнёром» — Вашингтоном?

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *