Узбекистан. Положив на конституцию руку…

13 июля заместитель министра юстиции Узбекистана Музраф Икрамов, присвоив себе функции бездействующего Конституционного суда, заявил, что «карантин не нарушает прав и свобод граждан». По мнению ряда юристов, тем самым чиновник фактически признал ущербность конституции как документа высшей юридической силы по отношению к законам, указам, постановлениям и иным нормативным актам.

В толковании чиновника, штрафы за нарушение правил карантина, размеры которых в несколько раз превышают размеры средней заработной платы, инициированные неконституционным органом исполнительной власти, абсолютно конституционны. Конституционными в его понимании являются лишение сотен тысяч граждан права на труд без материальной компенсации государством доходов, а также права на свободу передвижения.

Справедливости ради стоит сказать, что в заявлении чиновника есть доля правды. Конституция Республики Узбекистан действительно содержит множество оговорок, исключающих гарантии государства в исполнении обязательств по обеспечению гражданских, политических и религиозных свобод. Скроенная по лекалам верного ленинца, она допускает ограничения свобод, «установленные законом», но не предусматривает их в части обеспечения государственного суверенитета, территориальной целостности и конституционного строя. Проще говоря, Основной Закон обеспечивает приоритет интересов государства над интересами личности. Государство – всё, личность – ничто. Вспомните еще недавно тиражируемое как высшее достижение человеческой мысли: «Только сильное государство может построить сильное общество».

Напомним, что в конце прошлой недели Узбекистан объявил о возврате к жестким карантинным мерам, направленным на стабилизацию эпидемиологической обстановки, в связи с ростом выявления больных коронавирусом. На въездах-выездах в крупные населенные пункты, включая столицу, вновь появились мобильные блокпосты, укомплектованные сотрудниками МВД и бойцами Национальной гвардии, вооруженными автоматами Калашникова, в бронежилетах и касках, с приданной им боевой техникой. На городских автомагистралях возродили бетонные заграждения, препятствующие движению транспорта и провоцирующие ДТП.

Население, не наблюдавшее подобного даже после серии террористических актов февраля 1999 года и позже, регулярно задается вопросом: по кому и при каких обстоятельствах бойцы могут открыть огонь, и зачем им бронежилет с каской, если по стране гуляет Covid, а не террористы?

Вопросами конституционности подобных мер обеспечения правопорядка люди не задаются. Привыкли за неполные тридцать лет.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *