Несостоявшаяся биолаборатория в Бишкеке. Чего избежал Кыргызстан?

В июне-июле Кыргызстан испытал сильную и трагическую по последствиям вспышку заболеваний. До сих пор среди людей упорно ходят слухи об искусственном характере распространения эпидемии, и даже указывается возможный источник – американская биолаборатория, расположенная в Казахстане. Так это или иначе, могут показать только серьёзные исследования. Однако аналитически руководство стран, в целях сохранения безопасности не только стран Центральной Азии, но и соседей, должно рассматривать все варианты развития ситуации.

В этом плане деятельность американских биолабораторий в странах СНГ давно обращает на себя внимание. Во-первых, вызывает законное недоумение общественности места, которые выбираются для размещения смертельно опасных помещений для исследований: это столицы стран, либо крупные города и деловые центры.

Список центров, а также исследовательских программ ранее был опубликован. Это консорциум взаимодействующих программ и центров, где наиболее известны программа уменьшения биологической угрозы (программа Нанна – Лугара), программа совместного участия (Cooperative Biological Engagement Program – CWEP).

Активно работала Ассоциация биологической безопасности Центральной Азии и Кавказа (АБЦФЛ), которая используется Вашингтоном для глобального отслеживания ситуации в биологических разработках ученых региона и мониторинга биологического потенциала стран СНГ и других структур. Среди партнеров — Институт медицинских исследований инфекционных болезней армии США (USAMRIID, Форт-Детрик), Агентство по сокращению военной угрозы (DTRA), являющееся подразделением Пентагона, и Фонд гражданских исследований и развития США, который занимается привлечения специалистов из противочумных учреждений СНГ.

К работам также привлечен контролируемый Госдепом США Международный научно-технического центр (МНТЦ), одним из руководителей является Эндрю Ч. Вебер, главный советник министра обороны США и специалист по работе на постсоветском пространстве. Именно он руководил удалением оружейного урана в Казахстане и Грузии.

В момент наибольших ожиданий от дружеских отношений в рамках бесконфликтного «нового мышления», Украина, Грузия, Азербайджан и Казахстан передали в США свои коллекции возбудителей опасных болезней в обмен на американскую помощь, проигнорировав тогда обеспокоенность Москвы. 

Предпринимались попытки присоединить к «биопартнерству» Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и Молдову. Например, в 2011 году только усилиями общественности в Бишкеке предотвратили попытку разместить биолабораторию в Ботаническом саду столицы. И до сих пор мозги, ориентированные исключительно на прибыль и абстрактный научный прогресс, сетуют об упущенной «выгоде» в $60 млн., которые могли получить от канадских исследователей.

Во-вторых, нельзя не обратить внимание на наличие тесной связи научных биолабораторий с армейскими центрами стран НАТО и военным руководством США. А это означает, что в скрытой биологической войне участвуют корпорации, объединенные в Альянс за биобезопасность: Bavarian Nordic, Cangene Corporation, DOR BioPharma, Inc., DynPort Vaccine Company LLC, Elusys Therapeutics, Inc., Emergent BioSolutions, Hematech, Inc., Human Genome Sciences, Inc., NanoViricides, Inc., Pfizer Inc., PharmAthene, Siga Technologies, Inc., Unither Virology LLC. Все они являются частью так называемой «Большой Аптеки» (Big Pharma), разветвлённой структуры, в которой переплелись интересы американских конгрессменов с интересами фармацевтической и военной промышленности США .

В-третьих, уже произошел широкий охват территорий стран СНГ, и бывших советских республик сетью лабораторий. Только Украина получила 12 таких центров .

 В Грузии открыт в пригороде Тбилиси Центр Лугара, куда имеют доступ только военные микробиологи США; по стране функционирует еще 4 центра, занимающиеся исследованиями различных переносчиков опасных, и смертельных в том числе, заболеваний. Грузинские микробиологи долгое время проходили стажировки на военных объектах США. Центр Лугара действовал под контролем американских военных до 2018 года, когда, в связи с многочисленными протестами Москвы, был наконец передан под контроль тбилисских властей.

С 1992 г. между Казахстаном и США действует соглашение по программе CWEP, развёрнуто сотрудничество РК с DTRA. В Алматы на базе Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций им. Магсута Айкимбаева в 2016 году  построена соответствующая лаборатория. Именно она вызвала дипломатическое противодействие Китая, а также демонстрацию обеспокоенности российских партнёров. Именно про эту лабораторию и её закрытие по настоянию соседей, говорят сейчас в Бишкеке. А ведь есть еще другие центры и лаборатории в Казахстане, Армении, Азербайджане, Таджикистане и Узбекистане, и не все они находятся под полным и ответственным контролем национальных правительств.

Уроки пандемии показывают, что весьма опасно полагаться на слова о дружбе и партнерстве, а также на концепции бесконфликтного «нового мышления», а фактически отказа от собственного мышления. Национальная безопасность стран органично включает в себя разделы биологической и фармакологической безопасности. И пренебрегать мерами контроля здесь нельзя, как и критериями различения научных и военно-технологических программ.

И хорошо бы помнить, что биологическое и токсинное оружие запрещено Конвенцией ООН «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении», одобренной 16 декабря 1971 г. Резолюцией 2826 (XXVI) на 2022-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН. В главе 8 Римского статута Международного уголовного суда определяются биологические эксперименты как военные преступления. Однако Соединенные Штаты не являются участниками международного договора и не могут быть привлечены к ответственности за военные преступления. 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *