Трудности перевода: детали и нюансы новых назначений Акорды. Часть1

Что стоит за назначением Келимбетова и Жумангарина?

Рокировки

Выделенные в качестве самостоятельных ведомств Агентства по защите и развитию конкуренции и стратегическому планированию и реформам 14 сентября получили новых руководителей — Серика Жумангарина и Кайрата Келимбетова.

Также сформирован состав Высшего совета по реформам. В него вошли:

  • президент Касым-Жомарт Токаев;
  • внештатный советник президента по вопросам экономического развития Сума Чакрабарти;
  • премьер-министр Аскар Мамин;
  • руководитель администрации президента Ерлан Кошанов;
  • председатель Национального банка Ерболат Досаев;
  • глава Агентства по стратегическому планированию и реформам Кайрат Келимбетов;
  • председатель Агентства по регулированию и развитию финансового рынка Мадина Абылкасымова;
  • помощник президента — секретарь Совета безопасности Асет Исекешев;
  • заместитель руководителя администрации президента Тимур Сулейменов;
  • председатель президиума НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев.

Как новые старые фамилии повлияют на экономический курс страны, спрогнозировал политолог Данияр Ашимбаев.

Смена правительства

— Начнем с правительства, которое за время пандемии умудрилось отхватить хорошую порцию критики от президента и общественности. Стоит ли ожидать смены кабмина? 

— Критика касается как всего правительства целиком, так и отдельных министерств. Но если точечно затронуть проблемы медстрахования, коммерционализации медицины и цифровизации образования, это системные сбои. То есть государство само в свое время минимизировало контроль и пошло в сторону максимальной коммерции.

Правительство сейчас действует по реформам, проведенным в 2007 году. Когда оно стало органом коллегиальным, а не распределительным. Любой вопрос решается коллективным голосованием. Функции по госзакупкам перешли в ведение недавно упраздненного института ответственных секретарей. То есть в 2007 году правительство как госорган скинуло с себя ответственность.

В 2015 году прошла большая передача полномочий от правительства к министерствам, от министерств к акиматам. И в таких объемах, что на местах его, по-моему, до сих пор толком не переварили. Потом отменили остатки каких-то обязательных показателей при исполнении государственных бюджетных программ. То есть исполнительная власть ответственность с себя сняла, а на себя ее никто так и не принял. Получается, что прежде чем требовать ужесточений, надо, во-первых, заново выработать стратегию и разработать систему контроля.

Правильный ли стратег?

— О чем и свидетельствует поручение президента создать отдельное Агентство по стратегическому планированию и реформам. 14 сентября его председателем назначен Кайрат Келимбетов, несколько лет руководивший МФЦА. Как вам эта кандидатура на новый пост?

— Кайрат Келимбетов достаточно сильный аппаратчик и своего рода политический тяжеловес. Для выстраивания новой структуры у него есть три ценных качества. Во-первых, он сильный экономист. Во-вторых, имеет свою команду. В-третьих, как мы уже видели, умеет довольно быстро выстраивать новые структуры. Достаточно вспомнить опыт создания при нем Министерства экономики и бюджетного планирования, фонда «Казына». Когда он пришел в администрацию президента и был ее главой в 2008 году, быстро полностью перестроил ее структуру.

То есть для создания такого важного нового агентства у Кайрата Нематовича есть все необходимые навыки. Что касается экономической части, конечно, можно критиковать предложенные им концепции. Но и в этой части у него есть два положительных качества. Во-первых, он не связан с банковским лобби. А это у нас в стране самая сложная категория — как бы ни было плохо, государство всегда помогает банкам. Во-вторых, он не связан с коррупционными скандалами. И какие бы обвинения в его адрес ни звучали, репутация у него достаточно чистая.

— А как же девальвации, которые он «проспал», будучи главой Национального банка?

— Я за процессом девальваций 2014 и 2015 годов наблюдал достаточно близко. И Кайрат Келимбетов был противником обеих. Поэтому могу сказать, что о первой в феврале 2014 года он действительно узнал по телефону.

Поскольку сторонники девальвации создали мощное лобби в столице, Келимбетов получил указание сверху, которое не смог оспорить. Вторую девальвацию в августе 2015 года активно лоббировало правительство при участии того же банковского лобби. Кайрат Нематович до последнего сопротивлялся. В итоге он очень хорошо обыграл правительство — дал свое согласие при условии, что о девальвации объявит лично премьер-министр Карим Масимов.

Брифинг после девальвации многие запомнили. Было видно, насколько премьер-министр недоволен. Решение было его, но он явно не хотел, чтобы оно с ним ассоциировалось.

После этого Кайрат Келимбетов ушел в отставку, был заменен более послушным Данияром Акишевым. И все эти годы он относительно тихо просидел на посту руководителя МФЦА. То есть за время политической карьеры не запятнал свою репутацию. А его политический вес и навыки — основное, что необходимо при создании нового ведомства.

Во всяком случае, его назначение минимизирует интересы банков второго уровня в нашей экономической системе. Вряд ли это будет принципиальный сдвиг. Но по крайней мере, какое-то противодействие банковскому лобби на уровне принятия решений будет организовано.

Высший совет по реформам

— Серик Жумангарин возглавил второе новое Агентство по защите и развитию конкуренции. Он имеет опыт работы в антимонопольном ведомстве. Но достаточный ли для руководства?

— О важности отдельного антимонопольного агентства со статусом министерства говорили давно. Так что решение верное. Новый председатель агентства Серик Жумангарин ранее руководил антимонопольным комитетом в составе миннацэкономики. А в последнее время работал министром по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии.

Кстати, должность министра ЕЭК часто становится трамплином, после нее в составе правительства появилось немало министров. Как под его руководством будет работать агентство в новом статусе, покажет время.

— 14 сентября утвержден состав Высшего совета по реформам. Снова видим старые фамилии. Что этот совет поменяет?

— Пока неясно, что вообще имеется в виду под Высшим советом по реформам. Его статус пока не определен, положение не принято. Но судя по обнародованному составу, ожидать чего-то радикального не стоит.

Надо понимать, что экономическая система у нас сложилась достаточно специфично. Нет людей, способных принципиально предложить другой, новый курс. А учитывая роль Казахстана в мировой экономике, провести новый курс в отдельно взятой стране достаточно сложно.

К тому же сложилось достаточно мощное лобби, что называется, конечных бенефициаров, противостоять которому существующими политическими инструментами невозможно. Есть понимание, что менять что-то нужно, но делать это придется выстраиванием сложной системы компромиссов.

Новых фигур не появилось, за исключением Сумы Чакрабарти, который был заместителем министра финансов Великобритании, а затем возглавлял Европейский банк реконструкции и развития. Не могу сказать, что он как-то прославился в этом качестве. Та же английская википедия отмечает, что он самый высокопоставленный индус на британской госслужбе. Казахстан любит привлекать иностранцев. Поэтому главное сейчас, чтобы он не ухудшил ситуацию.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *