Революционные изменения: президент Киргизии все-таки ушел в отставку

Третья революция в Киргизии все-таки состоялась. Еще пару дней назад казалось, что действующему президенту республики Сооронбаю Жеенбекову удалось перехватить у оппозиции инициативу и вернуть себе статус главного игрока на внутриполитической арене. При поддержке замглавы администрации президента России Дмитрия Козака была сформирована временная властная конструкция – главой государства оставался Жеенбеков, а премьер-министром становился представитель оппозиции – Садыр Жапаров. Этот формат должен был обеспечить стабильность в республике на время проведения досрочных выборов в парламент. Но всего через несколько часов после назначения Жапарова премьером Жеенбеков написал заявление об отставке.

Сразу же после подведения итогов прошедших 4 октября парламентских выборов казалось, что в Киргизии начался государственный переворот. Для республики это уже традиция – силовым путем власть менялась в 2005 и 2010 годах. Началось все с мирного митинга, на котором собрались недовольные исходом голосования граждане. Но очень быстро эта манифестация переросла в масштабные беспорядки, обернувшиеся захватом Белого дома – здания в центре Бишкека, где размещаются администрация президента и Жогорку Кенеш (парламент).

Полицейские довольно быстро пришли к выводу, что в условиях, когда непонятно, кто здесь власть, лучше самоустраниться с улиц. В итоге по стране прокатилась волна захватов и попыток захватов ключевых экономических активов: золоторудных предприятий, угольных разрезов и т.п. Из тюрем протестующими были освобождены наиболее яркие оппоненты действующей власти – бывший президент Алмазбек Атамбаев, его ближайшие соратники, молодой оппозиционер Садыр Жапаров.

Между тем президент Сооронбай Жеебеков практически сразу же после начала массовых протестов исчез из публичного пространства. Никто не понимал, где глава государства, что он намерен предпринять и готов ли сложить полномочия.

В таких условиях в Бишкеке развернулась настоящая борьба за власть между лидерами оппозиции. Едва ли не самым ярким из них стал оказавшийся на свободе благодаря протестующим молодой, амбициозный политик Садыр Жапаровов. Этот выходец из Иссык-Кульской области действовал в коалиции с известным представителем юга Киргизии Камычбеком Ташиевым. Группа Жапарова сделала самую громкую заявку на лидерство. 

Она сумела организовать заседание единственного оставшегося легитимного органа власти в Киргизии – парламента (полномочия этого состава действовали до 15 октября) и добилась назначения Жапарова и.о. премьер-министра. Правда, оппоненты и ряд юристов отмечают, что при этом были допущены серьезные нарушения, а на некоторых депутатов сторонники Жапарова оказывали давление.

Еще один полюс силы в стане оппозиции сформировался вокруг экс-президента Атамбаева. Выпущенный из СИЗО ГКНБ под давлением протестующих политик быстро организовал коалицию, включившую как его сторонников, так и оппонентов, таких как бывший премьер-министр республики Омурбек Бабанов.

Возник и ряд оппозиционных объединений помельче. Стоит отметить, что молодежь не просто активно участвует в нынешних протестах – ее лидеры, молодые политики, стараются заявить о себе на республиканском уровне.

Из-за конкуренции между оппозиционными центрами силы не удалось создать относительно стабильное временное правительство на период проведения новых парламентских выборов. Напротив, нарастающие противоречия и усиливавшаяся борьба за власть между разными оппозиционными движениями грозили окончательно ввергнуть Киргизию в хаос.

И тут оказалось, что оппозиция делит шкуру еще не убитого медведя. Неожиданно для всех на арене вновь оказался Жеенбеков, быстро давший понять, что по-прежнему считает себя президентом и сдаваться не намерен. При этом Жеенбеков сделал ставку на военных, которые обычно не играют заметной роли в киргизской внутренней политике, но при этом пользуются большим доверием общества, чем другие силовые ведомства – МВД и ГКНБ. Его расчет оказался верным. Заручившись поддержкой армии, Жеенбеков ввел режим чрезвычайного положения в Бишкеке и прекратил попытки захвата экономических объектов и правительственных зданий.

Действующий президент достаточно гибко подошел к выстраиванию отношений с протестующими, понимая, что не сможет силой усмирить их всех. Кого-то, как, например, своего давнего и принципиального соперника Алмазбека Атамбаева, Жеенбеков арестовал, предъявив новые обвинения. С другими, например, с Садыром Жапаровым, действующий президент заключил джентльменское соглашение о выдвижении его кандидатом на пост премьер-министра на период организации новых парламентских выборов. 14 октября кандидатура политика была поддержана большинством депутатов действующего парламента.

Но гибкость и готовность к компромиссам не помогли Жеенбекову сохранить свой пост. Под давлением оппозиции 15 октября он подписал заявление о сложении президентских полномочий. Таким образом он открыл дорогу во власть амбициозным оппозиционерам. Решение Жеенбекова по сути стало признанием того, что очередной, третий по счету властный переворот в республике завершен.

Что будет дальше? Вопрос совершенно не праздный для Киргизии, которая находится в достаточно сложной социально-экономической и эпидемиологической ситуации. В идеале власти в сжатые сроки должны организовать парламентские выборы и обеспечить максимально прозрачную процедуру голосования, чтобы гарантировать легитимность новому составу Жогорку Кенеша.

После этого нужно незамедлительно решать вопросы формирования бюджета на 2021 год (государственный бюджет до сих пор не сверстан), решить вопрос внешней экономической помощи, а конкретно – договориться с Москвой, которая приостановила финансовую поддержку республики до окончательной стабилизации ситуации. Важно попытаться реструктурировать долги перед Китаем, так как после окончания льготного периода Бишкеку в следующем году предстоят рекордные внешние выплаты. Хотелось бы верить, что у новой властной команды есть понимание важности проблем, стоящих перед республикой.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *