Партийный расклад перед выборами в мажилис Казахстана

Вслед за выборами в сенат Казахстан готовится к новой избирательной кампании, на этот раз в нижнюю палату парламента – мажилис. И хотя главный итог выборов предсказуем, этот плебисцит, несомненно, будет более интересным, оживленным и комментируемым.   

Хотя официально старт избирательной кампании еще не дан, признаки её скорого начала видны невооруженным глазом. Оживились и набрались принципиальности депутаты парламента, внезапно озаботившиеся проблемами граждан, ростом безработицы и социального расслоения и вопросами поддержки подкошенного карантином малого и среднего бизнеса. 

Кроме того, близятся сроки проведения выборов в мажилис – последние состоялись в марте 2016 года и, согласно казахстанскому законодательству, следующие должны состояться в январе 2021 года. Если, конечно, не будет принято решение проводить внеочередную избирательную кампанию. 

На манеже – те же

Активизировались политические партии: провластный «Нур отан» сделал попытку кадрового обновления через праймериз, взбодрились парламентские Коммунистическая народная партия Казахстана и демократическая партия «Ак жол». Сделали попытку объединения, впрочем, бесплодную, вечно спящие аутсайдеры политического поля – «Ауыл» и «Бирлик». Оппозиционная Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), год назад сменившая первого руководителя и осуществившая ребрендинг, примерно в тот же момент заявила о своем намерении участвовать в парламентских выборах, но пока пребывает в анабиозе, ограничиваясь дежурными заявлениями от пресс-службы.

Предпринимаются попытки создания новых партийных субъектов политического пространства, начавшиеся с момента передачи власти Касым-Жомарту Токаеву. По официальной информации, в министерстве юстиции находятся семь заявок на регистрацию политических партий, но в силу их несоответствия законодательно установленным критериям ни одна из них на сегодняшний день не зарегистрирована. Можно предположить, что в числе незарегистрированных партий числятся партийный проект «Жусан», принадлежащий оппоненту власти Айдосу Садыкову, экологические партии «Табигат» Мэлса Елеусизова и «Жасыл әлем» Олжаса Сулейменова, Демократическая партия Казахстана оппозиционеров Жанболата Мамая, Тулегена Жукеева и Сергея Дуванова и другие партийные проекты.

Но наиболее интересным представляется проект по созданию политической партии «Адал». Его появление было тайным и загадочным. На днях в сети на несколько часов появился сайт adalpartiyasy.kz, затем бесследно исчезнувший. Причем «бесследно» – вовсе не преувеличение, поскольку его следов не сохранилось даже в кэше Google. Но еще более интересным выглядит список функционеров партии. В него вошли люди, которых при всем желании нельзя назвать единомышленниками. Впрочем, позже выяснилось, что предложений вступить в новую партию они не получали.

В кулуарах поговаривают, что новая партия создаётся под крылом Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» – структуры, объединяющей большое число владельцев бизнеса и возглавляемой Тимуром Кулибаевым – тестем Елбасы Нурсултана Назарбаева. Учитывая статус «Атамекена», его развитую организационную структуру, включающую представительства палаты в регионах, а также его кадровые и финансовые ресурсы, статус партии она могла бы получить довольно легко. Тем более загадочной видится история с внезапным появлением и исчезновением партийного сайта. 

Однако, несмотря не определенное оживление партийно-политического пространства и снижение законодательного барьера для регистрации партий, Казахстан подходит к выборам в парламент с той же «партийной колодой».  

Коронавирус как «чёрный лебедь»

Социальный фон для предстоящих выборов никак нельзя назвать благоприятным. И для этого есть несколько причин.

События, происходящие сегодня в странах ЕАЭС – Беларуси и Киргизии, вносят напряжение в предстоящую предвыборную кампанию, тем более что небольшая, но активная и «громкая» часть завсегдатаев социальных сетей выражают происходящим в этих странах событиям если не поддержку, то одобрение. Можно предположить, что власти это несколько нервирует. Они, вероятно, понимают, что главной их задачей становится обеспечить честные и конкурентные выборы. Но затертость «партийной колоды», результаты праймериз, а также «дуболомство» бюрократии на местах, стремящейся «нарисовать» «Нур отану» максимальные показатели, несут серьезные риски для действующей власти. Обвинения в профессиональной нечистоплотности избирательных комиссий и сомнения в результатах выборов могут спровоцировать рост недовольства.   

Подобный расклад тем более вероятен, что карантин, вызванный пандемией COVID-19, серьезно ударил по социально-экономической сфере.

По мнению экономиста Сергея Домнина, серьезно просела сфера услуг, в частности торговля и транспорт. «Это было связано в первую очередь с введением карантинных ограничений, – отмечает эксперт. – Позже картина будет еще более печальная. Происходит замедление промышленного производства… Но сейчас во всех промышленных секторах РК происходит замедление. Горнодобывающая промышленность уже ушла в минус по итогам июля 2020 года. И обрабатывающая также стремится в минус. По всему Евразийскому экономическому союзу взаимная торговля пока просела примерно на 16%. Глядя на товарную структуру, видно, что в первую очередь просела не регулируемая союзом торговля минеральными продуктами – нефтью, нефтепродуктами, газом и электроэнергией».

Высокими темпами растет безработица. По данным департамента статистики ЕАЭС, по итогам августа в Казахстане уровень безработицы за год вырос на 24,7%.  

Всё это создает не самые благоприятные условия для победы провластного партийного пула.

Главная интрига – будет ли реализован проект «Косанов 2»?

Если выборы состоятся в предусмотренные законом сроки, то официальное объявление прозвучит в ближайшее время. Вероятность каких-либо сенсаций минимальна. Скорее всего, в мажилис пройдут те же самые партии, которые представлены в нем сейчас. Может быть, незначительно поменяется соотношение депутатов от них, но на общую картину это влияния не окажет.  

Вместе с тем прошедшие президентские выборы со всей очевидностью продемонстрировали запрос на мнение, альтернативное властному. И тут возможно повторение варианта, когда уставший и разочарованный электорат проголосует против провластных партий, отдав свои голоса оппозиционной ОСДП. Политологи назвали это проектом «Косанов-2» по фамилии кандидата в президенты Амиржана Косанова, неожиданно для себя получившего второе место в ходе президентских выборов.

Тем более что лидер ОСДП Асхат Рахимжанов пригласил всех критически настроенных по отношению к власти кандидатов войти в их партийный список. По большому счету это, конечно, будет не осознанное голосование, а политическая технология. Что-то похожее предлагал россиянам Алексей Навальный, назвав это «умным голосованием». Это вносит некую интригу.

Еще одна интересная деталь. Буквально на днях министр здравоохранения Казахстана заявил о прогнозных оценках распространения COVID-19, при этом не исключив очередного ужесточения карантинных мер вплоть до закрытия городов. По мнению Минздрава, усиление карантина возможно в декабре-январе. Одновременно с этим в общественный дискурс вбрасываются идеи о возможности проведения выборов в электронном формате. Думается, что в ближайшее время этот вопрос начнет активно обсуждаться. 

Поэтому, даже несмотря на предсказуемость результатов, предстоящая электоральная кампания обещает быть интересной. 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *