Узбекистан. «Этот документ вообще не нужен, нужно другое» — о теневой экономике на примерах

Нужно поменять парадигму взаимоотношений государства и бизнеса в корне, считает предпринимательница.

Как ранее писал Spot, Министерство финансов вынесло на обсуждение проект указа президента «О мерах по кардинальному сокращению теневой экономики».

В нем говорится, что в экономике, особенно в сферах торговли и общественного питания, автотранспортных перевозок, строительства и ремонта жилья, оказания услуг по проживанию, сохраняется высокий уровень теневой экономики, что ущемляет экономические интересы добросовестных предпринимателей и создает для них неравные условия для ведения бизнеса.

«В теневой экономике участвуют 99,9% отраслей экономики Узбекистана — то есть все. В тени находится свыше 70% бизнеса страны, не только в сферах торговли и общественного питания, автотранспортных перевозок, строительства и ремонта жилья, оказания услуг по проживанию, как указано в проекте, а практически 100% отраслей экономики», — считает основательница мебельной компании и руководительница кафе паназиатской кухни Kimchi Plate Марина Тен.

Для того, чтобы вывести бизнес из тени, нужно поменять парадигму взаимоотношений государства и бизнеса в корне. Взаимоотношения должны строится по принципу «взрослый — взрослый», а не как сейчас «взрослый — ребенок», считает она.

«У нас очень много процедурных взаимоотношений — пример, инкассация и остатки денежных средств в кассе, тот же кассовый план. Зачем нужна инкассация? Самое важное — это сколько бизнес получил доход, государство должно знать сколько. И всё. Зачем нужны остатки в кассах, кассовые книги? Как бизнес может выйти из тени, если более 50% сырья и материалов в страну завезено либо в „серую“ либо в „левую“?», — задается вопросом предпринимательница.

В качестве примера она привела болт. Например, если он завозной, то наверняка по документам ввезен в Узбекистан как шуруп, потому что на шуруп таможенная базовая ставка ниже, и по документам в стране нет болтов, есть только шурупы.

«Что делает производитель мебели? Он либо идёт на подлог и по договору покупает шуруп, либо продает часть мебели за наличные, чтобы купить партию болтов», — отмечает Марина Тен.

Она считает, что такая ситуация в Узбекистане во всех отраслях экономики:

  • у стоматолога — 100% материалов импорт, который они покупают за наличные;
  • у ресторатора — авокадо, сыр, рыба, фритюрное масло, которое они покупают за наличные;
  • у строителя — кафель, клей, обои;
  • у частной клиники — медикаменты;
  • у полиграфиста — краски импортные;
  • у обувщика — подошва;
  • у портных — фурнитура;
  • у производителя электротоваров — всё импортное.

«Как вы думаете, почему в Узбекистане плохо или вообще не развивается интернет-торговля, которая в принципе сокращает издержки (затраты) бизнеса? В Узбекистане невозможно через интернет найти сырьё и материалы. Да потому что все боятся показывать цену товара, потому что в документах этот товар стоит „3 копейки“, а в реалии он стоит 3 доллара», — написала предпринимательница.

Чтобы найти товар по нормальной цене, нужно ехать на Урикзар или на какой-нибудь рынок, продолжает она.

«Кстати, попробуйте купить авокадо официально. Не купите — только за наличные, знаете почему? Потому что, скорее всего, авокадо завозят в Узбекистан по документам как бананы, потому что на бананы самая маленькая таможенная базовая ставка», — приводит в пример Марина Тен.

Как же бизнесы будут сокращать свои издержки, если любое сырьё можно купить только за наличные и только если ты сам лично должен ехать на базар, задается вопросом предпринимательница.

«И как бы надо понимать, что обеление экономики в период, когда нет экономического роста страны, приводит к дополнительным изъятиям денежных средств у слабых бизнесов в пользу государства, что в конечном итоге опять же влияет на зарплаты работников и как следствие снижению потребительского спроса», — считает она.

Весь проект указа опять написан только для усиления налогового администрирования, во имя собираемости налогов, который ударит только по малому бизнесу и населению, то есть, во имя собираемости налогов опять закроются тысячи малых предприятий, считает Марина Тен.

Так что же нужно сделать

По ее мнению:

  • этот документ вообще не нужен, нужно в первую очередь поменять множество других документов — нужны новые законы, нужны глобальные реформы что в документах, что в мозгах;
  • искоренить коррупцию — ведь в рейтинге по уровню восприятия коррупции страна находится на 157 месте из 180, хуже только 23 страны типа Камбоджа или Северная Корея;
  • внедрить IT-платформу для увеличения собираемости от таможенных платежей, вывода из тени внешнеторгового оборота Узбекистана, исключение коррупции при импорте и экспорте товаров;
  • убрать инкассацию;
  • ввести дифференцированный НДС;
  • убрать все акты, регламентирующие работу бизнесов.

Бизнес должен работать по принципу «все разрешено, что не запрещено», подытоживает предпринимательница.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *