Узбекистан. О новом суверенном займе страны

19 ноября 2020 года, на своей странице в Twitter министр финансов Республики Узбекистан Тимур Ишметов сообщил об успешном размещении на Лондонской фондовой бирже суверенных облигаций Узбекистана, номинированных одновременно в долларах США и национальной валюте Узбекистана (!). Учитывая текущие обстоятельства в мировых финансах, можно сказать, что это огромный успех финансовых институтов Узбекистана.

Что положительного?

Прежде всего, сам факт выхода страны на международный рынок капитала с предложением ценных бумаг в виде суверенных облигаций два раза в течение одного года может трактоваться как некий «звоночек», что в экономике Узбекистана не все так гладко как хотелось бы. Несмотря на это Минфин рискнул и оказался прав. Какие были риски?

  • Ситуация возникшая в связи с пандемией Covid-19 еще не стабилизировалась. Никто не знает как долго будет продолжаться пандемия и к каким социальным, экономическим и иным последствиям она приведет;
  • Во многих странах наблюдается экономический спад и, как следствие, ухудшение экономических показателей и прогнозов их улучшения;
  • В пространстве стран СНГ, куда Узбекистан входит, только что закончилась кровопролитная война между Арменией и Азербайджаном, рискующая выйти за рамки отношений двух стран;
  • Результаты выборов в Америке еще официально не подтверждены, следовательно вероятность нестабильности в США пока существует, что несомненно, повлияет на «аппетиты» всех инвесторов;
  • Дефицит государственного бюджета в Узбекистане растет и пока нет четкого плана по преодолению падения доходов бюджета;
  • Следующий год – год выборов президента страны и для выполнения социальных обязательств, предложения народу неких альтернатив развития, на что требуются огромные средства.

Несмотря на все эти серьезные риски андеррайтеры и консультанты выбрали наиболее удачный момент для выхода на международный рынок капитала и предложения рынку нечто оригинального, сулящего одновременно больший риск и большую доходность – облигации, номинированные в национальной валюте.

В чем заключалась выгодность момента?

Прежде всего, инвесторы устали от плохих вестей и очень хотят услышать хоть какую-то положительную новость. В нашем случае это факт, что по итогам года Узбекистан может добиться положительного роста ВВП и относительно своих соседей неплохо справляется спандемией (не берусь судить насколько это справедливо), поскольку не допустил закрытия экономики в третий раз.

Во-вторых, буквально пару недель инвесторы будут думать о подведении итогов года, займутся закрытием своих «коротких позиций» и им будет не до новых активов. Именно сейчас у них некоторые небольшие прибыли по итогам года, и они хотели бы инвестировать их с большей доходностью, даже при большом риске. В настоящее время трудно назвать какой-либо актив менее рискованным при любом исходе.

В-третьих, Узбекистан «не дал о себе забыть», инициируя несколько других заимствований на рынке капитала. Все мы помним займы Промстройбанка, Ипотека банка, заявленные заимствования Узавтоморс, Enter Engineering, Узбекнефтегаза… Инвесторы не любят «unknown and strange animals» (неизвестные и странные существа). Они любят тех, кто постоянно обращает на себя их внимание.

В-четвертых, вероятность победы демократов в США стала гораздо более ясной перспективой, и все строят свои планы на 2021-2025 годы исходя из этой перспективы. Да и война в Карабахе практически завершилась, дав миру четкий сигнал о том, что баланс сил в этом регионе пока не будет нарушен.

В-пятых, хоть Узбекистан второй раз за год выходит на международный рынок капитала, чтобы занять объем золотовалютных резервов страны, темпы роста добычи золота и его продажи вкупе с высокой ценой на золото, решимость Узбекистана в деле таргетирования инфляции (насколько это политика верна сейчас, — об этом позже), поддержания обменного курса собственной валюты, регулирования экспорта и импорта производят приятное впечатление на инвесторов.

И, что обнадеживает, совокупность всех этих факторов привела к росту симпатии инвесторов к экономической политике властей Узбекистана и цены размещения оказались ниже уровня таргета: 3,70% годовых — по долларам США и 14,50% годовых по сумовым купонам. Последнее — практически на уровне местных ставок заимствования.

Что настораживает?

Мы не раз говорили, что политика заимствования без четких ориентиров и целей на что эти деньги будут потрачены, а также без получения мандата общества, общественного согласия на условия заимствования, не будут способствовать повышению доверия населения к власти. Последнее во многом и является основной причиной ожидаемого серьезного роста дефицита бюджета, поскольку отказ от материальной поддержки населения и предпринимателей в периоды двух карантинов не мог пройти мимо логики поведения бизнеса.

С большой вероятностью можно предполагать, что деньги будут потрачены на покрытие дефицита бюджета, чтобы в будущем году не пришлось пойти на сокращение социальных программ.

Второе, что кажется недальновидным — Министерство финансов вместо пересмотра бюджетных приоритетов, ориентирования всех субъектов бюджета на существенную экономию затрат, особенно на запрет приобретения не самых нужных активов, строительства различных зданий и сооружений не первой важности, дает рынку некий сигнал, что можно «жить как прежде» за счет долгов. Общество до сих пор не получило сведений о реальной консолидации в бюджете всех 23 внебюджетных фондов. Почему Минфин до сих пор не опубликовал детальные источники формирования и направления использования средств внебюджетных фондов, находящихся в ведении различных государственных органов (ГК «Узавтойул», СГБ, Генпрокуратура, МВД, ГНК, ГТК и т.д.).

Возникает несколько вопросов, не ответив на которые сложно прогнозировать стабильное развитие: в чем заключается суть консолидации средств этих внебюджетных фондов в государственном бюджете? Почему население не информируют сколько штрафов получено за нарушение ПДД и куда эти деньги делись? Сколько денег попало в ГК «Узавтойул» и на что они были использованы?

Другими словами, попытка жить не по средствам может стать ложкой дёгтя, которая может испортить ту бочку мёда, которую хочет добыть Минфин, разместив свои ценные бумаги.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *