Конкуренция за лидерство в Центральной Азии

Борьба за лидерство

Казахстан уже не первое десятилетие считается безусловным экономическим лидером в Центрально-Азиатском регионе, макроэкономические показатели также подтверждают это. Так например, ВВП Казахстана по-прежнему больше ВВП всех остальных четырех стран Центральной Азии вместе взятых, и составляет 181 миллиард долларов (данные 2019 года). Даже слова Елбасы о том, что ВВП одного лишь только Алматы в целых 5 раз больше чем у всего Кыргызстана, правда, но с оговорками о том, что значительное число крупных компаний страны зарегистрировано в Алматы, из-за чего сравнение не самое корректное.

В целом же, экономическое превосходство страны в регионе сложно поставить под сомнение, однако, как не бывает ничего вечного под луной, так и нет в мировой политике. Тем более, что темпы роста РК все же оставляют желать лучшего. Соответственно, стоит задаться вопросом, а какое будущее ждет Центрально-Азиатский регион, и кто же может занять место Казахстана в качестве экономического лидера?

Когда речь идет о возможных экономических перспективах, в первую очередь важен вектор развития и уровень потенциала. Наиболее успешный вектор развития сейчас демонстрирует Узбекистан. Экономический прирост этой страны уже не первый год превышает 5%, что выше ежегодного прироста Казахстана. Столь быстрый рост национальной экономики многие связывают с удачными реформами по либерализации рынка, начатые новым президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым в 2017 году.

Меры принятые правительством Узбекистана позволили привести к потеплению инвестиционного климата, и повысили заинтересованность иностранных государств. А интересоваться действительно есть чем, ведь растущая густонаселенная страна прежде всего может являться неплохим рынком сбыта, а дешевая рабочая сила обеспечивает желание инвестировать и вкладывать средства в производства. Не менее масштабы и сами планы Узбекского правительства, планирующего уже к 2025 году, увеличить ВВП страны почти в два раза, и довести его таким образом до 100 миллиардов долларов.

Напоминаем, что нынешний размер валового внутреннего продукта Узбекистана составляет приблизительно 58 миллиардов долларов. Для сравнения, ВВП Казахстана на 2019 год, составил около 181 миллиарда долларов, а показатели роста, после кризиса 2015-2016 годов, вновь приблизились к привычным 4%, начав снова снижаться уже с началом пандемии COVID-19.

Узбекистан также уверенно стремиться развивать свой логистический потенциал, помимо того, что страна является важной составляющей масштабного проекта Китая «Один пояс-один путь», в связи с чем получает многочисленные займы, она также стремиться довести свое железнодорожное сообщение до морских портовых зон. А для увеличения энергетических мощностей страны, власти республики готовятся к 2028 году завершить строительство АЭС в Джизакской области, строительство которой ведется при поддержке Росатома. В этом вопросе Узбекистан уже опередил Казахстан, где строительство АЭС все еще является объектом для многочисленных дискуссий.

И все же, несмотря на огромный потенциал Узбекской экономики, в стране остается ряд сложных нерешенных проблем. Человеческий капитал республики все еще остается на очень низком уровне, уровень инфляции также высок, и является одним из самых больших в ЦА. Страна также сталкивается с ворохом этнических проблем, будучи неоднородной по своему национальному составу. Не все так просто и с административным управлением страной, ввиду географической замкнутости Ферганской долины-главного экономического и социально-культурного региона, от территории всего остального государства.

Но что можно сказать относительно других стран Центральной Азии? К сожалению, видимого потенциала для составления серьезной конкуренции Казахстану или же Узбекистану, у них немного. У Кыргызстана, в связи в политической нестабильности, крайне низкий инвестиционный климат, а также колоссальные задолженности перед КНР, составляющие более 40% от его общего внешнего долга. В связи с такой ситуацией, успешность развития этой страны находится под большим вопросом.

С Туркменистаном дела обстоят чуть лучше, но преимущественно сырьевая направленность его экономики, а также неудачная внешняя политика, при довольно немногочисленном население, едва ли дают стране возможности для составления серьезной конкуренции лидерам региона. Нельзя не отметить также засилье госсектора в экономике, и слаборазвитые политические институты, не способствующие улучшения уровня человеческого капитала и соответственно улучшения экономических показателей страны. Почти всеми перечисленными проблемы в большей или меньшей степени подвержен также и Таджикистан.

Что касается Казахстана, то возможно осознание отставания в темпах экономического роста от Узбекистана, и возможное усиление конкуренции в долгосрочной перспективе, вынуждают власти страны усиленно работать над своим новым интеграционным проектом в городе Туркестан. В который за последние годы были вложены значительные суммы из бюджета республики.

Превращение Туркестана в новый экономический центр скорее всего должно сыграть роль драйвера национальной экономики страны, и поспособствовать интеграционным процессам в Центральной Азии, в этом ключе правительство Казахстана играет на опережение, и стремиться закрепить свой статуса экономического лидера региона, а также стать связующим звеном масштабных интеграционных процессов. Все это отвечает планам общей концепции внешней политике страны на 2020-2030 годы.

Как нам кажется, несмотря на постепенно растущую конкуренцию, интеграционные процессы в регионе будут полезны для всех стран Центральной Азии. А успешные показатели роста Узбекской экономики, и нежелание Казахстаном терять статус лидера, могут подтолкнуть нашу страну на полезные преобразования, таким образом постепенно стимулируя процесс экономического развития. И все же, при сохранении и постепенном увеличении темпов роста экономики Узбекистана, у этой страны в долгосрочной перспективе, есть неплохие шансы на лидирующую позицию.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *