Цыплят по осени считают. В Туркменистане вторая волна коронавируса

11 января во Дворце мукамов в Ашхабаде состоялось мероприятие в честь девиза 2021 года: «Туркменистан — Родина мира и доверия». Тем временем в редакцию turkmen.news все чаще поступают сообщения о смертях от COVID-19, которого в Туркменистане официально не существует. Среди умерших — деятели искусства, коллеги которых во Дворце мукамов бодро распевали песню о любви к президенту, не заглушая свои голоса медицинскими масками. Граждане страны, между тем, остаются в неведении по поводу эпидемической обстановки, словно куры с мешками на головах.

На последней полосе правительственной газеты «Нейтральный Туркменистан» 12 января помещена памятка под названием «Профилактика сезонных ОРВИ». «Самое важное, что можно сделать, чтобы защитить себя, — это соблюдать правила личной гигиены и сократить посещения общественных и людных мест», — подчеркивает издание. В памятке говорится: «На улице и в общественных местах носите медицинскую маску, которую необходимо менять каждые два часа».

Такие тексты в последние месяцы публикуются в каждом номере «Нейтрального Туркменистана». Иногда это развернутые материалы за авторством врачей. Иногда — краткие списки мер предосторожности. В газете никогда не упоминается термин «COVID-19», но в начале 2021 года вряд ли у кого-то могут быть иллюзии по поводу причин столь навязчивого внимания к теме «сезонных ОРВИ».

А на второй полосе того же номера помещена заметка «Уверенно идем к счастью». В ней, в частности, говорится: «Во Дворце мукамов Государственного культурного центра Туркменистана состоялось торжественное мероприятие, собравшее столичную творческую интеллигенцию и представителей СМИ». Газета пишет, что на мероприятии в честь девиза 2021 года «прозвучали песни и стихотворения, посвящённые Отчизне, мирному небу, мудрой политике Героя Аркадага».

Герой Аркадаг — это президент Гурбангулы Бердымухамедов. По информации госинформагенства Туркменистана, одну из песен в его честь исполнили артисты двух театров: Главного драматического имени Сапармурата Туркменбаши и Государственного русского драматического имени Пушкина. «Композиция, тепло встреченная зрителями, отразила всю глубину любви и уважения туркменского народа к лидеру нации», — отчиталось агентство.

И в «Нейтральном Туркменистане», и на сайте госинформагентства размещены фотографии, на которых можно видеть, что ни на ком из участников мероприятия нет пресловутых масок. Нет их и на зрителях. В репортаже государственного телевидения можно заметить, что единственная мера предосторожности, которую участники торжества пытаются соблюдать, — это сохранение дистанции. Артисты на сцене держатся довольно далеко друг от друга (хотя и не всегда), а зрители в зале рассажены с промежутком в несколько кресел. Поэтесса Гозель Шагулыева, прославившаяся как автор высокопарных од Бердымухамедову, и народная артистка Джемал Сапарова выступили перед собравшимися по видеосвязи.

Похоже, участникам торжества не просто разрешили обойтись без масок. В таком случае кто-нибудь непременно надел бы маску по собственной инициативе, кто-то оставил бы ее сдвинутой на шею или на подбородок, а кто-то держал бы в руках. Таковы реалии нынешнего времени. Но в кадр телерепортажа попало множество людей — и ни одного средства защиты. Это заставляет подозревать, что маски на празднике были под запретом.

Сразу после отчета о празднике вечерняя телепрограмма «Ватан» 11 января продемонстрировала репортаж из железнодорожного депо. Там на всех рабочих надеты маски, хотя они находятся не ближе друг к другу, чем артисты и зрители во Дворце мукамов. Далее — репортаж из вуза. Студенты и преподаватели — поголовно в масках. Следующий сюжет повествует об успехах сельского хозяйства. Все его герои тоже в масках. Причем, ни в депо, ни в аудитории вуза, ни в теплицах и на тракторах нет ни одного человека, который сдвинул бы средство защиты с носа на подбородок.  

А вот в финале передачи демонстрируется сюжет с предприятия по производству ковров. В кадре видны четыре мастерицы, сидящие близко друг к другу, и ни на одной из них нет маски. Также с журналистами беседует пожилая наставница ковровщиц — и она также игнорирует средства защиты, хотя явно относится к группе риска. С чем это связано? Не с тем ли, что ковры в Туркменистане считаются национальным достоянием, таким же священным, как песни об Аркадаге?

Так или иначе, телепередача «Ватан» четко дает понять гражданам, что маски — обязательный атрибут простых смертных, но когда речь заходит о чествовании Родины и президента, их ношение нежелательно. Можно было бы назвать это привилегией для особо приближенных, но она выглядит сомнительной. В последнее время из Туркменистана вновь стали поступать многочисленные сообщения о смертях от коронавируса, и многие из умерших — деятели культуры и искусства. Ветеран туркменской кинематографии Сергей Лопухов, заслуженный артист Гандым Аннадурдыев, народный артист Туркменистана Вельмурат Аманов, композитор Реджеп Реджепов… Диагноз COVID-19 никому из них не поставлен, но источники свидетельствуют, что, например, Реджепов последнюю неделю перед смертью провел на ИВЛ.

Возможно, эти смерти являются следствием многочисленных мероприятий, посвященных юбилею нейтрального статуса страны (отмечался 12 декабря), а также новогодних мероприятий, которые проводились «для избранных». Обычные новогодние корпоративы и детские утренники в этом году были под запретом, но в Туркменистане достаточно много «необычных» людей, для которых запреты не писаны. А для деятелей культуры посещение таких мероприятий во многих случаях — не почесть, а обязанность. Видимо, надо написать столько стихов про Аркадага, сколько Шагулыева, чтобы заслужить право присутствовать на торжестве через видеосвязь, на том же экране, на котором светился портрет самого президента.

Попытки властей не жертвовать праздниками расстраивают медиков. Они платят за распространение «несуществующей» эпидемии своими жизнями. На днях turkmen.news удалось достоверно подтвердить, что 3 июля прошлого года от коронавируса скончалась семейный врач поликлиники №6 при Железнодорожном госпитале Туркменабада Джумагуль Бибитова. Также стало известно, что 1 января умер кардиолог Центра онкологии Халдурды Бабышевич Гуджукбаев. Один из наших источников заявил, что у него был COVID-19. Другой источник сказал, что Гуджукбаев давно страдал онкологическим заболеванием. Впрочем, противоречия может и не быть: онкобольные — одна из групп риска при коронавирусе, он нередко негативно влияет на исход основного заболевания.

Из почти пяти десятков граждан Туркменистана, смерти которых от COVID-19 удалось подтвердить, 15 человек работали в медицинской сфере. В их числе — анестезиолог Атабаллы Гурбанов, он скончался 17 декабря. Врач почти до самой смерти помогал пациентам.

Конечно, наш список не полон и точен лишь в той мере, о какой можно говорить при неофициальном получении информации из закрытой страны. Но поскольку официальной статистики не существует, приходится делать предположения, опираясь на эти данные. Складывается впечатление, что первая волна эпидемии накрыла Туркменистан летом. Тогда страна совершенно не была готова к столкновению с новым коронавирусом, а за сокрытием информации о заболевших следили очень строго (власти еще не потеряли надежду, что международная общественность действительно поверит в статус Туркменистана как едва ли не единственной в мире «страны без вируса»). В результате в туркменских больницах, и до эпидемии не отличавшихся высоким качеством лечения, творилось что-то невообразимое.

Теперь же «международная общественность» в лице посла Великобритании Хью Стэнли Филпотта и вдовы турецкого дипломата Гюзиде Учкун напрямую заявляет о наличии коронавируса в Туркменистане, а МИД страны даже не пытается опровергнуть их слова. Но, с другой стороны, появляются свидетельства о том, что ситуация с лечением несколько улучшилась.

Примерно в сентябре сообщения о смертях от COVID-19 перестали поступать. Вероятно, тогда в стране завершилась первая волна эпидемии. Теперь в редакцию turkmen.news вновь регулярно сообщают об умерших, что можно расценить как признак второй волны. Но, как рассказал нам врач, работающий непосредственно с ковид-больными, сейчас ситуация полностью контролируется.

«Все под контролем, закупаются все самые современные препараты, запротоколированные во всем мире, — заявил медик. — Все летальные исходы связаны с поздней госпитализацией. А система противоэпидемических мероприятий довольно продумана и эффективна, в отличие от того, что происходит в других странах, в той же России, например. Отсутствие мест, дефицит врачей — у нас всего этого нет, все налажено, поверьте, это мой профессиональный взгляд».

Врач признал, что у него самого умерли несколько родственников, но и они виновны в том, что до последнего сидели дома. Почему пациенты, включая родственников медиков, поздно попадают в больницы, доктор не уточнил. Также он не счел нужным выразить свое отношение к тому, что официально ни «красной зоны», в которой ему приходилось работать, ни смертей, которые он наблюдает, вообще не существует. На вопрос о числе умерших врач ответил: «Вы знаете, у нас каждый день были летальные исходы и без вируса, поэтому я лично не веду эту статистику».

В тех редких случаях, когда туркменские чиновники проговариваются о сокрытии какой-то информации, они объясняют это нежеланием вызвать панику у населения. Это напоминает практики, существующие в сельском хозяйстве. Лошадь, на которую надели шоры, не отвлекается на происходящее вокруг и становится покорной. Курица, засунутая в мешок, думает, что наступила ночь, и засыпает. Безусловно, управлять людьми, которые не владеют достаточным количеством информации, гораздо проще. Если правильно надеть шоры, то можно даже такого образованного специалиста, как врач, приучить выполнять свою функцию и не размышлять на темы, которые с этой функцией не связаны.

Но почему-то нигде в мире нормальное освещение темы эпидемии COVID-19 не вызвало паники и беспорядков. Сейчас во многих странах закрыты школы, в Лондоне и Стамбуле введен полный локдаун. Мало где люди полностью довольны действиями властей, но методом проб и ошибок мир ищет пути выхода из тупика. Сможет ли найти выход Туркменистан, где люди разделены на «ведущих» и «ведомых», причем без какого-либо подтверждения компетенции «ведущих»? Ответить на этот вопрос сейчас трудно, но можно точно сказать, что «успокоение населения» далеко не всегда безобидно. В случае с теми же курами накидывание мешка на голову чаще всего предвещает варку супа.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *