Почему мигрантам в России платят на треть больше, чем местному населению

Итоги последних социологических исследований разрушили распространенный миф о том, что мигранты в России заполняют исключительно те ниши, где не хочет трудиться местное население, и согласны на любую, даже самую низкооплачиваемую работу. На деле они зарабатывают значительно больше местных жителей.

Существенную разницу в уровне оплаты труда мигрантов из государств Средней Азии и коренного населения РФ, на которую недавно обратили внимание российские СМИ, выявили социологи РАНХиГС, которые в апреле-мае прошлого года провели анкетный опрос трудовых мигрантов из Киргизии, Узбекистана, а также местного населения в социальных сетях «ВКонтакте» и Instagram. Опрос проводился по всей России, а также отдельно в Москве на трех языках – русском, киргизском и узбекском.

Использование социальных сетей в качестве инструмента опроса, как отмечают авторы исследования, позволило не только избежать эпидемиологических рисков, но и получить доступ на закрытые объекты типа строек, куда и в отсутствие ограничений социологу попасть далеко не просто. В финальную выборку вошли 977 анкет местных респондентов, 587 – киргизских мигрантов и 510 – узбекских мигрантов.

Полученные по итогам исследования данные показывают, что доходы трудовых мигрантов в России заметно выше, чем у местного населения. Причем как по Москве, так и по России в целом. Эта неожиданная, на первый взгляд, разница обнаруживается как при сравнении средних, так и медианных зарплат. Последние делят всё получающее зарплаты население на две половины, одна из которых получает больше, а другая меньше медианного уровня. В целом по России медианная зарплата местного населения составила 17 000 руб., мигрантов – 25 000 руб., а средняя соответственно – 21 867 и 28 978 руб.

То есть по медианным зарплатам мигранты получают больше, чем местное население, на 8 000 руб., а по средним – на 7 111 руб. По Москве медианная зарплата местного населения составляет 25 000 руб., тогда как мигрантов – 33 000 руб. (разница – 8 000 руб.). При этом различия в средних зарплатах у местного населения (33 527 руб.) и мигрантов (33 751 руб.) в столице статистически незначимы.

Еще более примечательно, что мигранты стали зарабатывать больше местного населения отнюдь не вчера. В том же отчете приводятся данные за предыдущие годы, полученные по итогам мониторинга экономического положения и здоровья населения ВШЭ, а также исследований самой РАНХиГС. Так, в 2018 г. средняя зарплата по России составляла 27 197,95 руб., а медианная – 23 000 руб., тогда как у мигрантов за предыдущий, 2017 г. соответственно — 31 967 и 30 000 руб. То есть зарплаты мигрантов были выше, чем у коренного населения России минимум за два-три года до начала эпидемии COVID-19, а возможно, и ранее.

Причем медианная зарплата мигрантов, которая является гораздо более точным статистическим показателем, чем средняя, уже тогда превышала ее уровень у коренных жителей России на 7 000 руб. К 2020 г. разница между ними увеличилась до 8 000 руб., что может свидетельствовать о нарастающей поляризации между зарплатами мигрантов и местного населения.

Разрыв между зарплатами выходцев из Средней Азии и жителей России авторы исследования РАНХиГС объясняют тем, что, во-первых, мигранты работают гораздо больше, чем местные, а во-вторых, проживают в основном в крупных городах, где заработки гораздо выше, чем в провинции. Однако такое объяснение, на наш взгляд, не отражает картины: медианная заплата мигрантов выше, чем у местного населения как по России в целом, так и в Москве, что как минимум свидетельствует против второго тезиса, объясняющего более высокие заработки приезжих их концентрацией в столицах.

Причем даже средние зарплаты мигрантов в Москве оказываются чуть более высокими. Что же касается готовности мигрантов работать больше местного населения, то сомнений она не вызывает, так как в чужую для них страну люди приехали именно с целью зарабатывания денег.

Однако готовность бизнеса платить им больше, чем местным жителям, объясняется не только этим. Их главное конкурентное преимущество на российском рынке труда является чисто ценовым. Если мигрант работает без оформления трудового договора (а статистика МВД по их заключению и приобретению патентов свидетельствует именно об этом), то предприятие не выплачивает за него НДФЛ (13%), а также пенсионные, социальные и медицинские взносы (30%).

Если к медианной зарплате местного населения, зафиксированной социологами РАНХиГС, добавить все налоги, то ее сумма составит 24,3 тыс. руб. и практически сравняется с той же зарплатой мигрантов. А средняя зарплата окажется даже выше на 2,3 тыс. Между тем бизнес, который вынужден платить все налоги и взносы с официально трудоустроенных граждан РФ, в зарплатной ведомости видит отнюдь не то, что получает на руки работник, а общую сумму, которая обычно в полтора раза больше.

Ценовые преимущества мигрантов дополняются тем, что в случае нелегального трудоустройства предприятие вообще не несет перед ними никакой ответственности. Не имея на руках трудового договора, выходцы из стран СНГ никаких требований и претензий к руководству фирмы предъявлять не могут. С юридической точки зрения они вообще в этой фирме не работают. Мигрантов можно уволить без объяснения причин, что в массовом порядке и происходило в течение первой (весенней) волны коронавируса.

Именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что кризис ударил по трудовым мигрантам гораздо сильнее, чем по местному населению. Среди первых работу потеряли 40%, тогда как среди второго – только 23%. В совокупности с теми, кто ушел в неоплачиваемый отпуск, доля неработавших во время кризиса среди мигрантов достигла 75%, а среди местных – 48%. Поэтому положение иностранных граждан, приехавших в Россию на заработки, оказалось гораздо более тяжелым.

Третье преимущество мигрантов – готовность больше работать, в том числе и в тех отраслях, куда граждане России идут не очень охотно, во многом связана со структурными проблемами российского рынка труда. В некоторых отраслях, таких как строительство, а также в отдельных сферах сельского хозяйства и АПК в последнее время работали в основном мигранты. Такая «мигрантозависимость» сыграла со строительной отраслью злую шутку. Местное население работать на стройках отвыкло, а потому быстро заместить выходцев из Средней Азии с его помощью у застройщиков пока не получается.

К тому же именно на стройках зарплата часто носит неформальный характер и переводить ее в легальное русло предприятия, видимо, не спешат. Косвенным подтверждением этого является то факт, что зарплаты на стройках, по мнению граждан России, занижены. Понятно, что быстро устранить эти диспропорции трудно, но опыт Москвы по привлечению работников ЖКХ из других регионов России показывает, что проблема также может быть решена за счет местного населения.

Тем не менее «обменять» организованный завоз трудовых мигрантов на дешевые квартиры жители России не готовы. В конце 2020 г. исследовательский центр Superjob.ru опросил представителей 200 строительных компаний и 1600 обычных граждан, проживающих во всех округах РФ. Как оказалось, 71% опрошенных выступают категорически против организованного завоза в Россию мигрантов, и лишь 10% поддерживают его. Доля противников трудовой иммиграции растет по мере увеличения их возраста. Если в группе до 24 лет против завоза мигрантов высказались 49%, то среди респондентов в возрасте 35 лет и старше – 76-77%.

Возрастные различия в отношении к миграции объясняются, видимо, отсутствием у молодежи жизненного опыта, включая конкуренцию с мигрантами за рабочие места. В пользу этой версии говорит тот факт, что против завоза мигрантов высказались 81% сотрудников строительных компаний, которые опыт конкуренции с приезжими наверняка имеют. Аналогичной точки зрения придерживаются и 57% кадровиков строительных фирм, непосредственной задачей которых является наем персонала.

Готовность бизнеса платить трудовым мигрантам более высокую зарплату приводит к вытеснению с рынка труда коренного населения, которое из-за необходимости оплачивать налоги и социальные взносы зачастую оказывается неконкурентоспособным. В некоторых отраслях, таких как строительство, отдельные сферы ЖКХ (особенно в Москве) и сельского хозяйства это привело к формированию «мигрантозависимой» экономики, с трудом способной функционировать без мигрантов. Как следствие, государство не получает налоги, а заработанные мигрантами деньги утекают из России в страны СНГ.

Навести порядок в это сфере можно двумя основными способами: 1) отменить безвизовый режим; 2) ввести жесткий цифровой контроль за передвижением населения со странами СНГ, обязав мигрантов оформлять необходимые документы, а работодателей – нести за них ответственность. Поскольку первый путь означает коренной пересмотр отношений с большинством азиатских стран СНГ, российские власти, видимо, предпочли пойти по второму пути.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *