Кыргызстан. «Кукушкин дом»: Конституция без ответственности?

«Вы не можете решить проблему, пока не признаете, что она у вас есть». Слова бизнесмена, общественного деятеля и спортсмена Харви Маккей прямо просятся стать эпиграфом к истории политических кризисов и конституционных реформ в Кыргызстане.

Действительно, в чём наша проблема? Не сиюминутная (экономика в юго-восточной части тела, бюджет государства в форме сомнительного векселя, будущее народа на кофейной гуще и т.д.). В чём проблема в принципе? Характерная, так сказать.

Азартные мы. Про цель свою всё время забываем. Когда выходим в путь, вроде понимаем, зачем и для чего. А через некоторое время уже ничего не помним. Погружаемся в эмоции, размениваемся на мелочи, дробимся на части. Но главное – забываем, чего искали и к чему стремились. Ради чего всё начиналось?

Например, зачем понадобилось менять Конституцию? Только не надо про мелочи. Потому что сократить количество депутатов, изменить правила голосования, кому-то что-то добавить и убавить – это детали и частности. Суть была совсем не в них.

Нам обещали «ответственность». Обещали, что власть будет нести её перед народом. Что будет отвечать за результаты или за безрезультатность своей политики. Что мы больше не окажемся в ситуации, когда не с кого спросить и все «не при чём». «Жоопкерчилик» (ответственность). Именно эта идея была главным лозунгом и идеологической фишкой конституционной реформы, когда нас настойчиво агитировали пойти на референдум и проголосовать за президентскую форму правления.

Так вот. Нас обманули. В проекте Основного Закона, подготовленном Конституционным совещанием, никакой ответственности нет. Президенту переданы огромные и разнообразные полномочия. Он назначает и увольняет практически весь руководящий состав государственной власти (председателя и членов кабинета министров, генпрокурора с замами, председателей и замов конституционного и верховного суда, губернаторов, акимов, судей, членов совета безопасности, администрацию президента, командование вооружённых сил, главу счётной палаты, госсекретаря и т.д.). Президент вносит проекты законов, подписывает и/или отклоняет их, назначает референдумы и выборы парламента. Созывает заседания Жогорку Кенеша и лично определяет их повестку. По этому проекту в его руках прямо и косвенно будет сосредоточена кадровая, структурная и функциональная политика государства на всех уровнях и во всех отраслях. А ответственности никакой.

Из 115 статей Конституции про механизм ответственности президента говорится только в одной статье. Причём ровно в том варианте, который никогда, ни разу за 30 лет существования Кыргызской Республики, не был использован на практике. А именно в форме отрешения от должности (импичмент) в случае и при условии совершения им уголовного преступления. Стоит напомнить, что процедура импичмента всегда была настолько сложна и трудно реализуема, что народу оказалось проще трижды свергнуть президентов, чем хотя бы один раз «отрешить их от должности». Теперь её усложнили ещё больше, и впредь для запуска импичмента потребуется получить согласие двух друзей/назначенцев президента – Генпрокурора и председателя Конституционного суда. Плюс – заключение специальной депутатской комиссии и два раза по две трети голосов всех депутатов парламента…

Другими словами, импичмент невозможен, а иных механизмов привлечения президента к ответственности в проекте Конституции нет. Для других должностных лиц, включая членов правительства, депутатов и судей, она предусмотрена. Для всех, кроме президента.

К примеру, для депутата парламента предусмотрены две формы ответственности:

– уголовная, при которой его привлекают или с согласия большинства депутатов Жогорку Кенеша, или когда застали на месте преступления (статья 77 проекта Конституции);

– политическая, при которой у него отзывают депутатский мандат (статья 76 проекта Конституции).

Что касается президента, то с момента избрания он перестанет зависеть от уровня доверия граждан. Даже лишившись массовой поддержки, он может пользоваться полномочиями и, что особенно важно, весь остаток своего срока продолжать укомплектовывать правительство, парламент, суды и администрации всех уровней своими кадрами. Которые, как показала практика, полностью или частично останутся нам в качестве «наследства».

В животном мире пример безответственного, паразитического поведения являет кукушка. Она подбрасывает свои яйца в чужие гнёзда, чтобы самой не высиживать. Разумеется, кукушки не могли бы поколение за поколением паразитировать на других пернатых, если бы те не были так неизлечимо наивны и необучаемы. Но стоит ли строго судить птичек, когда даже люди часто ведут себя ничуть не разумнее?

Судите сами. Некоторые наши бывшие президенты с 2005 и 2010 года живут за границей, оставив на наше попечение свой кадровый «помёт». «Чужих детей» не бывает?

Сколько ещё раз нужно пережить революцию, чтобы понять, что в отношении президента формула «правит сейчас, отвечает потом» не работает? Почему, предусмотрев процедуру отзыва для депутатов Жогорку Кенеша, Конституционное совещание не вводит такую же и для президента?

Вместо того, чтобы мотивировать президента выкладываться постоянно и выдавать ощутимые результаты ежегодно (во избежание досрочного отзыва), авторы проекта Конституции закрепили за ним два пятилетних «неприкасаемых» срока. И где же, спрашивается, разум и логика? В каком месте?

Видимо, инициаторам конституционной реформы пора напомнить, что они обещали нам три-четыре месяца назад. И потребовать, чтобы в проекте Конституции:

– упразднили должность председателя кабинета министров и администрацию президента, чтобы президент лично возглавлял правительство, а не восседал над ним, словно монарх;

– предусмотрели норму о досрочном отзыве президента по аналогии с отзывом депутатов.

Потому что если после очередного изменения Конституции в ней не станет больше президентского «жоопкерчилика» (ответственности), тогда зачем вообще что-нибудь менять?

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *