Китай не оставил уйгурский вопрос без ответа. Пекин ввел зеркальные меры против Запада

Отношения между Китаем и Западом переходят в фазу жесткого противостояния из-за уйгурского вопроса. На скоординированные санкции США, Евросоюза, Канады и Великобритании из-за нарушений прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР Пекин ответил зеркальными ограничительными мерами. Последние из них на текущий момент — в отношении Великобритании — были приняты в пятницу. В рамках обострения отношений под обструкцию попали и работающие в Китае западные компании — H&M и Nike.

«Китайская сторона приняла решение ввести санкции в отношении девяти лиц и четырех организаций из Великобритании, распространявших ложь и дезинформацию о Синьцзяне»,— объявили в пятницу в МИД КНР. В китайский черный список попали, в частности, глава комитета по иностранным делам Палаты общин британского парламента Том Тугендхат и Комиссия по правам человека Консервативной партии Великобритании.

В отличие от европейских санкций, традиционно запрещающих въезд фигурантам списков и блокирующих их имущество и счета, под санкции КНР попали не только сами британские подданные, но и члены их семей.

Гражданам и организациям из Китая запрещено иметь с ними дела.

Таким образом, Пекин сделал еще один ответный шаг, демонстрирующий Западу неприятие любых попыток вмешательства в ситуацию в Синьцзяне. Ранее на этой неделе в КНР подверглись бойкоту со стороны граждан и критике со стороны чиновников и СМИ западные компании H&M и Nike. Причиной стало то, что они публично отказались использовать хлопок из СУАР в связи с «нарушениями прав человека в регионе».

Напомним, что об ограничительных мерах в отношении четырех юридических и 11 физических лиц из РФ, Китая, КНДР, Ливии, Южного Судана и Эритреи 22 марта объявили министры иностранных дел 27 стран ЕС. Четверо граждан КНР и одна китайская госкомпания пополнили список в связи с, как утверждается, организацией «лагерей перевоспитания» для мусульманского меньшинства в СУАР. По данным правозащитников и бывших заключенных этих лагерей, они стали настоящим инструментом репрессий в отношении мусульманских народов Синьцзяна (в частности, уйгуров, казахов, киргизов). Китайские же власти утверждают, что в комфортных условиях помогают представителям этих народов интегрироваться в китайскую жизнь и общество.

В тот же день, 22 марта, к санкциям ЕС в отношении китайских граждан присоединились США, Канада и Великобритания. Лондон, таким образом, впервые ввел санкции против граждан КНР. «Вместе с нашими международными партнерами мы вводим адресные санкции, чтобы призвать к ответу виновных»,— объявил тогда британский министр иностранных дел Доминик Рааб.

МИД КНР сразу же обвинил ЕС в нарушении международного права и пригрозил дальнейшими санкциями, если Запад не прекратит читать Пекину «нотации».

«Голоса этих нескольких стран не представляют международного мнения»,— отметили в МИД КНР, напомнив: население США, Канады, Великобритании и ЕС вместе взятых — это 11% населения планеты, а жители Китая составляют одну пятую.

Если в Москве пока просто обещают не оставлять без ответа последние «недружественные шаги» ЕС, то Пекином практически моментально были введены ответные санкции против ЕС. Под ударом оказались десять парламентариев, ученых и политиков, а также четыре юридических лица — их наказали за «вмешательство во внутренние дела автономного района КНР». «Нельзя вести дела в мире путем ультиматумов и санкций, принуждая другие страны к какому-то поведению, которое от них ожидают. У нас есть пословица — насильно мил не будешь. США, к сожалению, эту пословицу не выучили и действуют с противоположных позиций»,— поддержал китайских коллег глава МИД РФ Сергей Лавров, находившийся на этой неделе с визитом в КНР.

О поддержке Китая заявил накануне и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, принимавший у себя отправившегося в ближневосточное турне китайского коллегу Ван И. Анкара, как заверил турецкий министр, «антикитайских акций» не планирует. Из Турции Ван И направился в другую страну, которая сама страдает от американских санкций и категорически не приемлет такой способ давления,— Иран.

Ответные меры Пекина на Западе, между тем, сочли несоразмерными.

За ними последовал вызов послов КНР в министерства иностранных дел Франции, ФРГ, Италии и других государств ЕС. «В то время как Великобритания присоединяется к международному сообществу в наказании ответственных за нарушения прав человека, китайское правительство вводит санкции против тех, кто критикует его. Это говорит о многом. Если Пекин хочет наглядно опровергнуть утверждения о нарушениях прав человека в Синьцзяне, ему следует предоставить полный доступ верховному комиссару ООН по правам человека для установления правды»,— заявил в пятницу Доминик Рааб.

По словам старшего научного сотрудника Института международных исследований МГИМО Игоря Денисова, КНР рассчитывает показать европейцам, что солидарность с США (до сих пор наиболее активно «продвигавшими» уйгурскую тему) не в их интересах. «Для Пекина, как и для Москвы, подобные солидарные действия западных стран нежелательны, поэтому одна из целей, которые преследует Пекин жесткими ответными санкциями,— это попытаться разбить единый западный антикитайский фронт.

Это сигнал тем западным державам, которые солидаризируются с США, особенно на чувствительном для Китая поле "борьбы с авторитаризмом",— пояснил эксперт “Ъ”.— С другой стороны, отказывая ЕС и Великобритании в самостоятельности, Китай рискует испортить отношения с важными для себя экономическими центрами, а те, наоборот, могут задуматься об укреплении трансатлантической солидарности. Под угрозой может оказаться и ратификация инвестиционного соглашения между Китаем и ЕС. Так что, вероятно, напор санкций Пекин будет варьировать, пока они слабо согласуются с другими задачами китайской внешней политики».

Господин Денисов также отметил, что «непредсказуемые последствия могут иметь санкции против ряда исследовательских центров, в частности против авторитетного среди западных китаеведов Mercator Institute for China Studies (MERICS), чью позицию никак нельзя назвать "ястребиной"». «Этот шаг уже вызвал резкую реакцию среди европейских ученых и может вылиться в сворачивание академических обменов между ЕС и КНР»,— добавил эксперт. И резюмировал: «В итоге Китай потеряет один из важных каналов диалога, влияния и продвижения своих политических интересов».

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *