Статус наблюдателя в ЕАЭС и планы легпрома Узбекистана

Республика Узбекистан будет активнее взаимодействовать с Киргизстаном, чтобы побыстрее увеличить объемы выхода узбекистанской продукции на рынок Евразийского союза. Такой вектор внешнеторговой политики Ташкента поддерживают в Киргизстане, о чем было официально заявлено в ходе двустороннего бизнес-форума в Ташкенте в середине марта с. г.

Вице-премьер, министр инвестиций и внешней торговли Узбекистана Сардор Умурзаков призвал Бишкек «продвигать» узбекистанскую продукцию в ЕАЭС: «Мы все знаем, что Кыргызстан – член ВТО, ЕАЭС. У Кыргызстана целый ряд преимуществ доступа на внешние рынки. Мы должны объединить усилия для совместного выхода на эти рынки».

Отвечая на этот призыв, вице-премьер, министр финансов и экономики Киргизстана Улукбек Кармышаков предложил бизнесу РУз «воспользоваться преимуществами членства Кыргызстана в ЕАЭС и совместно осваивать его огромный рынок». 

Складывается в этой связи впечатление, что, используя облегченный режим контроля на внутренних (межгосударственных) границах в ЕАЭС, узбекистанский бизнес планирует наращивать объем реэкспорта своей продукции в Союз. Точнее путем её «переименования» в киргизскую или в узбекистано-киргизскую.

Такой сценарий не может устраивать Россию, да и ЕАЭС в целом. СОЮЗЛЕГПРОМ, ряд других отраслевых ассоциаций РФ, структуры ФТС России отнюдь не первый год фиксируют незаконные реэкспортные поставки в РФ через Киргизстан (и Казахстан) из Узбекистана, Китая, некоторых восточно- и южноазиатских стран. Причем на 80, а то и на 90% такие поставки – в основном это товары текстиль- и легпрома – состоят из изделий сомнительного качества, да еще реализуемым по заниженным (то есть демпинговым) ценам.

Учитывая реальное состояние киргизстанской экономики, реэкспортный бизнес для неё, конечно, весомое подспорье. Но правомерно ли использовать экономические льготы Евразийского союза для такого бизнеса?

На днях парламент Узбекистана утвердил «дорожную карту» по взаимодействию страны с ЕАЭС. Хочется надеяться, что эта «карта» в части торговли предусматривает сугубо добросовестные, легальные торговые взаимоотношения Узбекистана с Союзом.

Тем временем стремление побыстрее заполнить российский рынок узбекистанской продукцией в контексте сближения Узбекистана с ЕАЭС проявилось и на форуме в Москве по сотрудничеству текстильных отраслей обеих стран, состоявшемся в рамках «Российской недели текстильной и легкой промышленности» (РНТЛП) в начале марта.

Отмечалось, что Узбекистан сокращает экспорт сырьевой и промежуточной текстильной продукции, особенно хлопка-сырца и хлопчатобумажной пряжи (ХБП). При этом наращивая столь же быстро вывоз именно готовых изделий, в том числе в Россию. Хотя российский легпром уже не первое столетие сориентирован на использование узбекистанских сырца и ХБП. Возделывание хлопка в РФ с начала 2010-х осуществляется (как и в 1930–1950-х) лишь в некоторых районах Северного Кавказа и Нижнего Поволжья, ведутся исследования по возобновлению хлопководства в Крыму.

Основные экспортеры хлопка-сырца и его полуфабрикатов в РФ, 2020 г. (млн. долл.)

Узбекистан – 257,70

КНР – 80,75

Таджикистан – 32,45

Турция – 26,87

Туркменистан –19,21

Пакистан – 16,80

В этой связи неудивительно, что узбекистанская экспозиция на РНТЛП-21 включала 14 предприятий – ключевых экспортеров готовой продукции национального легпрома.

Шохрух Гуламов, советник посольства РУз в РФ, особо отметил планы дальнейшего сокращения вывоза сырья для легпрома. И, прежде всего, хлопка-сырца, ХБП, других полуфабрикатов. Эксперт предложил российским коллегам ускорить отправку запросов на ввоз этих товаров для РФ. Ибо, по его словам, национальный легпром нацелен на глубокую переработку всего урожая хлопка-сырца и других видов текстильного сырья. Этот акцент в экспортной сфере проиллюстрировали в своих комментариях представители узбекистанских компаний Khantex Group, Samarkand Euro Asia Textile.

Взявший слово Дмитрий Бакаринов, гендиректор ООО «Примтекс» (Подмосковье), глава профильного комитета СОЮЗЛЕГПРОМа, призвал – с учетом статуса Узбекистана как страны-наблюдателя в ЕАЭС – учитывать интересы российских партнеров. А именно: Узбекистан уже не первый год не поставляет в Россию хлопковое волокно, взяв курс на ускоренное сокращение экспорта и этого волокна, и ХБП. В стране ежегодно остаются непереработанными до 50 тыс. тонн сырца: часть этого объема сопоставима с «хлопковым» спросом в РФ.

Ведь, как отметил Д. Бакаринов, «эта пряжа очень востребована крупными российскими предприятиям, например «Шуйские ситцы», «ТДЛ-Текстиль» (оба – в Ивановской области), «Камышинский текстиль» (Волгоградская область)».

Узбекистанская же сторона «повторно» сообщила о дальнейшем увеличении своей хлопкопереработки. Отметив, что в крупных объемах поставки сырца после 2021 г. едва ли возможны. Схожее мнение высказал автору Камал Фахрутдинов, представитель Агентства по привлечению иностранных инвестиций при Министерстве инвестиций и внешней торговли Узбекистана.

Словом, взаимоучет обоюдных интересов по-прежнему актуален. Тем более что активное сближение Узбекистана с Союзом не может означать открытия ЕАЭС-рынка лишь для той продукции, экспорт которой наиболее выгоден узбекистанской стороне.

Что же касается создания СП в текстиль- и легпроме, обе стороны выступили в ходе форума за развитие совместной переработки узбекистанских текстильных полуфабрикатов или сырья. А также – за создание совместных центров по подготовке/переподготовке отраслевых кадров. По мнению российских экспертов, совместные объекты лучшего всего размещать вблизи крупных предприятий российского легпрома; узбекистанские же эксперты считают оптимальными такие объекты в Узбекистане.

Означенное взаимодействие, уже частично реализуемое, предусмотрено договором (июнь 2017 г.) «О сотрудничестве» Ассоциации кожевенно-обувных предприятий Узбекистана с Российским госуниверситетом имени А.Н. Косыгина и Санкт-Петербургским госуниверситетом промышленных технологий и дизайна. А также соглашением (октябрь 2018 г.) между правительством Ивановской области и ассоциацией «Узтекстильпром». В последнем случае характерен, прежде всего, экспортный «прицел» Ташкента: спроектировано создание в Ивановской области крупного оптового центра продукции узбекистанского легпрома.

Пример взаимовыгодного партнерства в отрасли отразила на состоявшейся «Неделе» экспозиция российско-узбекистанского СП SARABEL DIAMET KARAKUL (Бухарская область РУз). Созданное еще в 2003 году, оно специализируется на выработке высококачественных шкурок каракуля (из местного сырья) с использованием совместных технологий. Готовая продукция конкурентоспособна с зарубежными аналогами по ценам и качеству, потому растут её поставки в РФ, Болгарию, Турцию, Израиль.

Словом, потенциал взаимодействия российской и узбекистанской текстильных отраслей отнюдь не ограничен. Но его комплексное освоение зависит от согласования интересов между государствами и бизнес-сообществами. А также от нацеленности партнеров на легальные торговые операции, а не на реэкспорт. В любом случае интеграционные выгоды не могут, не должны быть односторонними.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *