Социальный оптимизм казахстанцев падает вместе с доходами

Пандемия добавила проблем, но первопричиной стала не она.

2021 год ставит «антирекорды» в социальной сфере. Это показало недавно проведенное исследование. Растет число бедных и сокращается количество удовлетворенных своей жизнью. Плавное ухудшение социологи фиксируют с 2017 года. То есть еще до пандемии.

Нерадостные результаты опроса обсуждали на прошедшем заседании аналитической группы КИПР. Эксперты рассказали еще о нескольких неприятных сюрпризах.

Число недовольных растет

— Мы стараемся проводить исследование ежегодно, чтобы отслеживать ситуацию в динамике. Накоплена база данных с 2004 года, и мы имеем возможность выстроить динамический ряд. Изменения, которые мы увидели, позволяют сделать определенные выводы, которые могут шокировать и поставить серьезные вопросы перед властью и обществом, — сказала Ольга Симакова, координатор общественного фонда «Стратегия».

Глава этого фонда Гульмира Илеуова отметила, что показатели нужно рассматривать вкупе и в динамике. Если брать по отдельности, могут возникнуть ложные впечатления.

Например, уровень удовлетворенности населения своей жизнью в последние годы почти всегда превышает половину, находясь примерно на уровне 60%.

Но для Казахстана хороший показатель на самом деле — свыше 70 и даже ближе к 80 процентам

— Это ключевой показатель для понимания социального самочувствия и настроений населения. Начиная с 2017 года идет неуклонное падение, — сказала она.

В 2021 году зафиксировали еще большее падение. Такое же резкое снижение социологи наблюдали в 2008-09 годах. Но при этом в те годы свой вклад внесла большая «информационная волна», поскольку кризис был общемировой и нам об этом постоянно рассказывали

— По большому счету наше население он затронул не так сильно, показатели выровнялись и вернулись на обычные 77-78% буквально в течение полугода, — сказала она.

Сейчас картина другая, поскольку идет плавное ухудшение настроений с 2017 года, то есть еще задолго до начала пандемии. В 2015-16 годах снизились многие экономические показатели, и эта связь четко прослеживается. Однако Илеуова подчеркнула, что раньше такой яркой связи с экономической ситуацией не было.

Доходы не растут или растут недостаточно быстро

— Следующий значимый показатель — оценка материального положения. Мы задаем вопрос респондентам, как они оценивают состояние страны и семьи. В этом исследовании, как и раньше, фиксируем, что люди склонны оценивать свое экономическое положение лучше, чем страны, — отметила она.

При этом оба показателя тоже серьезно «просели». В 2021 году экономическое положение страны как «плохое» и «очень плохое» охарактеризовали 44% опрошенных. В 2020 таких было 14%, а в кризисный 2009 — 15%. Материальное положение семьи назвали «плохим» и «очень плохим» всего 26%. В 2009 — 14%.

Появился вопрос, почему такая разница в числе плохо отозвавшихся об экономическом положении собственной семьи и всей республики? Илеуова выдвинула гипотезу, что довольно большая часть находится в «серой зоне» и рассчитывает на дополнительные источники дохода

При этом слова «криминальные» не прозвучало.

— Плюс у нас очень важная вещь — перераспределение внутри семей. Дети помогают родителям, родственники — друг другу. Поэтому и оценивают лучше, — сказала социолог.

Тем не менее количество бедных растет. 13% опрошенных в 2021 заявили, что денег им не хватает даже на продукты питания. Ранее минимальный показатель в 10% был зафиксирован в 2004 году. А в среднем был на уровне 2-3%.

— Тогда это число хорошо коррелировало с данными официальной статистики, по которым у нас примерно 3% населения относились к самой бедной группе. В 2021 году результаты уже такие. Эти люди по существу нищие, — заявила она.

Оценивавших свой уровень благосостояния «скорее хороший» в 2020 году было 31%, а в 2021 уже 14%.

— Конечно, прибавила расходов пандемия, в том числе и траты на лекарственные препараты. Доходы у населения, особенно тех пяти миллионов, которые заняты в сфере наемного труда, не растут или растут недостаточно быстро.

Все это очень сильно влияет на следующий параметр — социальный оптимизм, — отметила Илеуова.

Уедут как только смогут

Респондентам задавали вопрос: «Как вы считаете, на следующий год ваша семья будет жить лучше или хуже?». В 2021 году 12% сказали, что хуже. Это самый низкий показатель с 2004 года. 30% затруднились с ответом.

— Это исследование как никакое другое выявило огромное количество тех, кто затрудняется с ответом. Эти люди просто не могут выразить свое отношение к происходящему. Все еще вроде бы в более-менее комфортной зоне, получают зарплату, некоторые даже может не ходили на карантин и продолжали работать. Но уровень жизни все равно падает. Из-за этого они не могут категорически утверждать, что положение ухудшилось, но уже затрудняются с оценками

И таких по многим вопросам от 30 до 40%, — сказала социолог.

Также эксперт считает, что в итоге в стране выросли «отложенные миграционные настроения». То есть люди хотят уехать, но из-за карантина пока ждут.

— Многие пытаются поменять сферу работы, но не все могут это сделать. Они пересматривают жизненные стратегии, но происходит это не сразу. Есть много вещей, которые они не могут понять сразу, — добавила она.

Ольга Симакова рассказала и еще об одном «неприятном сюрпризе». Выросла группа тех, кому хватает на еду, но уже нет денег на одежду. Это число достигло 35%. За счет этого группа тех, кому хватает на одежду, но не на крупные бытовые покупки (телевизор или холодильник), сократилась и впервые с 2004 года потеряла численное лидерство. Теперь она составляет 31% против 50% ранее.

— Поскольку у нас отсутствует большое базовое исследование по социальной структуре, мы именно эту группу, ее брали в качестве среднего класса в условиях РК. Надеемся, что будет откат, но этот момент заставляет нас более серьезно смотреть на проблемы, — сказала Симакова.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *