Рост социального напряжения и протестных настроений станет результатом падения уровня жизни казахстанцев

Прошлый год из-за пандемии коронавируса стал для большинства из нас настоящим испытанием. В том году мы выживали, работали дистанционно, а кто-то остался без работы, так как многие предприятия приостановили свою деятельность или вообще перестали существовать. Вызванный ею экономический кризис нанес серьезный удар по всем отраслям казахстанской экономики. В результате пандемии ощутимо упал уровень жизни казахстанцев.

Результаты различных исследований показывают, что затраты на продовольствие в домохозяйствах возросли. В 2020-м они гораздо превысили 50% от всех расходов. Если взять, к примеру, среднестатистическую семью, состоящую из трех человек, доходы которой составляли в 250–300 тысяч тенге, то на питание она расходовала 140–160 тысяч в месяц. Два года назад этот показатель был менее 50%, в прошлом году он впервые оказался выше. Во втором квартале 2020-го расходы на еду у многих превысили 55%, и связано это было в первую очередь с падением доходов и возросшей инфляцией, в частности к концу прошлого года она достигла 7,5%.

По официальным данным, за 2020 год цены на продукты увеличились на 11,6 процента, это самый большой показатель за последние четыре года. А ведь начиная с 2019 года власти вручную ведут контроль над ценами на социально значимые продукты посредством субсидирования и льготного кредитования торговых сетей.

В связи с этим произошло значительное ухудшение социальных настроений. Социологи из международной ассоциации агентств «Евразийский монитор» в нынешнем году провели опрос, который показал, что в нашей стране социальные настроения значительно снизились. Это началось несколько лет назад, но эпидемия коронавирусной инфекции обострила ситуацию. Казахстанцев, которые удовлетворены своей жизнью, осталось в стране 35%, а ведь еще 5 лет назад таких людей было более 80 процентов.

Число тех, у кого уровень благосостояния хороший и скорее хороший, снизилось, если сравнивать с 2020 годом, в 2 раза – до 14%. Граждан, которым не хватает средств на продовольствие, — 13%, в кризисный 2009 их было 10%. Увеличилось количество респондентов, говоривших, что им средств на питание и покупку одежды хватает, но они не могут позволить себе купить, к примеру, крупную бытовую технику, таких людей у нас 31%. Вместе с тем в республике уменьшилось количество тех, кто может приобретать товары длительного пользования, их на начало года было 16%. Социологи отмечают, что на сегодняшний день появляется новая прослойка общества, состоящая из казахстанцев, которым денег на еду хватает, но их нет на покупку одежды.

На протяжении последних лет кабмин так и не смог обеспечить граждан доступными и качественными продуктами питания, но зато он открыл рынки зарубежным производителям. Сейчас 50% мяса производится личными подсобными хозяйствами, которые выживают, как могут, уже, видимо, и не надеясь на помощь государства. Кроме того, миллионы гектаров пахотных и пастбищных земель находятся в руках латифундистов, они никак не используются, а тем временем фермеры задыхаются от малоземелья и отсутствия дешевых кредитов. Вероятнее всего, именно поэтому наша страна активно импортирует продукты питания и мясо, хотя лет двадцать назад нельзя было себе такое и представить.

Это говорит об огромных социально-экономических проблемах, как о снижении уровня доходов и жизни большинства казахстанцев, так и о провале всех программ поддержки аула и сельского хозяйства. Республика не может элементарно обеспечить продовольственную безопасность и насытить главными продуктами питания собственного производства рынок, что будет влиять на дальнейший рост дороговизны. Ведь покупаем мы все товары за рубежом за валюту, в том числе мясо, масло, макароны и сахар. Общественности в этой ситуации до сих пор неизвестно, какие меры предпринимаются властями для изменения ситуации к лучшему.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *