Заваруха с Ворухом: как Душанбе и Бишкек собираются делить спорные земли

На предложение Кыргызстана Таджикистан ответил решительное "нет". Позицию по Воруху озвучил Эмомали Рахмон

Приезд президента Таджикистана Эмомали Рахмона в джамоат Ворух на севере республики многие заранее окрестили как политический жест.

Со стороны — обычная рабочая поездка по Согдийской области с попутным открытием флагштока, школы и дворца культуры. Но это если не знать исторической подоплеки.

Во-первых, лидер страны прибыл на приграничную с Кыргызстаном территорию на фоне разгоревшихся споров о Ворухе и прямолинейном предложении председателя ГКНБ соседней страны Камчыбека Ташиева обменять эксклав на что-то еще. Во-вторых, он сделал категоричное заявление — свое не отдадим.

"Ворух никогда не обменяют, он останется в составе Таджикистана. За 19 лет вопроса о замене Воруха другой территорией не было и не может быть. Призываю вас сохранять спокойствие и не поддаваться эмоциям, потому что такие вопросы решаются исключительно путем переговоров. Другого пути нет" — подчеркнул Рахмон.

Теперь, когда позиция Таджикистана обозначена, остается надеяться, что стороны конфликта найдут другой способ наконец завершить делимитацию общей границы.

Что предложил Кыргызстан по Воруху

Камчыбек Ташиев, возглавляющий делегацию своей страны на мартовских переговорах по урегулированию спорных участков таджикско-кыргызской границы, озвучил условия дальнейшего существования села Ворух, долгие годы являющегося камнем преткновения во взаимоотношениях двух стран.

Первое – территорию джамоата Ворух тщательно измерят и не допустят ее разрастания в будущем. Местным жителям для сообщения с родной республикой (Таджикистаном) выделят дорогу, которую они смогут использовать только для проезда на "Большую землю".

И второе (более жесткое, по словам Ташиева) – джамоат Ворух площадью 12 тысяч гектаров обменяют на аналогичный участок на территории Лейлекского или Баткенского районов Кыргызстана.

Образно говоря, г-н Ташиев выступил в роли Морфеуса – персонажа фильма "Матрица", предлагавшего главному герою две пилюли на выбор. Беда в том, что обе пилюли таджикской стороне пришлись не по вкусу и вот почему.

Ворух — мина замедленного действия

В Таджикистане джамоат Ворух исторически никогда не считали эксклавом. Еще на заре становления Таджикистана как республики в составе Советского Союза, эта территория принадлежала Таджикской ССР. Тогда таджикско-кыргызская граница проходила по северному поясу Туркестанского хребта.

В 1924 году власти Киргизской АССР обратились в Москву с просьбой добавить ей земель за счет Исфаринской и Сохской административных единиц Узбекской ССР. Напомним, Таджикистан в те годы числился в ее составе. На круг вышло около 3 тысяч квадратных километров.

Но центральное правительство отклонило эту просьбу, постановив, что эти территории останутся под юрисдикцией Узбекистана. Обе стороны долгое время оспаривали это решение, но безрезультатно. В конце концов, административные границы так и остались непризнанными. Эти проблемные моменты автоматически перешли к Таджикской ССР после получения статуса отдельной союзной республики.

В тот период характерный выступ территории Таджикистана вглубь Кыргызстана был гораздо шире, чем сейчас, и нигде не прерывался. Но в процессе размежевания Ферганской долины вокруг Воруха появилось несколько кыргызских сел.

В результате такого микса на политической карте стали возникать конфликты и споры — дала о себе знать мешанина из участков двух союзных республик, на которых проживали как таджики, так и кыргызы.

Первая крупная ссора возникла в 1936 году из-за зимней стоянки подле того самого села Ворух. Между жителями двух республик произошло столкновение, несколько человек были убиты, многие ранены.

В конце 1960-х из-за споров об источниках орошения аграрных угодий отношения вновь обострились. Столкновения сельчан зафиксированы в 1969-70 и 1975 годах. В 1989-м дележ пастбищ перерос в массовую драку между жителями сел Ворух и Ак-Сай. Остановить конфликт удалось только при помощи армии.

Когда Таджикистан и Кыргызстан обрели независимость, Ворух окончательно превратился в эксклав. Это означало потерю транспортных коммуникаций, пастбищ для выпаса скота и источников пресной воды. Конечно, все эти напасти свалились на головы людей не одномоментно, какое-то время соседи жили по инерции.

Но постепенно с естественным отсевом той части населения, что еще помнила советские традиции, споры стали все чаще перерастать в конфликты. Перефразируя известный революционный лозунг, булыжник оказался оружием дехканина.

Противоборствующие стороны, начав с забрасывания друг друга камнями, на этом, естественно, не остановились. В ход пошли охотничьи ружья, а затем автоматы и даже минометы. Росли и жертвы. Только за период с 2018 по 2021 годы на таджикско-кыргызской границе зафиксировано 9 крупных инцидентов и несколько десятков разной степени опасности. Общее же количество конфликтов подсчитать невозможно.

Дорога из Воруха в Таджикистан

Помимо советского наследия в виде запутанных границ, эскалации конфликтов на таджикско-кыргызской границе способствуют появившиеся дополнительные факторы. Это споры о принадлежности старых транспортных коммуникаций и попытки строительства новых.

Так, в январе 2014-го Кыргызстан распорядился проложить альтернативную трассу Кокташ — Аксай — Тамадык в обход села Ворух. С началом работ на участок прибыли пограничники Таджикистана и потребовали прекратить строительство на спорной территории, так как это запрещено по условиям межправительственного соглашения.

Между "зелеными фуражками" произошла перестрелка, в ходе которой 5 кыргызских и 3 таджикских военнослужащих получили ранения. Внешнеполитические ведомства двух республик обменялись нотами, строительные работы были приостановлены, конфликт удалось пригасить. Но предпосылки к появлению новых инцидентов так и остались. Более того, случаи участия в них пограничников участились.

Многие независимые эксперты, анализируя действия соседей, приходят к выводу, что кыргызская сторона активно использует тактику "ползучей экспансии". То есть, затевая самовольное строительство дорог, ирригационных или жилых объектов на спорных территориях, они накапливают количество аргументов в пользу их принадлежности. Мол, тут живут (работают, ездят) наши граждане, а значит, и земля наша.

Такой подход: "де факто", а не "де юре" используется и в ходе переговоров по делимитации границы, ведь по сути дела никаких разрешительных документов на спорные участки в Исфаринском районе Таджикистана у кыргызской стороны нет.

Этой путаницей долгие годы успешно пользуется криминалитет с обеих сторон. Общеизвестно, что таджикско-кыргызские рубежи изобилуют дырами, подобно куску швейцарского сыра. Широкая река контрабанды ежедневно течет в обе стороны, принося ее создателям баснословные барыши. Стабильная граница будет означать их потерю.

"В такой ситуации пытаться решить весь груз накопившихся проблем одним волевым решением — закрыть Ворух со всех сторон или обменять его на равнозначный участок, — означает то же самое, что тушить пламя керосином. Разрубать мечом гордиев узел было позволено Александру Македонскому, но не подходит в современных условиях даже высокопоставленным силовикам", — говорит политолог Еркын Боранбаев.

Кстати, на территории Кыргызстана на данный момент 3 таджикских анклава. Помимо Воруха, это Кайрагач и Сарвак. Но именно первый злополучный джамоат является наиболее крупным, а значит — лакомым куском. И отдать его по требованию Бишкека означает невосполнимую имиджевую потерю для Душанбе.

Демарш экс-министра в сторону Кыргызстана

Безапелляционные и жесткие предложения главы ГКНБ Кыргызстана Камчыбека Ташиева не вызвали пока реакции властей Таджикистана, но побудили бывшего министра иностранных дел Хамрохона Зарифи весьма экспрессивно высказаться на своей страничке в социальной сети.

"Как бы не поперхнулся он таджикской землей! А земля Воруха скалистая и не любит "скалистых персон". Территория Таджикистана и ее граница – это не забор "Белого дома", чтобы с пьяными дружками ее перелезть и выгнать очередного законно избранного президента Кыргызстана", — написал он.

Риторика не в стиле кадрового дипломата, пусть и на пенсии. Бывшего министра извиняет только то, что и Ташиев нарушил негласный этикет высокопоставленного госчиновника, предав огласке детали переговорного процесса, проходившего за закрытыми дверями. Впрочем, у экспертов есть и другие объяснения столь разительных эскапад Хамрохона Зарифи.

"Такие нелицеприятные высказывания в адрес Ташиева, местами с переходом на личности, могут означать попытку предварительного зондирования реальной позиции кыргызской стороны, насколько серьезна она в выдвинутых ею заведомо неприемлемых для Таджикистана предложениях. Косвенным доказательством этого может служить и оперативное мирное окончание перепалки", — объясняет Боранбаев.

Военизированный эшелон поддержки

Между тем в Баткенской области Кыргызстана, той самой, где находится перманентный очаг конфликтов на таджикско-кыргызской границе, с 30 марта по 1 апреля прошли масштабные военные учения ВС соседней страны. Одновременно с ними в регион прибыл и сам председатель ГКНБ Кыргызстана Камчыбек Ташиев.

После его выступления на пресс-конференции с рассказом о выдвинутых в адрес официального Душанбе предложениях, аналитики отметили неуместность взятого в переговорах тона, больше подобающего доминирующей стороне.

"Концентрация военной техники и личного состава на границе с Таджикистаном выглядит как попытка придать весомость словам главы ГКНБ. Но воздействие на вторую сторону переговорного процесса с позиций силы непродуктивна. Душанбе не поддастся на откровенное давление, а Бишкек не пойдет на эскалацию конфликта, потому что приобретет статус агрессора, что автоматически включит защитный механизм ОДКБ", — уверен эксперт.

По его словам, хулиганские наскоки необходимо как можно быстрее сменить на обстоятельный диалог. Только учитывая интересы двух стран, можно решить застарелую проблему в их отношениях. А это возможно исключительно в рамках обоюдного партнерства и взаимного уважения.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *