Марафон передачи власти Сердару Бердымухамедову вышел на финишную прямую

«К работе пора привлекать молодежь»

14 апреля президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов был единогласно избран главой новой палаты парламента (своеобразного туркменского сената). Таким образом, пятилетний марафон передачи власти сыну главы государства Сердару Бердымухамедову вышел на финишную прямую.

С 2016 года, когда о Сердаре не было известно почти ничего, и до сегодняшнего дня Бердымухамедов-старший погонял сына по всем основным государственным органам, на практике ознакомив его с устройством государства.

О том, что на все должности в парламенте, областной администрации, внешнеполитическом ведомстве, министерстве, Кабинете Министров и Совете безопасности сын назначался или (технически) избирался не для реальной работы, а в качестве «практиканта», свидетельствуют как небольшие сроки его пребывания на своих постах, так и, очевидно, под него созданные министерства с неясными функциями.

Если, например, сомнительную целесообразность выделения отдельного министерства под строительное производство можно объяснить потребностью в собственных дешевых стройматериалах, необходимых для бесчисленных строек (хотя опыт оказался безуспешным), то какую сферу Сердар курирует на посту вице-премьера сейчас, кажется, не понимает даже сам президент, рассказавший, что новый член кабмина будет заниматься внедрением цифровизации и информационных технологий.

Назначив сына заместителем председателя Кабинета Министров 11 февраля, Постановление об утверждении его обязанностей Гурбангулы Бердымухамедов подписал только через месяц, 12 марта. Текст документа так и не был опубликован.

Впрочем, намерение президента оставить сына своим преемником не подвергалось сомнению еще пять лет назад, когда Сердара впервые показали по телевидению.

Интерес вызывает способ, которым Бердымухамедов-старший пытается этот план осуществить, а также сроки его реализации.

Когда в сентябре 2019 года во время заседания Халк Маслахаты (Народный Совет) глава государства неожиданно предложил преобразовать Меджлис в двухпалатный парламент, поделенный на Халк Маслахаты и Меджлис, мнения экспертов разделились: одни предполагали, что Совет возглавит Сердар, к которому в случае недееспособности отца перейдет власть в стране, другие – что руководящее место в палате готовит для себя сам Гурбангулы Бердымухамедов, намеревающийся передать власть по казахстанскому сценарию.

В феврале 2020 года, когда были опубликованы положения новой Конституции, касающиеся полномочий парламента, более логичным стал казаться вариант, при котором в Халк Маслахаты уйдет Бердымухамедов-старший. Дело в том, что в случае недееспособности первого лица председатель новой палаты принимает на себя полномочия главы государства, однако эти обязанности он будет исполнять только до перевыборов президента. Исполняющий обязанности президента баллотироваться не может. Соответственно, однажды уйдя в Халк Маслахаты, вернуться без нарушения Конституции будет затруднительно.

Впрочем, нарушать основной законы страны Бердымухамедов, как оказалось, может очень легко.

Избрание президента сначала в Национальный совет (новый парламент), а затем и председателем его палаты оказалось крайне неожиданным. Трюк проделан настолько внезапно и бесцеремонно, что невольно задумываешься, а тем ли текстом Конституции, который опубликован туркменскими информационными изданиями, руководствовался Бердымухамедов?

Статьи 73 и 87 Конституции прямо запрещают действующему президенту занимать одновременно место в парламенте.

Нет логичного объяснения, для чего главе государства понадобилось нарушать Конституцию, изменения в которую он сам так активно продвигал последние два года. Никакой юридической необходимости в этом не было, так как экс-президенты и так автоматически получают место в Халк Маслахаты, после чего оставалось этот орган лишь возглавить, что никакой проблемы тоже не представляет.

Возможно, дело здесь не в юридической логике, а в психологии самого Гурбангулы Бердымухамедова.

Наблюдая за его поведением в телерепортажах, можно заметить, что для него принципиально важно выделяться из толпы. Он должен быть на шаг впереди, если идет вместе с другими чиновниками или дипломатами; если он приходит в гости к получившим квартиру новоселам, то должен сидеть в кресле, в то время как хозяева сидят на полу; если чиновники, которые пришли к нему в кабинет, будут в пиджаках, то он обязательно снимет свой. Тут же можно вспомнить и намного более красноречивые факты, такие как «цветовая дифференциация» спортивных костюмов, согласно которой отдельными цветами выделяются простые чиновники, вице-премьеры и члены совбеза во время спортивных мероприятий, отдельный коврик для молитвы в центре в мечетях, в то время как имамы располагаются сбоку и сзади, ковры во время торжественных мероприятий, ходить по которым имеет право только президент.

Все эти детали призваны подчеркнуть исключительность и недосягаемость Бердымухамедова для других. Он не может быть не только ниже по статусу кого-либо в стране, он не может быть даже равным другим.

Если действовать согласно прописанной процедуре, то он должен сначала отказаться от поста главы государства и, пусть даже на короткое время, но все-таки стать «никем», затем получить место в Халк Маслахаты и стать равным еще 55 его членам. Только потом он сможет возглавить эту палату и снова «возвыситься».

Перевернув эту последовательность, президент смог возглавить палату парламента, не потеряв статуса.

Видимо, по такой же логике в Туркменистане не введен пост вице-президента или премьер-министра, на который Гурбангулы Бердымухамедов мог бы уйти после избрания  сына президентом. Это было бы проще, чем создавать юридически и процессуально намного более сложно устроенный институт Халк Маслахаты. Однако в этом случае ему пришлось бы оказаться в формальном подчинении собственного сына. В России в 2008 и в 2012 годах такие перестановки прошли очень гладко, так как у Путина не было комплексов по поводу своего статуса – все и так понимали, кто в российском тандеме принимает решения. В туркменской же квази-монархии такие «понижения в звании» неприемлемы.

Председатель палаты парламента – единственный пост, который позволяет Гурбангулы Бердымухамедову сохранить статус и стать своеобразным мудрым наставником для молодого президента, быть если не юридически, то духовно выше Сердара-президента.

Туркменский эксперт Сердар Айтаков в своей статье для «Независимой газеты» предположил, что передача власти произойдет еще нескоро, так как Гурбангулы Бердымухамедов целенаправленно демонстрирует свое хорошее здоровье и выглядит полным сил и готовности работать дальше. В этом есть своя логика и такой вариант развития событий также возможен, однако стремительные события последних месяцев, наоборот, показывают предстоящее вскоре последнее повышение Сердара.

За прошедшие пять лет Сердар научился держаться в кадре. В репортаже 2016 года, после избрания в Меджлис, он, сутулясь и вжимаясь в кресло, судя по выражению лица, совершенно не понимал, что вокруг происходит. Сегодня уверенности в его взгляде заметно прибавилось, однако какой-либо харизмы, лидерских качеств или готовности работать он по-прежнему не проявляет.

Часто он не присутствовал на заседаниях и вместо него отчет о работе подведомственных ему предприятий и организаций давали другие чиновники. Например, вице-премьер Шамухаммет Дурдылыев неоднократно отчитывался о работе цементных заводов. В августе 2020 года, будучи главой Ассоциации «Туркменские алабаи», он не участвовал в важной церемонии реформирования организации в международную. После назначения вице-премьером планировались его ознакомительные визиты в велаяты, однако он побывал только в Лебапе.

Передавать полную власть в стране в руки сына, очевидно, не обладающего авторитетом, опытом руководства и, возможно, даже желанием работать, может быть опасно и Бердымухамедов-старший это отлично понимает. Поэтому намерение поставить Сердара во главе государства, но при этом опекать его в следующие несколько лет, чтобы обеспечить плавный переход и дать время освоиться, вполне осмыслено. Для этого нужно быть в отличной форме и не давать повода усомниться в своей силе.

Что касается сроков, то исходя из стремительности текущих событий можно предположить, что о намерении передать власть молодежи глава государства объявит в ближайшее время, уже в этом году. 

На это указывают сроки, в течение которых Сердар находился на прежних постах – не дольше года, а кроме того, сейчас он занял одно из самых высших в туркменской политической иерархии кресел и любое другое назначение будет означать понижение, что, как мы уже знаем, недопустимо для представителя Бердымухамедовых.

Больше всего поводов для объявления преемника приходится на осень. 22 сентября Сердару исполнится 40 лет – это возраст, с которого он может избираться на пост президента. 27 сентября в Туркменистане массовыми торжествами отметят 30-летний юбилей независимости страны. Также осенью проводят заседания Халк Маслахаты как представительного органа. Каждое из этих событий может стать отличным предлогом.

16 апреля, когда готовился этот текст, Сердар Бердымухамедов сменил отца на посту главы Ассоциации ахалтекинцев. Как сказал Гурбангулы Бедымухамедов, получивший отступные в виде говорящего за себя звания «Мастер сейис-наставник Туркменистана», «к работе пора привлекать молодежь».

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *