Выводы о том, что инфляция в районе 15-16% не страшна для Узбекистана, крайне удивительны

Ведущий научный сотрудник Центра экономических исследований и реформ Ферузбек Давлетов в своей авторской статье рассуждает о влиянии инфляции на экономику Узбекистана, применении инфляционного таргетирования и дальнейшем формировании государственной политики в этом направлении. Эксперт считает, что стабильность ценообразования в стране является важным фактором устойчивой экономики, а выводы некоторых экономистов о том, что инфляция в районе 15-16% не страшна для Узбекистана, крайне удивительны.

– Стабильность ценообразования в стране является важным фактором устойчивой экономики. Цель статьи носит разъяснительный характер касательно последствий инфляции, применения инфляционного таргетирования в Узбекистане и дальнейшего формирования государственной политики в этом направлении.

Умеренная инфляция в районе от 2-3% для развитых стран и в районе от 3-5% в развивающихся странах, как рекомендуется международными экспертами и сообществом, не представляет значительного риска для макроэкономической стабильности. Однако более высокие значения инфляции имеют серьезные последствия для экономики.

Перечислим четыре основных взаимосвязанных проблем, вытекающих из инфляции. Первая проблема – это снижение покупательной способности валюты. Следовательно, дальнейшее ожидание подобного «инфляционного налога» вынуждает население отталкиваться от хранения активов в данной денежной единице, что в долгосрочной перспективе чревато негативными последствиями.

Вторая проблема – это «инфляционные удивления» населения и бизнеса, что приводит к неожиданной разнице покупательной способности отдельно взятых сторон. Последствия подобного «удивления» могут быть двоякими: выгодно для должников, невыгодно для кредиторов. В-третьих, частые колебания инфляции могут создать некую «неопределенность» среди экономических единиц (бизнес, население и тд.), что очевидно усложняет их экономическое планирование и в перспективе может создать спекулятивную атмосферу.

Следовательно, подобное хаотичное экономическое поведение будет в ущерб для каждой стороны. И последняя проблема исходит от неравномерного происхождения инфляция. Инфляция — это средневзвешенное значение роста цен. В свою очередь, это подразумевает, что отдельные цены могут расти совершенно разными темпами.

Отсюда вытекают две проблемы:

1) подобная система формирования изменений в ценах может неадекватно отражать относительную нехватку товаров и услуг и, таким образом, давать продавцам и покупателям вводящие в заблуждение сигналы;

2) подобная система формирования цен опять-таки усложняет предсказание инфляции в будущем, что снова делает экономическое планирование экономических единиц затруднённым.

Принимая во внимание серьезные последствия инфляции, доводы независимого эксперта А. Абдукодирова, в его интервью для издания «Кун.уз», о том, что инфляция в районе 15-16% не страшна для Узбекистана крайне удивительны, в то время как она должна всегда вызывать серьезные опасения среди населения, а не наоборот.

Низкая инфляция способствует как занятости, так и производительности, что приводит к повышению производственных мощностей, и как следствие к более высокому росту. Другими словами, инфляция влияет на рост, потому что в инфляционной среде предприятия склонны сокращать инвестиции как результат увеличения фактической цены капитальных товаров, которая помимо рыночной цены, включает издержки хранения денег для покупки нового капитала.

Предприятиям нужны деньги для покупки капитальных товаров, а сокращение «реального баланса» фирм увеличит эффективные затраты на покупку нового капитала. В этом направлении, эмпирическая связь между инфляцией и ростом проанализирована со стороны многих ученых. Например, исследование Ж. Грегорио, бывшего управляющего Центрального Банка Чили и министра экономики, показало, что в странах Латинской Америки, в период с 1950 по 1980 годы, рост ВВП на душу населения был бы по крайней мере на 25% выше, если бы уровень инфляции составлял бы половину своего уровня за тот же период.

Также, согласно исследованию Р. Барро, профессора Гарвардского университета, итоги оценки инфляции для более 100 стран в период с 1960 по 1990 годы показывают, что увеличение среднего уровня инфляции на 10 процентных пункта в год снижает темпы роста реального ВВП на душу населения на 0,3 процентных пункта в год, а отношение инвестиций к ВВП – на 0,6 процентных пункта. Здесь нужно четко понимать, что инфляция, инвестиции, и, следовательно, экономический рост тесно взаимосвязаны. Практически не может быть варианта развития событий, где происходил бы экономический рост и рост инвестиций, в то время как инфляция находилась бы на высоком уровне.

Основная задача любого монетарного регулятора исходит именно из-за вышеперечисленных проблем, то есть задача любого Центрального Банка (ЦБ) – это сдерживание инфляции. Это касается и Центрального Банка Республики Узбекистан (ЦБ РУз). Фактически, в период девальвации сума и ведения свободной конвертации в 2017-2019 гг. инфляция в стране была на высоком уровне — в районе 15%. Но уже в 2020 году ЦБ РУз удалось ее снизить до 11%.

Сохранение инфляции на стабильно низком уровне является приоритетной задачей ЦБ РУз. Задача поэтапного перехода на режим инфляционного таргетирования закреплена в Указе Президента Республики Узбекистан №УП-5877 от 18.11.2019. Согласно Указу, ЦБ РУз обеспечит снижение инфляции до 10% в 2021 г. и до 5% к 2023 г. Экспертные оценки Международного Фонда (МВФ) подтверждают полную и своевременную осуществимость данной задачи.

Опыт показывает, что Центральные Банки успешно реализует данную функцию будучи полностью независимыми от фискальной политики государства, политических и других коммерческих интересов. Закрепление инфляционного таргетирования как обязательную норму является краеугольным камнем в проведении успешной монетарной политики. Важность понятия «обязательной нормы» впервые была запечатлена в работе Нобелевских лауреатов по экономике Ф. Кидланда и Э. Прескота от 1977 года.

Они отметили, что ожидания общественности относительно возможных будущих действий формируется приверженностью правительства к неким «обязательным нормам». Политика, основанная на усмотрении (дискреционная политика), означает, что не существует каких-либо четко обозначенных правил, например, касательно той же инфляции. Этот факт формирует «неопределенные» ожидания среди населения касательно динамики ценообразования на рынках. В результате, мы получаем низкий уровень доверия населения к регулятору, и, следовательно, спекулятивно высокий уровень инфляции в том или ином периоде. Лишь «обязательные нормы», такие как Указ Президента об инфляционном таргетировании, будут гарантом стабилизации инфляции в ближайшие годы.

Однако это не означает, что ЦБ должен полностью оттолкнуться от дискреционной политики. Помимо всего прочего ЦБ должен и балансирует свою монетарную политику с экономическим ростом. Например, такие преуспевшие центральные банки как Европейский Центральный Банк (ЕЦБ), несмотря на основной ориентир на инфляционное таргетирование, также учитывают стабилизацию выпуска (производства) экономики, не говоря уже об Федеральной резервной системе США (ФРС), которая имеет «двойной мандат», то есть кроме стабилизации цен, регулятор еще и заботится о росте экономики, но основной задачей ФРС всегда остается стабилизация цен.

Отталкиваясь от теории, будет уместным анализ ежемесячных изменений цен в республике за последние годы. Ежемесячные данные индекса потребительских цен (ИПЦ) за период с 2016 по 2020 год приведены в Рисунке 1. Для информации, индекс потребительских цен (к предыдущему месяцу в %) в марте 2021 года составил 100,8%. Данный показатель в марте 2020 года и в марте 2019 года составлял 101,3% и 101,2% соответственно. Среднее значение ежемесячного ИПЦ за 2020 год составило 0,9%. Рассматривая динамику за взятый период, можно сказать, что ИПЦ сохранялся на умеренном уровне, за исключением некоторых скачков как результат девальвации сума и открытия свободной конвертации в 2017 году. Среднее значение ежемесячного ИПЦ за 2020 год составило 0,9%.

Источник: база данных Государственного комитета статистики Республики Узбекистан

Используя эти данные, можно вычислить вероятность пребывания в состоянии высокой инфляции. Согласно вычислениям Центра экономических исследований и реформ (ЦЭИР), вероятность пребывания в состоянии высокой инфляции равна 58%. То есть при случае, что ИПЦ окажется в состоянии высокой инфляции в определенном месяце, то вероятность его пребывания в следующем месяце на том же уровне равна 58%.

В действительности же, это говорит об исторически заложенных ожиданиях населения касательно изменений уровня цен, что в свою очередь объясняется отсутствием каких-либо вышеупомянутых «обязательных норм» относительно стабилизации цен до недавнего времени. В результате, мы осознаем, насколько же важны эти «правила» в формировании ожиданий населения и бизнеса.

В связи с этим, вдобавок к уже начатой в этом русле монетарной политике в Узбекистане будет целесообразным приведение дополнительных рекомендаций именно с точки зрения формирования ожиданий у населения и бизнеса.

В первую очередь, нужно всегда придерживаться к закрепленной инфляции на определенном уровне, как это начал делать ЦБ РУз. Так как целевой показатель инфляции предоставляет ценную информация для населения и бизнеса о монетарной политике и ожидаемой траектории дезинфляции, потребители корректируют свои ожидания (в краткосрочной и долгосрочной перспективе) исходя из этого, а также с учетом текущей инфляции.

Во-вторых, одной только монетарной политикой не решить стабилизацию цен, необходимо также проводить соответствующую фискальную политику. В период масштабных реформ и кардинальных преобразований в экономике, международные организации и эксперты рекомендуют держать бюджетный дефицит на умеренном уровне, так как он имеет прямое воздействие на инфляцию. То есть, раздутие фискального дефицита воспринимается экономическими агентами как «инфляционные удивления», что в свою очередь повышает их инфляционные ожидания.

Касательно оценочного влияния бюджетного дефицита на инфляцию, согласно исследованию ЦЭИР, повышение государственных расходов консолидированного бюджета на 1% от ВВП может увеличить инфляцию на 0,6%. Оптимизация расходов государственного бюджета в Узбекистане приобрела важный характер особенно в период пандемии и соответствующие меры были утверждены Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан №232 от 16.04.2020 О дополнительных мерах по обеспечению стабильности и оптимизации расходов государственного бюджета Республики Узбекистан и №575 от 21.09.2020 О мерах по обеспечению стабильности государственного бюджета Республики Узбекистан на 2020 год и оптимизация его расходов. Также, в этом направлении, недавно было принято постановление Президента Республики Узбекистан №ПП – 5053 Об оптимизации структуры и сокращении численности штатных единиц органов государственной власти и управления.

В-третьих, эмпирические данные указывают на чувствительность инфляционных ожиданий к отдельным потребительским товарам и услугам. Так, к примеру, результаты опроса потребительских ожиданий населения, который проводится Федеральным резервным банком Нью-Йорка на постоянной основе, указывают на тесную связь инфляционных ожиданий населения с изменениями цен на питание, топливо, медицинское обслуживание и стоимость обучения в высших учебных заведениях. Способы государственного регулирования ценообразования на вышеуказанные товары и услуги носят индивидуальный характер.

Так, например, в сфере здравоохранения устойчивость цен можно обеспечить развитием медицинского страхования, что предусмотрено Указом Президента Республики Узбекистан №ПП-4890 от 12.11.2020. В мировой практике, ценообразование продовольственных товары регулируется различными способами. Например, среди них создание фондов продовольственной безопасности или расширение участия зарубежных производителей в местных биржевых торгах, которые отмечались в видео селекторном совещании под председательством Президента Республики Узбекистан от 16.10.2020.

В-четвертых, изменения обменного курса влияют на инфляционные ожидания через заработную плату. При обесценивании сума, покупательная способность населения по отношения к импортным ценам снижается. Следовательно, очень важно обеспечение повышения устойчивости обменного курса к различным шокам. В данном направлении, в докладе ЦБ РУз об основных направлениях денежно-кредитной политики на 2021 и период 2022-2023 приведены основные механизмы совершенствования валютного рынка. К ним относится, переход от «фиксированного» метода валютных торгов к методу «непрерывных аукционов», что предусматривает значительное повышение роли участников рынка в определении обменного курса.

Последнее, но не маловажное, интеграция в глобальные производственно-сбытовые цепочки (ГПСЦ) является одним из основных драйверов инфляционных ожиданий. Возрастающая роль ГПСЦ способствует инновации и информационному обмену. В результате, новые технологии позволят более тщательно координировать производственный процесс в стране. Также, интеграция в ГПСЦ расширит возможности бизнеса по оптимизации различных этапов производства как внутри страны, так и за рубежом. В свою очередь, все это увеличит внутреннюю конкурентоспособность и повлияет на ценообразование.

В заключении, хотелось бы отметить важность стабильного ценообразования как с точки зрения макроэкономической стабильности, так и с точки зрения социальной защиты населения. В этом направлении, особа важна роль регулятора, его независимость и приверженность к «обязательным нормам». Одинаково важна текущая политика правительства по дальнейшей либерализации экономики, приверженности к социальной справедливости, синергии монетарной и фискальной политики и дальнейшей международной экономической интеграции.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *