Как в Казахстане видят Россию: Позитивный и негативный образы

За время, прошедшее с распада СССР, у государств постсоветского пространства сложились собственные внешнеполитические стратегии. Пандемия 2020 г. только усилила процессы сегментации региона. На этом фоне Казахстан и Россия вполне успешно формируют новые региональные подсистемы, что доказывает существующий опыт интеграционных процессов в рамках ЕАЭС. Однако при внешних признаках благополучия озабоченность вызывает нарастающая эрозия в отношениях двух стран. 

Источник: Как в Казахстане видят Россию: Позитивный и негативный образы

В чем она проявляется и как это видится из Казахстана – пишет к.и.н., профессор Института Дипломатии Академии государственного управления Республики Казахстан Т. В. Мармонтова.

Исходные координаты: Россия и Казахстан как союзники и партнеры

Россия и Казахстан прежде всего были и остаются друг для друга ключевыми союзниками и партнерами. В правительственной риторике и официальных документах уровень взаимодействий определяется как стратегический. Основные приоритеты закреплены в «Договоре о добрососедстве и союзничестве в XXI веке» (2013 год). В действующей редакции «Концепции внешней политики Республики Казахстан» Российская Федерация стоит первым государством, построение партнерских отношений с которым стоит в приоритете. В «Концепции внешней политики Российской Федерации» Казахстан обозначен как один из ключевых региональных партнеров.

Кроме того, Россия является основным торговым партнером Казахстана. В период января-сентября 2020 года товарооборот составил 13,308 млрд. долл. США, продемонстрировав отрицательную динамику, сократившись на 5,28%. 

Республика Казахстан по объемам торговых операций – второй торговый партнер России в рамках ЕАЭС и на постсоветском пространстве, уступая здесь первое место только Беларуси. В Казахстане высок престиж российского образования. Порядка 70 тысяч студентов из Казахстана обучаются в учебных заведениях Российской Федерации.

Однако сегодня, к сожалению, несмотря на высокий уровень сформированности двусторонних отношений на уровне восприятия, в Казахстане чувствуется настороженность – как в отношении самой России, так и в плане проявления российского участия к событиям экономической и социальной жизни страны.

Откуда берется негативный образ восприятия соседа?

Участие России в завязанных на Казахстан процессах объяснимо – как может сложиться по-другому, если два государства соприкасаются по более чем 7 тысячам километрам сухопутной границы. 

Каналы масс-медиа становятся источником для формирования некой «картинки», отражения образа страны, но она не всегда является адекватной. 

Опыт независимого развития все дальше разводит государства друг от друга в умах лидеров, экспертов и простых граждан.

Ни в Казахстане, ни в России за постсоветский период не предпринималось никаких серьезных попыток влиять на формирование образа страны соседа. Факт говорения на одном языке продолжает приниматься на руководящем уровне той неоспоримой истиной, которая определяет уровень понимания и степень принятия.

Из насущного

Для понимания существующей проблемы показательны два эпизода. Первый – связан с чередой заявлений, касающихся вопросов территориальной целостности и легитимности государственности Республики Казахстан, которые прозвучали из уст ряда российских общественных деятелей и политиков. 

Общественность Казахстана активно реагировала на эти выпады, требуя конкретных действий по отношению к «обидчикам». Высшее руководство ограничилось формальным подтверждением существующих договоренностей. 

Российское экспертное сообщество назвало случившееся глупостью, предвыборным пиаром, личным мнением, но никак не показателем того, что уровень восприятия Казахстана российскими элитами ниже того, который закреплен в официальных документах. 

Действительно, алармизм не то качество, которое должно определять направление системного анализа. Высказывание каких-то референсов к истории, которые не предполагают изменения текущей ситуации, ни планов по изменению текущего режима статуса – не должно рассматриваться как проявление враждебности. 

Однако сложная ситуация в мире и нестабильная обстановка на постсоветском пространстве способствуют тому, что каждое действие, призывающее к пересмотру внешнеполитических долгосрочных стратегий, будет интерпретироваться с отрицательной коннотацией.

Второй эпизод, позволяющий делать выводы о восприятии России в Казахстане и Казахстана в России связан с публикацией на Youtube документального фильма – расследования в РФ о т.н. «дворце президента». Максимальное число просмотров и комментариев связано с IP адресами, имеющими отношение к Казахстану. Отсюда можно сделать вывод, насколько казахстанцы погружены в, по сути, внутреннее российское информационное поле.

Какие тут выводы? В Казахстане уже по-другому смотрят на двусторонние отношения, каждое непродуманное заявление со стороны любой сторонней медийной персоны потенциально – громкий информационный повод, с предсказуемыми репутационными потерями.

Несмотря на, казалось бы, полное отсутствие связи между двумя событиями, общее тут есть. Согласно тексту основного закона Республики Казахстан, русский язык является языком межнационального общения. По данным на начало 2021 года в Казахстане проживают 3,47 млн. русских, это вторая по величине этническая группа .

Русский язык сегодня становится тем триггером, который делает политику РФ объектом пристального внимания в Казахстане, именно за счет него внутреннее российское инфополе уже больше не является «внутренним». 

Фактически образ и систему восприятия России формирует уже не какая-то система действий. Россию в Казахстане видят не через призму официальных сообщений в правительственных СМИ, а через Youtube, мессенджеры и социальные сети.

Как формировать позитивный образ в новой системе координат

Именно так, через Интернет, казахстанское общество получает сигналы «наступательной внешней политики РФ». Если на уровне общественного восприятия формируется некоторая озабоченность, то ведущие российские эксперты видят проблему еще и в том, что многие путают активную внешнюю политику с наступательной.

Российская Федерация сегодня определяет свою внешнюю политику как систему партнерских отношений, особенно со странами ближнего круга, такого, как СНГ. 

Будучи ведущей силой в регионе, в условиях нарастающей нестабильности Россия строит свои действия так, чтобы, проще говоря, «не доставлять проблем». 

Именно с этой точки зрения становится понятной и логичной сдержанная реакцию на откровенно провокационные выпады в сторону Казахстана. Также нужно вспомнить, что Россия находится в ранней фазе предэлекторального периода, и эти заявления могут быть расценены как отработка ожиданий таргетированных аудиторий.

Каких-то амбиций и долгосрочных конструкций в рамках постсоветского, которые Россия преследуют, кроме той стратегии интеграции, которая одобрено совместно, вероятнее всего, не существует. А определенная «прохлада» связана с комплексом объективных факторов, обусловленных пандемией. 

Парадигма выстраивания отношений в рамках постсоветского пространства направлена на сохранение текущего положения и существующей архитектуры, шире – на решение экономических и геополитических задач на внешних рубежах.

Таким образом, налицо две стороны проблемы, обозначающие уже плохо скрываемое охлаждение отношений между странами, которые на официальном уровне имеют самый высокий – стратегический уровень партнерства. 

С одной стороны – это общий кризис системы международных отношений, который усугубила пандемия. Это приводит к тому, что страны в большей степени прагматизируют интересы. Кризисные явления спровоцировали своеобразный эффект «шагреневой кожи», пространство для манёвра сжимается и есть необходимость осознания реалий нового постковидного мира, где формат самоидентификации строится по принципу «свой-чужой». Процесс только начался, важно суметь встроиться в него. Опоздавшие навсегда перейдут в категорию «чужой».

В этой ситуации и лежит объяснение ситуации, связанной с охлаждением казавшихся безоблачными казахстанско-российских отношений. 

Если в Казахстане формируется не всегда положительный, но все-таки образ Российской Федерации. А вот в России – нет какого-то определенного образа Казахстана. В приграничье Казахстан – это сосед, с которым многое связано, в центральной части страны – это некая абстракция, без четких привязок и характерных признаков.

Желание понять соседей из Казахстана существует, крупнейшие российские медиа и СМИ активно открывают рубрики, посвященные ситуации на постсоветском пространстве. Проблема в том, что со стороны Казахстана нет запроса на формирование определенных инфоповодов, позволяющих ввести казахстанскую тематику в медиаполе России на постоянной основе.

Страновый-PR – необходимая составляющая внешнеполитических усилий государства, и ее значение растет, пока процессы фрагментации постсоветского пространства выходят на новый уровень. 

Те, кто родился в год распада СССР, сегодня перешагнули 30-летний возрастной рубеж. Они не привязаны к некой мифической для них общности советского прошлого. 

Постепенно постсоветское пространство перестает быть общей территорией. Государства зацикливаются на своих интересах, которые реализуется по-разному, часто, через тему национального возрождения. Это опасная тенденция, которая в итоге может серьезно повлиять на будущие отношения наших стран.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *