Казахстан. Изучение истории все чаще политизируется и похоже на распил бюджета

Создание новых научных структур не оправданно ни с финансовой, ни с историко-культурной точки зрения.

На днях объявлено о скором появлении очередного научного института по изучению улуса Джучи. При том, что в Казахстане успешно десятилетиями действуют Институты востоковедения, истории и этнологии, археологии и множество других.

На новость об институте во имя Джучи отреагировал известный политолог и биограф Данияр Ашимбаев.

Игры в историю

«В политической истории набирает силу «джучизм», построенный, как и многое другое, на манипуляциях с фактами», — написал он на своей странице в Facebook. — «Хочется напомнить, что улус Джучи был основан на завоеванной монголами территории кипчаков, которые стали затем основной ударной силой в армии своих завоевателей.

Часть кипчаков бежала от монголов в Европу, другая часть — вместе с русскими князьями — пыталась организовать сопротивление, но была разбита на реке Калке. Кипчаки, кстати, с русскими и воевали, и дружили. Тот же Александр Невский, любимый и при царе, и при СССР, да и сегодня, по маме кипчак. И при его правлении, о чем северные историки не любят писать, произошло организационное вхождение Руси в улус Джучи. А в 1257 по его приглашению монгольские аудиторы проходили АТО в Новгороде. Академик Бекмаханов (сам торе) писал:

«Монголо-татарское иго надолго задержало экономическое и культурное развитие Казахстана, затормозило формирование казахской народности, сложение государства»

«Джучизм» не учитывает того, что южный и восточный Казахстан входили в улус Чагатая (если уж мы делаем фетиш из монгольского АТД), у которого не менее интересная история и культура. Я недавно публиковал данные о реестре исторических памятников. Хочу напомнить, что их львиная доля находится на юге и относится к домонгольскому периоду. Забавно наблюдать, как у нас любят делать из истории жупел и бегать с ним».

«Рухани жангыру» не дремлет

А тут еще подоспела информация о том, что на продолжение реализации программы «Рухани Жангыру» в 2021 году потратят новые транши на миллиарды:

  • проект «Ұлы қоныс» по стимулированию и развитию внутренней трудовой миграции — 2,4 млрд
  • специальный проект «Ұлт тарихы» — 109,8 млн
  • Организация и проведение Республиканского военно-патриотического сбора «Айбын» — 73,1 млн
  • Реализация проекта по развитию современной детской литературы «Менің атым Қожа» — 61,4 млн
  • Разработка мобильной и браузерной игры «Qazaq handygy» — 27,8 млн
  • Проведение слета передовиков растениеводства — 23,6 млн
  • Комплекс мероприятий по обучению государственному языку представителей других этносов — 13,8 млн
  • Организация и проведение Республиканского фестиваля военно-патриотической песни «Жас Сарбаз» — 2,5 млн

Недавно мы также публиковали информацию, что минобразования потратит 1,5 млрд тенге на исследования проблем в образовании, которые давным-давно изучены.

Пищевые цепочки финансирования

Гуманитарная сфера стала активным реципиентом бюджетных средств. Причем зачастую результат гигантских трат невозможно потрогать руками. То есть оценить и ощутить хоть какой-то эффект. Данияр Ашимбаев считает, что всю эту бесконечную пищевую цепочку по распилу бюджетных средств проще не трогать, чем ей противостоять.

— В коронакризисный год все страны борются за здоровье людей, а у нас активно тратят деньги на научные изыскания. Это нормально?

— Тут экономическая теория говорит разное. Монетаристы предлагают сокращать государственные расходы, кейнсианцы, наоборот, предлагают их увеличивать. Как мы видим, в Казахстане и та, и другая модели имели место быть. В 90-е бюджетные расходы урезали, а в 2000-х они стали расти. Причем, с одной стороны, имел смысл развития инфраструктуры или хотя бы поддержка отдельных отраслей на плаву. Но мы видим, что государственные расходы растут в тех сферах, где транспарентность, прозрачность и эффективность принимаемых решений, мягко говоря, является сомнительной.

— И результат пощупать руками невозможно, да.

— Да. Сейчас есть проблемы в строительстве. Особенно низкое качество жилья, проданного по социальным программам. Недавно глава государства подверг резкой критике ситуацию с дорожным строительством. На него, опять-таки, тратятся миллиарды. Компания «КазАвтоЖол» как раз является чемпионом республики по бестендерному финансированию строительных работ. То же самое касается практически всех сфер, в том числе здравоохранения, образования и науки. Почему?

Потому что существует большое количество отраслевых лобби, в том числе и в гуманитарной сфере. Любое недофинансирование или сокращение финансирования превращается в тему для массовых истерик

Так что есть сферы, где государство само не хочет сокращать финансирование — слишком много бенефициаров в этих пищевых цепочках.

Наука не хочет экономии

— Есть сферы, где и хотели бы сократить, но слишком мощное лобби не позволяет урезать траты. Такая тема, как всевозможные гуманитарные исследования в виде конференций и других дорогостоящих мероприятий, стала настоящим источником доходов.

Любые попытки экономии приводят к шуму в социальных сетях

Мы прекрасно знаем, что все деньги, выделяемые на языковые программы, расходуются предельно неэффективно. Однако как только приходит проверка, творческая интеллигенция сразу же затевает истерику: «Мы тут культуру развиваем, а вы лезете со своими грязными проверками наших законных денег». Проверяющие собирают вещи и уходят обратно. А что еще делать? Лоббирование откровенно коррупционных и распильных схем происходит при активном участии общественности.

— На всевозможные исторические темы выделены за годы независимости гигантские суммы. Где результат?

— С одной стороны, государство должно оплачивать научные исследования. Но в таком случае вспомним, сколько потратили на юбилей Казахского ханства, при этом почти не заметив юбилей Алаш Орды. То есть тратить можно, когда нужно.

В 2021 году ученые, «изголодавшиеся» по научным бюджетным исследованиям из-за пандемии, срочно захотели заняться изучением Золотой орды

Эту тему сейчас активно продавливают. Причем с одной стороны есть реальные исследования, а с другой – политизированные.

У нас в структуре Национальной академии наук существовали Институт истории и этнологии, выделенный из него в начале 90-х Институт археологии, которые провели огромный объем работ и имеет огромную базу наработок.

Потом создали Институт истории государства, который получил огромное финансирование и занимался и занимается изучением современного этапа государства.

Есть Институт востоковедения и другие сформировавшиеся научные коллективы. Но, заметьте, сейчас наиболее активно лоббируется создание нового института с отдельным бюджетом по изучению улуса Джучи.

Бюджет все стерпит

— Политический запрос, вырывание из контекста и переписывание истории уже вызывает вопросы у многих специалистов. С другой стороны, мы видим совершенно конкретные бюджетные программы, которые пойдут в работу этой структуры.

Хотя на базе уже существующих научных институтов можно выполнить любой объем исторических работ. Кстати, по программе «Культурное наследие» выпущено много интересной научной литературы. Немало литературы издается даже вузами. Просто она не так известна и издается небольшими тиражами, поэтому не все попадает в магазины. Но работы преимущественно идут на базе прежних академических институтов – истории, археологии, востоковедения.

И если все эти инициативы по созданию новых научных структур за версту отдают будущим «распилом», то можно было хотя бы не политизировать историю

Некоторые депутаты уже договорились до того, чтобы ввести уголовную ответственность за оскорбление общелюбимых ими исторических деятелей. Очень по-научному, что называется.

— А это все инициируется МОН РК, как главным ответственным ведомством за науку, или есть какие-то третьи силы?

— Я думаю, здесь задействована и администрация президента. Поэтому не стал однозначно говорить, что все эти вещи – происки правительства или МОНа. Организационно, конечно, вопросы ложатся на МОН – это его сфера деятельности.

Но существующая схема так и построена, что управлять сомнительными проектам через МОН проще. Это очень удобно

Да и механизм отчетности давно отработан. Если говорить о контроле за результатами всей этой работы. Достаточно предъявить определенное количество презентаций с участием определенного количества уважаемых экспертов. И рапортовать, что сумма освоена. И проблема решена.

А вот за науку и историю при таком подходе действительно обидно.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *