Визит узбекского лидера в Таджикистан: меньше слов и больше дел

Лучше всего двусторонние отношения укрепляют не декларативные заявления, а конкретные и взаимовыгодные проекты в различных сферах, отмечают аналитики.

По прибытию состоялась личная встреча президентов Шавката Мирзиёева и Эмомали Рахмона. Подробности беседы пресс-cлужбы двух президентов не сообщили, сказав, что на них обсуждался весь «спектр узбекско-таджикского стратегического партнерства», а также некоторые региональные проблемы.

Источник: Визит узбекского лидера в Таджикистан: меньше слов и больше дел

По словам президента Мирзиёева, «сегодня узбекско- таджикские отношения достигли беспрецедентно высокого уровня».

«Все принятые нами решения воплощаются в жизнь, за это время в двухсторонних отношениях очень многое изменилось.  Цифры говорят сами за себя», – цитирует слова президента Узбекистана его пресс-служба.

По данным узбекской стороны, если в 2017 году товарооборот был всего 70 миллионов долларов, то в 2020-м году данный показатель впервые достиг 500 миллионов долларов.

«Мы очень серьезно готовились к данному визиту. Успешно проведен форум регионов, подписаны конкретные проекты и контракты более чем на 1 миллиард долларов», – заявил Мирзиёев.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что Узбекистан является «стратегическим партнером и надежным соседом».

Он отметил, что количество совместных предприятий увеличилось в 8 раз и сегодня превышает 200. К примеру, в Душанбе успешно работает совместное предприятие по выпуску бытовой электроники «Артель Авесто Электроникс». К визиту проработаны еще более 30 таких проектов.

Президент Рахмон подчеркнул, что даже в сложных условиях прошлого года росли объемы грузоперевозок и транзита. Кроме того, страны, по его словам, в числе первых возобновили авиарейсы между столицами.

Президент Шавкат Мирзиёев таджикского коллегу посетить Узбекистан с ответным визитом в удобное для него время.

По итогам расширенных переговоров было подписано 36 документов, которые в основном имеют декларативный характер.

Среди них наиболее важные – поправки в Соглашение от 9 марта 2018 года о взаимных поездках граждан. Ранее, некоторые СМИ сообщали, что эти поправки должны упростить процедуру взаимных поездок граждан и соглашение о создании совместного акционерного общества, проведении технико-экономического обоснования строительства и эксплуатации двух ГЭС в бассейне реки Зарафшан.

«Речь идёт о совместном строительстве двух гидроэлектростанций на реке Зарафшон ориентировочной мощностью 320 мегаватт, о чем мы с Шавкатом Миромоновичем условились два года назад в Ташкенте», – уточнил президент Эмомали Рахмон.

По завершении переговоров в расширенном составе состоялась церемония официального открытия социальных объектов, построенных администрациями Самаркандской области Узбекистана и Хатлонской области Таджикистана.

Оба президента, нажав символическую виртуальную кнопку,  сдали в эксплуатацию здание общеобразовательной школы на 1400 учащихся в Ургутском районе Самаркандской области Узбекистан и Оздоровительный комплекс «Дружба Таджикистана и Узбекистана» на 200 коек в Кубодиёнском районе Хатлонской области Таджикистана.

Медовый месяц продолжается?

Во время предыдущего визита узбекского президента в Душанбе в марте 2018 года было достигнуто соглашение о демаркации отдельных участков государственной границы, которое многие тогда расценили как «прорывное».

Однако в этот раз новых договоренностей о границе стороны не достигли. В совместном заявлении двух президентов говорится лишь о необходимости «продолжения конструктивного переговорного процесса по демаркации Государственной границы».

Несмотря на это эксперты по обе стороны границы положительно оценили итоги визита.

Участник Школы аналитики CABAR.asia, узбекистанский политолог Юрий Саруханян считает, что заявления двух президентов говорят о том, что «медовый месяц» между Узбекистаном и Таджикистаном продолжается».

«Это, с одной стороны, очень хорошо для стран, которые много лет просуществовали в режиме враждебного молчания. С другой стороны, затягивающийся медовый месяц может свидетельствовать и о том, что страны пока находятся на начальной стадии перехода от декларативного сотрудничества к детальному», – пишет в своем телеграм-канале Саруханян.

По его мнению, совместное заявление и заявления для прессы были привычно наполнены декларациями о намерениях по всем сферам сотрудничества и содержали не так много конкретики.

«Например, проблема Рогуна, если и была на повестке дня, то не удостоилась освещения для широкой общественности. Надо сказать, избегание разговоров о Рогуне на высоком уровне заметно с момента перезапуска отношений. Зато вместо этого есть заверения приверженности совместной реализации гидроэнергетических проектов в Таджикистане и сообщение о планах по строительству двух ГЭС на Зарафшане», – продолжает свою мысль в своем посте Саруханян.

Ташкент и Душанбе подтвердили заинтересованность в продолжении сотрудничества в региональном формате и проведении Консультативных встреч.

«Закрепление механизмов ЦА-сотрудничества как одной из тем двусторонних переговоров между странами региона – это тот самый маленький шанс, который позволяет надеяться, что регионализм выйдет из комы», – полагает Саруханян.

Он добавил, что в налаживании сотрудничества в наших странах важны личные отношения лидеров двух стран.

Таджикский политолог Абдумалик Кадыров считает, что этот визит стал продолжением предыдущего, «однако с более практическим вектором».

«Предыдущий визит президента Мирзиёева был, как бы, эпохальным, т.е. концом эпохи Каримова, характеризовавшейся недоверием и враждебностью ко всем соседним странам, и началом новой эры – эры Мирзиёева, направленной на построение доверия и создание мостов между узбекистанцами и другими народами Центральной Азии», – сказал CABAR.asia Кадыров.

В повестке этого визита больше было экономической составляющей, нежели политической.

«Основной фокус, все-таки, был сделан на развитие бизнес-отношений, на инвестирование в экономику друг-друга. Да, пока таджикские предприниматели инвестируют в экономку соседей намного меньше, чем их коллеги в нашу экономику, однако, как говорится, «лиха беда начало». Узбекский капитал, не государственный, а самый что ни есть, предпринимательский, начинает поступать в нашу экономику», – сказал Кадыров.

Говоря о строительстве Рогунской ГЭС, Кадыров сказал, что этот проект уже давно превратился из экономического в политический.

«Что касается президента Мирзиёева и его отношения к Рогуну, то нельзя, конечно, сказать, что он его вообще не беспокоит. Просто, как дальновидный и прагматичный политик, Мирзиёев старается и будет стараться делать все возможное, чтобы не возникла необходимость использования Рогуна как инструмента политического давления на его страну. А здесь, самое главное, это доверие друг к другу. И фундамент этого доверия, кажись, он закладывает основательно. И строительство двух совместных ГЭС на реке Зарафшон это жест, указывающий на то, что Узбекистан понимает наши нужды и готов содействовать их решении», – отметил Кадыров.

Он затруднился ответить на вопрос о сохраняющихся проблемных вопросах во взаимоотношениях двух стран.

«Вроде бы все проблемы, которые выходили наружу при Каримове, потихоньку находят свое решение. Особенно, если это касается межгосударственных отношений. Конечно, остаются какие-то мелкие вопросы, без них не может быть. Но, если руководство соседней страны не сойдет с выбранного пути, то все эти вопросы мало-помалу будут находить свое решение», – говорит Кадыров.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *