Большой разговор с левыми о настоящем и будущем Узбекистана

Ханские взгляды чиновников, закон о языке и выборы хокимов

Один из самых резонансных вопросов последнего времени – запрет на обращение в госорганы на других языках, кроме национального, – удалось решить только благодаря депутатам Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ), которые резко выступили против. Как заметил их лидер, Улугбек Иноятов, а как, например, узбекистанцы, которые не знают узбекского, будут обращаться в скорую помощь или милицию. Человеку будет плохо, а ему или его родственнику скажут: пожалуйста, говорите на государственном языке? 

НДПУ – сегодня это единственная левая партия страны, которую конкуренты часто называют наследницей компартии. С одной стороны, в этом есть доля правды: в основе идеологии партии – ориентация на социальное развитие государства. Но в партии утверждают, что они самая народная политическая организация, которая, в отличие от других, не пиарится в соцсетях, а работает засучив рукава "в поле", решая проблемы граждан. 

Корреспондент Podrobno.uz побеседовал с председателем Центрального совета Народно-демократической партии Узбекистана Улугбеком Иноятовым о том, возможен ли социализм в современных условиях, почему некоторые чиновники не хотят менять свое мышление, а также планах, которые партия ставит перед собой, если выиграет президентские выборы. 

– Население в стране часто говорит, что все партии одинаковые. Вероятно, это происходит потому, что у партий нет четко выраженной идеологии. Каково ваше мнение по этому вопросу, и какова идеология НДПУ?

– Со стороны народу может показаться, что все партии одинаковы – все они борются за власть, чтобы реализовать свои программные цели. Но так и должно быть, во всем мире это – одна из важных функций партий. Это то, что объединяет все партии по их месту в обществе и системе представительной государственной власти.

Вопрос и не в идейных разногласиях. Избиратели на выборах голосуют не за идеологию – они не политики и идейные разногласия их не привлекают. Они голосуют за те практические меры, которые та или иная партия предлагает для решения проблем, затрагивающих их жизненные интересы и потребности. А подходы к обозначению проблем и путей их решения у партий разные.

Наша главная цель – формирование в стране основ социального государства, надежно гарантирующего осуществление закрепленных в Конституции социальных прав и обеспечивающего всем, кто в этом нуждается, социальную защиту, достаточную для удовлетворения их основных жизненных потребностей. Именно поэтому, в соответствии с общепринятой сегодня классификацией, мы – левая партия.

Да, в каких-то вопросах мы пересекаемся с другими партиями, но в то же время расходимся во мнениях. К примеру, мы так же, как и наш конкурент – УзЛиДеП – ратуем за создание рабочих мест. В этом вопросе мы выступаем за строительство больших заводов, создание крупных сельскохозяйственных предприятий, которые могли бы обеспечить стабильной работой и постоянным доходом больше людей. Либералы также выступают за значительное повышение доли промышленности в экономике страны.

Однако при этом мы считаем необходимым укрепление регулирующей роли государства в социально ориентированной экономике. УзЛиДеП же выступает за либерализацию рынка и сокращение государственного присутствия в экономике.

Наш электорат – уязвимые слои населения: пенсионеры, многодетные семьи, трудоспособные, но безработные люди, сироты, люди с ограниченными возможностями. Государство должно защищать их всех. Ведь если не будет социальной защиты, начнется дестабилизация: экономика и спокойствие начнут рушиться. Этим мы отличаемся от других.

Кто-то может сказать, что мы защищаем тех, кто не приносит пользы государству. Но, чтобы человек мог работать и приносить пользу своей стране, нужно создавать рабочие места. Создайте инвалидам условия, они тоже начнут вносить свой вклад во всеобщее развитие, смогут при этом адаптироваться и найти свое место в обществе. Да, такие рабочие места обходятся работодателю дороже: для них нужны особые условия, реабилитация.

Или взять мигрантов. Сколько их уехало своими силами за рубеж? У них семьи, дети, их нужно кормить. Узбекистан пока не может обеспечить всех работой: наши трудовые ресурсы очень велики, только молодежь составляет 60% всего населения. Поэтому надо обучать востребованным профессиям, создавать условия, чтобы они могли легально и достойно работать за рубежом.

Либералы в своих программных целях ориентируются на интересы предпринимателей, добиваются создания благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса. Это направление они считают главным в обеспечении занятости и стабильных доходов населения.

И такие различия – есть двигатель общества. Ни одна партия не может охватить все проблемы общества. Поэтому каждая берет на себя какую-то часть, выполняя обязанность защищать и продвигать интересы своего электората. 

– Современное глобальное развитие показывает, что капитализм не оправдал надежд многих государств, многие вновь пробуют внедрять некие модели гибридного социализма, когда государство проявляет больше заботы о населении. Вам близка эта позиция, вы разделяете социалистические тезисы?

– Думаю, мир давно уже не укладывается в примитивную черно-белую схему разделения государственного и общественного устройства, экономических отношений на капитализм и социализм. С точки зрения заботы государства об интересах населения "главным социалистом" сегодня вполне можно назвать Организацию Объединенных Наций, утвердившую в 2015 году большинством из более чем 190 стран мира цели устойчивого развития на период до 2030 года.

Да, во главе всех наших целей стоит проведение эффективной социальной политики, обеспечивающей сильную социальную защиту каждому, кто в ней нуждается. И мы считаем, что государство – главный защитник своих граждан. Однако мы не разделяем принципы демократического социализма, составляющие основу идеологии и стратегии деятельности социал-демократических партий, входящих в состав Социалистического интернационала.

Мы – сторонники народной демократии, обеспечивающей поддержку и поощрение активного участия в социальной, экономической и политической жизни всех людей, независимо от их возраста, пола, наличия инвалидности, национальности, вероисповедания и социального статуса. В том числе и нуждающихся в социальной защите слоев населения. 

– Некоторые депутаты и руководители партий проявляют очень высокую активность в соцсетях. НДПУ в свою очередь не часто появляется в информационном пространстве. Используете ли вы социальные сети как инструмент мониторинга реакции на те или иные события, общения с избирателями?

– Безусловно, мы используем Интернет и другие инструменты: у нас есть сайт, каналы, газета, мы наблюдаем новости в СМИ, опросы "Общественного мнения". И, конечно, когда промолчать невозможно, мы выступаем. Но наши слова и действия более взвешенные, сдержанные. Все-таки нашей партии 30 лет, и думаю, что мы более фундаментальные и считаем нужным тратить больше времени на конкретные дела.

У нас 10 тысяч первичных партийных организаций, в каждом районе есть депутатская группа, которая работает непосредственно с народом, выявляет проблемы, принимает меры по их решению. Мы поддерживаем активную связь с ними, это наша сила на местах. И если мы читаем о чем-то таком в сети, мы просим депутатский корпус на местах изучить проблему, проводим свое расследование.

Исходя из повесток дня на местах, мы разрабатываем свои проекты, программы. Не каждая партия может этим похвастаться. Доверие избирателей нужно завоевывать не словами, а действиями. Например, мы большое внимание в последние годы уделяем проблемам инвалидов. И нам отрадно, что руководство страны слушает и принимает какие-то решения по поднимаемым нами вопросам. Им стали выделять социальное жилье, трудоустраивать. 

– Большинство депутатов вашей фракции проголосовало против предложения, чтобы все граждане Узбекистана обращались в органы власти только на узбекском языке. Почему?

– Мы были не согласны только со статьей 12 законопроекта. Народ Узбекистана многонационален, и его представители имеют право разговаривать на своем родном языке. Это прописано в Конституции. Исходя из этого мы требовали, чтобы наравне с государственным можно было обращаться и на других языках.

Вы представьте, как обращаться в скорую помощь или милицию людям, которые не знают узбекского? Человеку плохо, у него беда, а ему или его родственнику скажут: пожалуйста, говорите на государственном языке. Это абсурд. Это издевательство. Поэтому многие наши депутаты выступили против этого пункта. Нужно более человечно относиться к тем, кто будет исполнять законы, которые мы принимаем. 

– По мнению Алишера Кадырова, у членов Народно-демократической партии несерьезное отношение к государственному языку. Как вы реагируете на это заявление? И что нужно сделать, чтобы развивать узбекский язык?

– Это вполне естественно, что каждая страна должна обеспечивать развитие государственного языка. Но, скажу так, отклоненная статья не принципиальна в этом плане, она не влияет на развитие узбекского языка. В целом, остальными пунктами его приоритет довольно хорошо защищен.

Закону о госязыке уже 30 лет, а у нас даже нет конкретной методологии узбекского языка. Нам нужно думать о научном подходе к изучению узбекского, о переводе источников на наш язык и наших достижений на другие языки. Наши ученые до сих пор спорят, на какой графике должен быть узбекский язык. Кроме того, мы знаем, что есть стандарты иностранных языков – уровни A, B, C определяют, какими компетенциями должен владеть человек, сколько слов должен знать, на каком уровне читать, писать, говорить. Однако стандарт владения узбекским языком еще не разработан. Вот об этом нужно думать, над этим работать. 

– Как относитесь к высказыванию своего коллеги относительно принудительного лечения и выселения лиц с нетрадиционной ориентацией из страны?

– Давайте перейдем к следующему вопросу. Это очень щепетильный вопрос, не будем его комментировать. Он касается малого количества людей, но раздражает очень многих. Давайте лучше о глобальном. 

– Недавно сообщили об избиении депутата НДПУ в Бойсунском районе. Часто применяют физическое насилие по отношению к депутатам?

– За два года председательства я слышал только об одном таком случае. Чаще лишают статуса депутата местных кенгашей за неугодные выступления, якобы за коррупционные действия. Однако при этом неизвестно, были ли эти коррупционные действия доказаны. Лишение мандата происходит только в том случае, если есть решение суда. Мандат дает народ, и лишают его по решению народных избранников путем голосования. 

– Кстати, недавно группа депутатов Андижана направила открытое письмо к президенту. Что в партии думают о такой ситуации? Насколько местные депутаты имеют достаточно полномочий, давят ли на них местные власти?

– Случай вопиющий. В законе прописаны права депутатов, однако нет регламента местных кенгашей. Они ведут свою работу по разным инструкциям. Для депутатов законодательной палаты такой регламент существует, он определяет границы полномочий и прав народных избранников. Такой четкости нет в местных кенгашах. Вероятно, это упущение и становится причиной таких ситуаций.

В целом, депутаты защищены законом, но это скорее вопрос культуры и этики некоторых чиновников. Сегодня ввиду высокой информативности среды психология общества меняется на глазах, люди проявляют незамедлительную реакцию на неправомерные действия. Однако у некоторых чиновников все остается по-прежнему. Их ханские взгляды не позволяют им понять, что высокий пост не дает ему право стучать кулаком по столу и говорить, что будет так, как он хочет. Все должно быть в рамках закона. И если дать почувствовать им наказание, очевидно и они тоже когда-нибудь поймут, что пришла пора перемен. 

– Какие планы партия ставит на этот год? НДПУ уже начала подготовку к президентским выборам, что вы хотите предложить народу Узбекистана?

– Планы у нас очень большие. Еще в начале марта мы заявили, что будем участвовать в этих выборах и сразу приступили к разработке программы своего кандидата на пост президента. Кандидата курултай (съезд) будет определять в августе. Программа почти разработана и находится на экспертизе. Мы проанализировали свои предыдущие предвыборные программы, почти половина наших идей в какой-то степени уже реализована – приняты законы, пошли сдвиги. Поэтому мы взглянули на них в новом ракурсе, учли и мнения международных экспертов.

Одним из вопросов, которые мы поднимаем, является определение прожиточного минимума. Мы уже разработали и передали Министерству экономического развития и сокращения бедности концепцию соответствующего законопроекта, чтобы там высказали свое мнение, а также учли и наши идеи при разработке госпрограмм и нормативных актов.

Многие эксперты говорят, что Узбекистану рано принимать такой закон – экономическое состояние государства не позволит обеспечить его исполнение, государство не сможет покрывать все затраты. Мы и не предполагаем, что все будет сразу. Но, вероятно, через определенное время мы выйдем к стандартному пакету, который примут в рамках закона.

Предлагаем решения по обеспечению населения доступным, качественным жильем. Считаем необходимым сделать открытыми цены на коммунальные услуги, чтобы люди знали, как формируется стоимость услуг. Также затрагиваем вопросы создания рабочих мест, регулирования цен на продукты питания.

Кроме того, в Узбекистане многое говорится о пенсиях, но мало конкретного делается в этом отношении. Да, с 1 июня введен новый порядок определения пенсии, но положение пока остается прежним. Сейчас у нас действует система солидарной пенсии, однако нам уже нужно переходить на новые формы – в пенсионном обеспечении должны участвовать не только государство и трудящееся население, но и другие участники. Нужно дать возможность людям самим копить себе на пенсию.

Сейчас много частных детских садов, воспитание детей в которых не все могут себе позволить. Поэтому мы ратуем за то, чтобы в отдаленных сельских местностях обязательно строились государственные дошкольные учреждения: частные сады там будут просто пустовать. Также считаем полезным организовать бесплатное обучение творчеству в школах музыки и искусства для одаренных детей, из малообеспеченных семей. Считаем нужным увеличивать квоты на обучение для инвалидов. Это небольшая часть того, что мы хотим предложить. 

– Президент неоднократно говорил о том, что хокимы должны избираться народом, но к этому должны быть готовы и избиратели, и избираемые. Как вы считаете, в Узбекистане готовы к выборам хокимов? И будете ли вы продвигать этот вопрос?

– Пока не попробуем мы не узнаем, готовы ли мы к этому. Думаю, нужно провести эксперимент, скажем, в каком-нибудь городе с развитой инфраструктурой. Это будет первый опыт, без ошибок не обойдется, но мы будем постепенно на этих ошибках учиться. В Казахстане недавно ведь приняли закон о выборах акимов.

Да, в повестке нашей предвыборной кампании этот вопрос стоит. Мы считаем, что сильное гражданское общество должно идти именно этим путем. Председатель кенгаша депутатов не должен быть хокимом, и он должен держать отчет перед народными избранниками. Тогда и статус депутата повысится.

Конечно, мы многого добились за это время. Ведь как было раньше, все молча занимались своим делом, а сейчас Узбекистан открыт, сознание людей меняется, депутаты имеют свой голос, активно обсуждают, критикуют, ставят вопросы перед чиновниками. Раньше чиновники сами были депутатами – начальники отделов народного образования, здравоохранения, коммунальщики были представителями народа. К счастью, сейчас ситуация почти поменялась. Осталось только забрать у хокимов право возглавлять кенгаш народных представителей.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *