Почему растут цены в Казахстане

В Казахстане в информационной и даже политической повестке дня все больше доминирует тема роста цен. С одной стороны, покупателей, а вслед за ними депутатов и министров, пугают едва ли не удваивающиеся на глазах цены на овощи и мясо. С другой стороны, в тихую панику перед кратным ростом цен на лесоматериалы, металлопрокат и цемент впадают те же строители, не знающие, как им вписываться в утвержденные сметы.

Источник: Своик: Почему растут цены в Казахстане

Если объективно, то цены сверх привычных темпов растут в стране уже года полтора-два, но в последнее время то ли рост ускорился, то ли нервы у казахстанцев как-то слишком напряглись. Проблема, что называется, выплеснулась. В самом деле, в Казахстане, казалось бы, ничего такого не происходит, и правительство фактически то же, что еще при прежнем президенте, и переизбранные депутаты влились в тот же фон, и даже курс тенге давно уже почти на месте. Однако в воздухе прямо-таки разлита всеобщая неудовлетворенность и ожидание каких-то перемен. А коль скоро единственно, что движется – это цены, то к ним и все внимание.

В казахстанской сугубо внешне-ориентированной экономике ускорение ценового роста имеет и внешнее объяснение. Похоже, умопомрачительная денежная накачка развитых экономик, запущенная еще для преодоления мирового кризиса 2007-2008 годов, да еще подстегнутая пандемией, начинает сказываться и на самих этих развитых странах. 

Подобно плотине, покрывающейся пока небольшими трещинами, деньги с переполненного финансового рынка текут в реальный сектор. Такая импортируемая с потребительскими и промышленными товарами долларовая инфляция стекает и к Казахстану.

Денег нет, денег в избытке

Рассуждения о глобальном катаклизме – не задача этого материала, но чем больше появляется опасений такого рода, тем больше оснований присмотреться – как с удержанием цен справляются казахстанское правительство и Национальный банк. И здесь выходим на два строго аргументируемых утверждения: экономика Казахстана катастрофически нуждается в деньгах, и она же деньгами … опасно переполнена.

Насчет катастрофической нехватки денег можно сослаться на статистику, по которой на начало этого года казахстанская семья в среднем тратила на потребление 94,2% своих доходов, на накопления почти ничего не остается. Но хуже другое – на питание уходит уже больше половины – 55,2% дохода, и этот процент с каждым годом пугающе ползет вверх.

Допустим, людей не жалко, но платежеспособного покупателя на рынке катастрофически недостаточно. Вот этот недостаток производители и продавцы тоже могут восполнять ростом цен – говорят знающие люди и добавят, что кредиты в национальной валюте удушающе дороги и объективно непосильны для пополнения хотя бы оборотных средств производителей чего бы то ни было на местном рынке, не говоря уже об инвестициях. К тому же инвестиции в страну, какие есть, на три четверти иностранные и вкладываются исключительно в то, что интересует рынок внешний.

С другой стороны, те же знатоки могут заявить, что правительство, несмотря на все более напряженный бюджет и все быстрее расходуемый Национальный фонд, не жалеет денег на поддержку всего-всего, от сельского хозяйства до малообеспеченных. В стране одновременно действуют несколько «дорожных карт» и целевых программ, по которым субсидируются ставки коммерческих банков, реализуются льготные кредитные линии, а то и просто выделяются деньги.

Такой господдержкой, мешающей нормальной работе рыночных, в том числе банковских механизмов, экономика переполнена, говорят понимающие. Правомерно ссылаясь на прописные истины: если инфляция высока, то Национальный банк обязан поднимать базовую ставку. А если правительство, наоборот, втянуло Нацбанк в квази-финансирование экономики, вынудив даже «напечатать» сколько-то триллионов, вот вам и эффект роста цен!

Впрочем, Национальный банк, по высокой ли, по пониженной ли, ставке базового кредитования банков второго уровня все равно не осуществляет. Эпизод с «печатным станком» – он временный, связанный с пандемией, больше такого не повторится.

Чего у нас нет

Плюрализм мыслей в одной голове – это шизофрения, говорят знатоки уже медицинского профиля, а потому надо срочно разложить соображения по полочкам. Тут как раз все просто: классика монетарного регулирования экономики, в том числе цен … к Казахстану не относится. 

По той хотя и печальной, но вполне очевидной причине, что экономика страны является не той «экономикс» , которая описана в рыночных учебниках, а всего лишь ее внешним придатком.

Суть нашего придаточного положения в том, что внешнеэкономические операции, – экспорт и импорт, привлечение кредитов и инвестиций осуществляются за пределами юрисдикции государства Казахстан, а потому на нашем собственном рынке институтов накопления капитала и его развития попросту нет. В частности, нет ни необходимого производственникам длинного и дешевого кредита, ни, тем, более, внутреннего инвестиционного потенциала. И уж подавно нет ни механизмов поддержания платежеспособности населения, ни нужды в них.

Правительство же, будучи с головы до пят напитанным не работающей у нас монетарной классикой, вынуждено, поперек собственной выучке и собственным же декларациям, опираться на квазигоссектор и заниматься квази-финансированием. Что, при многолетних уже немалых финансовых объемах и реальных организационных усилиях не слишком получается. А если честно сказать, то получается наоборот: правительство составляет одну за другой программы индустриализации и перехода от сырьевого к высокотехнологичному экспорту, на деле же экономика все более «упрощается» в сторону сырьевой и внешней зависимости.

Табличный ликбез

Не хотелось бы грузить читателя многими цифрами, но вот две более чем красноречивые таблицы:


Из первой мы видим, что по нижнему для сельского хозяйства уровню – растениеводству, Казахстан, хотя и далеко не обеспечивает сам себя, достаточно успешен по экспорту. А вот по более сложному второму переделу – животноводству, наша традиционно скотоводческая страна вынуждена завозить вчетверо больше, чем сама экспортирует. По пищевой промышленности – даже более чем четырехкратная зависимость от внешнего завоза. Наконец, машиностроение – двадцати пятикратная разбежка между нашей способностью производить и необходимостью завозить!

Вторая таблица иллюстрирует итоги постоянно углубляющейся зависимости от внешнего инвестирования и кредитования, заодно с сильнейшей зависимостью от импорта. Все численные значения взяты из официальных данных Национального банка по платежному балансу:


Выходит, от своего экспорта Казахстан даже в нынешние сложные времена получает вполне неплохую валютную выручку. Однако за вычетом импорта (две трети которого идут на обеспечение той же сырьевой добычи) от валютного притока мало что остается. А теперь, внимание: иностранные инвесторы и кредиторы выводят доходов намного больше, чем Казахстан имеет от собственно международной торговли! В результате сальдо платежного баланса у нашей страны надежно опущено в минус, и для покрытия этого минуса приходится прибегать к новым внешним займам и искать иностранных инвесторов – с новым погружением в ту же внешнюю зависимость.

В заключение стоит сказать, глядя на обе таблицы: в смысле потенциала такой внешне ориентированной модели, мы – приехали! То есть, в рамках самой такой модели выправить ситуацию, перевести минусы в плюсы уже не получится.

Зато у правительства получится, другого все равно не дано, сколько-то еще тянуть такую модель, продлевая ее существование. Ну и пытаться как-то сдерживать тот рост цен, с которым ему вряд ли совладать.

Впрочем, почему иного не дано? Иное строение экономики, направленное на совместное инвестиционное развитие в рамках ЕАЭС, обсуждать сейчас в самый раз. Иначе цены и грядущие события могут оставить нас далеко позади.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *