Кыргызстан. О сущности и признаках

Нынешнее лето, то жаркое, то прохладное, ставит перед властью и обществом все новые проблемы и задачи – неспокойно на границах, коронавирус не отступает, нешуточно пугает маловодье с проблемами для энергетики и сельского хозяйства. Практически безудержно растут цены на продукты, на стройматериалы и ГСМ.

За суетой и злободневными вопросами сегодняшней повестки на каких-то задворках нашего внимания осталась начавшаяся компания по выборам в местные кенеши Бишкека, Оша и Токмака. Вроде и агитационная работа началась, и партии есть, и списки. Есть новая Конституция и огромный объем изменений в законодательно-нормативной сфере, частью уже принятых, частью — находящихся на рассмотрении парламента.

Но удивительная пассивность, отсутствие конкурентной борьбы, определенная апатия граждан к происходящему наталкивает на мысль о том, что общество меняется. Вкупе со всеми другими факторами и явлениями нашей повседневной жизни, кажется, меняются в нашем восприятии сами представления, образы и ценности демократии.

Достаточно ли тридцати лет независимости, трех революций, чтобы общество впитало в себя так называемые «демократические ценности»?

Несут ли изменения в общественном настроении угрозу перспективам фундаментальных свобод в стране? Можно ли утверждать (констатировать) конец существования «островка демократии»? Какая участь ждет демократическую мысль в стране?

Об этом и другом рассуждают политические обозреватели Elgezit.kg.

Политолог Эмиль Джураев : «К пониманию – через трудности».

Демократия в Кыргызстане сейчас переживает не лучшие времена, хотя и не в первый раз. Многое из того, что происходит супротивного демократии, наводит на мысли, что этот раз может оказаться гораздо хуже – системнее, глубиннее. Принята новая Конституция, в которой заложено множество моментов, опасных для демократического правления. Во власть пришел круг руководящей элиты, среди которой почти нет людей, придающих серьезное значение демократическим принципам, помимо пустых слоганов. Форсированно идет принятие и пересмотр множества законов, в результате которых станет еще меньше механизмов отстаивания гражданских свобод, еще больше рычагов для их подавления. Все это происходит на фоне активно подпитываемого популистического подъема среди масс, неприятия и нетерпения к критическому и альтернативному мнению.

При этом всем, Президент Жапаров неоднократно говорил о своей приверженности демократии на разных трибунах. Демократия – сложный институциональный конструкт, в котором можно и ненароком запутаться, и намеренно запутать. «Народ требует!» — вроде бы и демократичное основание для властных действий, но чаще всего, именно под таким безапелляционным популистским лозунгом история видела много трагедий и рождений диктатур. Если власть в Кыргызстане заинтересована в сохранении и укреплении демократии, то она должна понять одно: демократии не остается места там, где есть доминирование одного института, лидера, партии над всеми.

Демократию нельзя строить сверху вниз, насильно.

Каким бы серьезным ни был кризис демократии в Кыргызстане, однако, именно из-за этого кризиса, могут укрепиться, расшириться и стать устойчивее ряды приверженцев демократии среди общества, тех, кто видит и строит демократию горизонтально или снизу вверх. Даже в ближайшем прошлом, что в первый натиск пандемии летом 2020 года, что в политическом кризисе осенью, что в кризисе в Баткене с соседями, именно такие силы проявляли себя как самые быстрые, эффективные, конструктивные. Власти, приверженной идее демократии, нужно это признать и работать с такими силами, не пытаться подавлять их.

А пока, в ближайшей перспективе, очевидно, обществу Кыргызстана предстоит пережить и прочувствовать перемены, супротивные демократии, и прийти к более правильному пониманию ее через трудности.

Политический обозреватель Темирбек Орозбаев: «Выученные, но не принятые сердцем ценности».

Чтобы судить о демократических ценностях в стране, нужно для начала решить, что кроется за этим понятием. Для начала, можно сказать, что, понимание того, что в Кыргызстане народ есть источник власти, уяснили. Можно поговорить о выборах. Выборы в Кыргызстане проходят регулярно, и бюллетени фактически считают, а не выбрасывают в мусорные баки, даже если есть попытки прибавить там или убавить здесь. Даже если голоса людей покупают, по крайней мере, можно говорить, что “продавцами голосов” выступают взрослые, дееспособные граждане страны, делающие это дело на добровольной основе. Это есть базовое требование демократии, и разница видна в сравнении с другими странами, где выборы либо не проводятся, либо проводятся абсолютно на формальном уровне, когда не только избиратели, но и оппозиционные кандидаты дружно голосуют за «того самого».

Но было бы крайне неправильно говорить о демократических ценностях в стране только на основании конкурентных выборов. Ведь выборы — это лишь определенная процедура, или алгоритм действий, термин более знакомый с наступлением эры коронавируса.

Год пандемии показал нам, можно 1000 раз твердить о том, что все мы сделали по алгоритму, и все равно оказаться в луже. Таким же образом, конкурентность выборов и определенный политический плюрализм у нас не показатель демократических ценностей в обществе, а показатель порочной, коррумпированной, преступной системы.

Нормальная демократия — это футбол, в которую может играть любой талантливый и трудолюбивый паренек, и где побеждает сильнейшая команда, играя по правилам и перед зрителями. Но наша демократия больше смахивает на криминальные разборки: туда входят люди определенных ценностей, игра не для зрителей, правила там темные, и на выходе получаем не тех, кого хотели.

Что здесь общего с футболом? И там и здесь есть конкуренция, и побеждает сильнейший. Что лучше для общества — конкуренция в преступном мире, или беспрекословный авторитет единого “авторитета”? В реалиях Кыргызстана, поиск ответа на этот вопрос кажется более актуальным, чем разговор о демократических ценностях общества.

Конечно, встает вопрос, зачем так сгущать краски. Ради полемики, можно предъявить следующие доводы.

Во-первых, какими бы конкурентными не казались выборы в Кыргызстане, ключевым фактором успеха на выборах являются деньги. С деньгами идут на выборы, для того, чтобы сделать еще больше денег. Это всем известный секрет, и властная должность является самым рискованным, и в то же время, самым прибыльным, видом бизнеса. Значит, говорить о выборах в Кыргызстане как о достижении демократии пока не стоит. В конце концов, о каком “выборе” можно говорить, если выбирать приходится между условными Бабановым и Жээнбековым, при всем к ним уважении (это пример самых непредсказуемых выборов в нашей истории).

Во-вторых, результаты выборов у нас никто не уважает. Можно выбрать одного на пять лет, а потом свергнуть через два года. Это нормально, потому, что выбираем не по достоинству кандидата, а по сумме денег, полученной за день до голосования. Как только съели эти деньги, тогда и заканчивается кредит доверия избранному депутату или президенту. Не уважать результаты — это не про футбол, а значит, и не про демократию. Конечно, не все голосуют за деньги. Многие голосуют по зову крови, за сородича. Но кровные узы — это тоже ближе к кровавым разборкам, а не к прекрасному футболу.

В-третьих, и в главных, для того, чтобы выборы были элементом честной, открытой и осмысленной конкуренции, требуется общество, где определенные ценности являются нормой для среднего гражданина, для средней семьи. Это ценности честности, уважения к правилам, ответственности за свои действия и принятия решения на основе элементарной логики и морали. Пока этим не блещет ни общество в целом, ни политическая элита, как его производная. Золотые слова Исхака Раззакова “сек ак болсон, мен ак болсо, коом да таза болот” выучили все, но близко к сердце никто еще не принял.

Итого, 30 лет и 3 революции помогли свергнуть иго КПСС и фактор всемогущего тоталитарного государства, но ничего стоящего не появилось взамен.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *