США пытаются втянуть Россию в «большую игру» в Азии

Конец июня принес первые сполохи военной грозы, вызванной изменениями в Афганистане, на границах Центральной Азии. Продолжающееся бегство войск США и их союзников из этой страны плюс слабая способность установленного ими режима в Кабуле стабилизировать ситуацию начинают давать свои плоды даже раньше, чем это можно было ожидать.

Скорее всего, уже осенью запрещенное в России движение «Талибан» установит контроль над Афганистаном и приступит к физическому истреблению своих противников и попутчиков. Это значит, что уже сейчас России надо думать над тем, как обезопасить себя и дружественные правительства Центральной Азии от распространения войны за пределы Афганистана.

Факты таковы, что 22 и 23 июня значительные группы военных центрального правительства Афганистана перешли на территорию Таджикистана и Узбекистана, спасаясь от талибов, которые начали захватывать приграничные районы Афганистана. Сразу вслед за этим в Узбекистане начались срочные военные учения для проверки боеготовности армии к отражению угрозы с юга. Одновременно состоялся визит президента Афганистана Ашрафа Гани в Вашингтон, а информационные каналы вновь начали тиражировать версию о возможном расширении в Афганистане военного присутствия Турции.

Общее впечатление – это скоординированные или нет действия большой группы государств, направленные на проверку готовности и желания России тем или иным образом «вписываться» в афганскую проблему. Именно России, потому что другой большой сосед Афганистана – Китай – уже показал, что не собирается серьезно вмешиваться в афганские дела и вообще сокращает свое присутствие в Центральной Азии.

На то, что Россию хотят туда втянуть, указывает и появление традиционной «пугалки» в виде турецкого присутствия. Принято считать, что Москва исключительно эмоционально относится к любым турецким упражнениям на своей периферии. Хотя, в принципе, президента Эрдогана просить два раза не надо – он в силу авантюристического стиля своей внешней политики и сам готов поучаствовать в любой заварухе. Анкара могла сама проявить инициативу даже без настойчивых просьб Вашингтона.

Именно США являются сейчас державой, в наибольшей степени заинтересованной в том, чтобы разворошить афганский улей насколько это возможно. Ситуация в этой стране и вокруг нее никак не связана с безопасностью американской территории. Именно это, по всей видимости, сказал своим генералам Джо Байден, когда принимал решение уходить из Афганистана. Вторжение в эту страну 20 лет назад было возможно только в условиях, когда США действительно располагали силовой монополией в мировых делах.

Сейчас ситуация полностью изменилась, и американцы делают попытку вернуться к своей политике эпохи холодной войны – не втягиваться самим в каждый конфликт, а разжигать их по периметру своих основных противников. Благодаря собственному геополитическому положению они себе это могут позволить практически по всему миру.

Но именно это означает, что Вашингтон теперь будет окончательно рассматривать Афганистан и Центральную Азию в контексте своей борьбы против Москвы и Пекина. Особенно, когда в регионе почти не осталось американских военных, жизни которых мог бы угрожать новый раунд гражданской войны. Теперь главная задача США и их союзников – сделать Афганистан проблемой России и ее друзей в Центральной Азии.

Для Ташкента, Душанбе или Ашхабада развитие ситуации в Афганистане действительно может выглядеть тревожным. Наступательное поведение талибов сокращает время на размышления и грозит опрокинуть многие планы. Даже если правы те эксперты, которые считают, что уничтожив своих противников внутри, это движение начнет строить национальное государство.

Но по мере своих успехов новое афганское правительство вполне может начать предъявлять претензии к соседям за решения, которые сочтет недружественными. В любом случае интересы и взгляды на мир «Талибана», считающего себя победителем в войне с США, придется учитывать, а к этому привыкнуть будет сложно. В конечном итоге победа радикалов может оказаться и не такой сокрушительной, а это значит, что в стране продолжится внутренний конфликт, стороны которого будут втягивать соседние государства.

Обеспокоенность друзей и союзников России в Центральной Азии может рассматриваться как повод, чтобы вести себя по отношению к Афганистану более активно. Однако вряд ли эта активность должна принимать форму военного давления – ведь это именно то, что от России ждут на Западе. Особенно опасно поддаваться эмоциям сейчас, когда Россия действительно восстановила свои военные возможности и очень внимательно следит за тем, чтобы не нарушались проводимые ей «красные линии». Но не нужно изобретать эти линии там, где для их появления меньше всего оснований.

Нельзя забывать, что Байден действительно опирается на свой собственный исторический опыт и будет, скорее всего, пытаться воссоздать в новых условиях ситуацию позднего этапа холодной войны. Россию нужно отвлечь от основного европейского театра серьезной или фантомной угрозой на азиатском направлении. Все прекрасно помнят, какую роль сыграла афганская война в моральном поражении СССР в холодной войне. Повторение этого опыта было бы для США идеальным развитием событий. 

Все страны Центральной Азии – это состоявшиеся суверенные державы, способные к проведению собственной внешней политики и обеспечению своей безопасности. Наиболее мощные из них, Узбекистан и Казахстан, готовы выступать со своими масштабными проектами регионального сотрудничества. Так, например, официальный Ташкент предлагает весьма убедительные планы развития, включающего Афганистан, взаимодействия в транспортно-логистической области.

Эти инициативы могут состояться, даже когда в Кабуле сменится правительство. Степень непосредственной заинтересованности в них России – это предмет серьезного разговора на экономические темы. Однако в любом случае реализация таких проектов не принесет России экономического или политического вреда, поскольку будет происходить на наименее угрожающем для ее безопасности направлении. Более того, в интересах России было бы создавать условия, в которых страны Центральной Азии смогут самостоятельно разговаривать с Кабулом. В конечном итоге именно они показывают миру пример, когда при невероятном количестве нерешенных пограничных вопросов за 30 лет после распада СССР в регионе не возникло ни одного крупного межгосударственного конфликта.

Сейчас в российском распоряжении одна из самых лучших в мире военных машин, доказавшая способность решать проблемы безопасности малыми силами и без дорогостоящих военных операций. Центральная Азия – это регион, где нет государства или группы государств, для которых борьба с российским влиянием была бы целью национальной внешней политики. На Среднем Востоке нет и не будет ничего подобного НАТО, или держав, ставящих своей целью внутреннюю дестабилизацию России и, самое главное, обладающих для этого ресурсами.

Россия, конечно, будет всегда оказывать помощь своим союзникам. На территории стран Центральной Азии есть российские военные базы, осуществляющие поддержку и обучение национальных армий. Но это не значит, что Россия должна стремиться к тому, чтобы брать на себя всю ответственность за их будущее.

Исторически присутствие России в Центральной Азии и Афганистане стало результатом борьбы европейских империй за контроль над Средним Востоком. Тогда это называлось «большая игра». И, видимо, неслучайно автору этого понятия, британскому разведчику Артуру Конноли в 1842 году отрубили в Бухаре голову – ничего хорошего его изобретение не принесло. Возникающая вокруг Афганистана новая ситуация – это прекрасный повод для России проявить способность к внешней политике, которая не совпадает с устоявшимися стереотипами и ожиданиями.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *