Зачем в Казахстане фальсифицируют статистику образования?

В публичном пространстве Казахстана появилась серия заявлений, которые продемонстрировали явные подлоги в образовательной статистике республики. Фальсификация коснулись данных, касающихся использования казахского языка в учебе, тестах, а также оттока выпускников школ из страны.

Первым звонком стало заявление спикера Сената Маулена Ашимбаева: «В настоящее время более 41% учащихся школ в Казахстане обучаются на русском языке». Для тех, кто следит за темой, это кажется странным.

По данным Бюро Нацстатистики, в Казахстане на русском языке учится 1 098 тыс школьников из 3 481 тыс. Это доля в 31,5%, которую можно округлить до 32, но никак не до 41%. При этом Миноборазования Казахстана, которое очень любит обвинять прессу в публикации «фейков», не спешит опровергнуть или уточнить статистику Ашимбаева.

Кто говорит правду, Минобр или одно из первых лиц Казахстана? Спикер не знает, о чем говорит, или министерство завышает статистику учащихся на казахском, чтобы отчитаться об успехах национальной политики в школе?

Чтобы ответить на этот вопрос обратимся к другому скандальному примеру фальсификации статистики.

Недавно Минобр объявил, что очередной единый национальный тест 2021-го сдали 145 288 абитуриентов, из них 109 693 человека – на казахском языке, то есть около 75%. Результат значимый, если бы это заявление не было полной выдумкой.

Нацстат фиксирует, что по итогам 2020/21 учебного года 11 класс закончило 140 643 человека. Минимум 7 041 из них по сведениям того же источника сразу же уехали за рубеж и не сдавали ЕНТ. Возможно, для Минобразования станет сюрпризом, но вычитание работает иначе 140-7=133, но никак не 145.

Подобные аномалии при сдаче ЕНТ раньше никогда не происходили, так как тест сдавала доля окончивших школу 11-классников, а не возникшие из ниоткуда люди. В 2018 году, по данным Национального центра тестирования,  тест сдали 98 698 из 127 414 выпускников. В 2019 году 91 438 человек при 143 089 выпускниках. В 2020 году 105 625 сдавших ЕНТ из 117 204 выпускников.

Разница между числом выпускников окончивших 11 классов школы и сдавших тест связана с хорошо известной проблемой – нежелании молодежи продолжать образование в Казахстане. Окончившие «одиннадцатилетку» в отличие от «девятилетки» чаще хотят получить высшее образование, но не в Казахстане, а в российских вузах, где сейчас учится более 12% казахского студенчества.

Причем эта доля постоянно растет, исключая 2020-й, когда из-за закрытой границы многие молодые люди просто не смогли уехать. В Казахстане уже сейчас остро стоит проблема недобора студентов в региональные вузы, а пресса начинает называть ЕНТ – «ненужным экзаменом».

Однако проблемы «отказников» Минобразования Казахстана старательно замалчивает в том числе, чтобы рапортовать о растущем проценте выпускников, сдающих тест на казахском.

Если же взглянуть на цифры честно, то мы обнаружим, что при 70% этнических казахов среди школьников ЕНТ на казахском языке в 2019 сдавало 49,9% учащихся. Прочие либо сдавали тест на русском, либо не проявили к нему интереса и отправились учиться в Россию, естественно, на русском языке.

В 2020 году после закрытия границы из-за карантина долю казахоязычных участников ЕНТ удалось поднять до 68%. Но после восстановления выезда в 2021-м статистику получается лакировать только с помощью прямых фальсификаций, регистрации сдачи тестов «мертвыми душами».

Для руководства Минобразования эти манипуляции со статистикой решают две задачи: сокрытия провала «казахизации» школы, приверженность которой артикулирует министр Аймагамбетов, а также маскировки падения качества высшего образования, из-за которого столь велик отток студентов в зарубежные вузы и процент отказов от сдачи ЕНТ.

Это не только вопрос «исполнительности» министерства, ложные данные о росте казахоязычия молодежи легли в основу ошибочных решений правительства. В частности, на этих данных базировалось решение о проведении «националистической» кампании перед выборами парламента в январе 2021 года. По ее итогам партия Нур-Отан потеряла более 1 млн голосов избирателей, вызвав раздражение массы русскоязычных казахов-избирателей.

Нужно отказаться от попыток фальсифицировать статистику и прятаться от языковой реальности. Вопреки желаниям многих политиков Казахстан не стал одноязычным. Сейчас в стране наиболее популярен и востребован русский язык, хотя единственным государственным значится казахский, который периодически продвигают в ходе публичных кампаний и вскоре снова забывают.

Лучший выход из ситуации – научиться принимать реальность, признать за русским языком статус второго государственного и, наконец, оставить попытки искусственно трансформировать культурную жизнь общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *