Узбекистан. Село, потерянное в песках

Вы когда-нибудь слышали о городах-призраках? Чаще всего перед глазами предстают страшные американские города, похожие на Сайлент-Хилл. В бескрайней дали каменистого Плато Устюрт гордо возвышается село Кубла-Устюрт. Это маленький поселок, где сегодня проживает 286 человек.

Жители называют себя людьми «потерянного рая». Кубла-Устюрт до 1990-х годов носил название Комсомольск-на-Устюрте. В советские годы здесь был цветущий город у берегов Аральского моря с населением более полутысячи человек.

Жители занимались рыболовством, животноводством, дети плескались у берегов моря. Для сельского микрорайона Кубла-Устюрт был довольно современен, останки двух- трехэтажных домов, отдельная взлетная вертолетная полоса, в селе своя школа, сад, медпункт.

Один из жителей вспоминает свое детство: «Наш район считался современным, на вертолете доставлялось необходимое продовольствие, мы были на московском обеспечении, но… в 80-е годы Арал в один миг ушел на километры. И дальше… катастрофа. Высохшее село. Все начали стремительно уезжать. Первыми ― русские, дальше ― наши сородичи», ― тяжело вздыхает житель.

Идя по единственной центральной улице Кубла-Устюрт, понимаешь, насколько процветал поселок. А сейчас улица ведет к сухому песчаному чинку Плато Устюрт.

Поселок довольно чистый, люди засадили его фруктовыми деревьями. К кому бы не зашел во двор, встречают с улыбкой на лице. Дворики маленькие, уютные. Отдельно стоит отметить порядок и отсутствие мусора в селе.

На сегодняшний день люди в основном занимаются животноводством, недалеко от домов увидели длинный караван из верблюдов. «Верблюжье молоко самое питательное, ― с радостью предлагают жительницы. ― Берите, не пожалеете», ― восклицают они.

По дороге встретили пастуха, он перегонял верблюдов. Разговорились. Он рассказывал о своей молодости, что работал электриком. Каждое лето летал в Сочи и страны постсоветского пространства. Сейчас на пенсии, смотрит за верблюдами и люди платят символическую плату за его труд.

У песчаного горизонта видно белое маленькое здание. Это сельская школа, там обучается около 30 детей на всю школу. Первый класс окончили три человека. Детям хитрить не удается, классный руководитель и директор ― соседи. Зайти в соседний дом не составит труда. Жители знают друг друга хорошо, ходят на новоселья и свадьбы.

Сотовой связи почти нет, только в том году провели Uzmobile. Люди живут в офлайн-мире, без устройств, телефонов и планшетов. Дети гоняют мячи, играют в прятки. Взрослые заняты хозяйством, бытом и воспитанием детей.

Жизнь обычного кубла-устюртовца проходит на единственной газокомпрессорной станции. Там работает основная часть населения. У ярких синих ворот мы встретили женщину и спросили: «А чем вы в жизни занимаетесь?» Она гордо ответила: «Работаю главным оператором на компрессорной станции!»

Женщина мило улыбалась и рассказала, что невесткой сюда попала в 1979 году из Жаслыка, полюбила своего супруга. Женились, выросли дети, выдали замуж дочек. Но ни на секунду не возникала мысль покинуть это село. Героиня сказала о хорошей зарплате на станции, платят больше 3 миллионов сумов. Вот только рынок за 300-400 км от села, аптеки нет.

Удивляешься стойкости жителей и их нежеланию покидать свой дом несмотря на отсутствие инфраструктуры, на проблему опустынивания.

Смотришь на лица этих людей ― каждый полон счастья и душевности, несмотря ни на что. Недалеко стоит пожилой старик, напоминающий больше рыбака, который смотрит вдаль на песчаные барханы. В его голове пробегает мысль о возвращении когда-нибудь сюда воды.

Увы, мысли остаются надеждой, а море ― миражом.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *