Для чего российские военные «поселились» на границе с Афганистаном

РФ и государства Центральной Азии готовятся отразить террористические атаки из ИРА в режиме нон-стоп.

Присутствие российских вооруженных сил на границе Афганистана и государств Центральной Азии становится практически постоянным, чего и следовало ожидать на фоне крайнего обострения ситуации в Исламской Республике, скопления на ее границах с ЦА боевиков из трех десятков террористических организаций. Москва и центральноазиатские страны — по крайней мере, Таджикистан, Узбекистан и Киргизия — совместно с Россией демонстрируют свои военные возможности террористическим группам, дабы предотвратить попытки их прорыва в Центральную Азию и задействования в ней организованного подполья радикальных организаций.

Не успели в Таджикистане, на границе которого с Афганистаном идут ожесточенные бои между талибами («Талибан» — террористическая организация, запрещенная в РФ) и правительственными войсками ИРА, отгреметь российско- таджикские учения, как военные РФ готовятся к новым — продолжительным и еще более масштабным. В учениях на таджикской границе экипажами танков Т-72 были отработаны вопросы боевой охраны колонн, преодоления условно зараженных участков местности, отражения нападения диверсионно-разведывательных групп и ударов авиации противника.

По данным пресс-службы Центрального военного округа РФ, на полигоне Харб Майдон танкисты оборудовали позиции и укрытия для боевых машин. Основу российского воинского контингента составили подразделения 201-й военной базы РФ — самой крупной за пределами страны — и группы специального назначения ЦВО.

А теперь вот новые учения — совместные с Узбекистаном; они начнутся 30 июля и завершатся 10 августа. Российский воинский контингент здесь представлен в количестве полутора тысяч человек; маневры состоятся на полигоне «Термез», граничащем с Афганистаном, с участием 200 единиц военной техники, в том числе, ударной авиационной. Отрабатываются вопросы обеспечения территориальной целостности государств Центральной Азии при участии разведывательных групп отдельной бригады специального назначения ЦВО и миротворческих структур. Вообще же на узбекском полигоне тренировки российского спецназа стали регулярными.

Далее соответствующие действия переместятся в Киргизию — в учебный центр «Эдельвейс» с подключением Коллективных сил быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона (ОДКБ), а также российской мотострелковой горной бригады; штурмовиков Су-25 СМ, базирующихся на военном аэродроме в киргизском Канте.

Всего российские вооруженные силы в течение августа и сентября проведут, совместно с ВС Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, девять контртеррористических учений. Их серия, при благоприятном развитии событий на границе с Афганистаном, завершится еще более масштабными стратегическими маневрами вооруженных сил государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в составе России, Узбекистана, Таджикистана Киргизии, Казахстана, Китая, Индии и Пакистана. Численность воинского контингента на этих учениях составит 4 тыс. человек. Войска и военная техника — самой разной «узкой специализации», включая зенитно-ракетные системы.

По всей вероятности, Россия и государства Центральной Азии готовятся к самому худшему сценарию развития событий вокруг Афганистана с охватом всего региона. И, похоже, российские военные плотно закрепились на границе ИРА с Центральной Азией под тем или иным «соусом», опасаясь ее прорыва.

Кстати, как сообщил глава Минобороны России Сергей Шойгу, Москва уже приняла решение безвозмездно поставить в Таджикистан дополнительное вооружение, поскольку именно в этой стране первоочередной задачей является нейтрализация угроз со стороны Афганистана.

Таким образом, боевики предупреждены об оказании им «в случае чего» массированного отпора. Как сказал глава МИД России Сергей Лавров, в нынешних условиях существуют «реальные риски перетока нестабильности (из ИРА) в сопредельные государства», что является серьезным препятствием на пути вовлечения Афганистана в региональное сотрудничество. И это, наверное, еще мягко сказано. Москва, однако, по свидетельству Лаврова, обсуждает с партнерами возможность расширения переговорных форматов по Афганистану для достижения «устойчивого мира».

Последнее заявление видится избыточно оптимистичным на фоне обострения афганской проблематики и непредсказуемости действий террористических группировок, в том числе, запрещенного в РФ движения «Талибан», заверяющего, что его действия не коснутся сопредельных с ИРА государств.

Пока же очевиден тот факт, что проблема не только и не столько в талибах, контролирующих не менее 80% границы Афганистана с Таджикистаном, но и в многочисленных террористических организациях, включая запрещенные в РФ «Исламское государство» и «Аль-Каида». Все они активно вербуют выходцев из государств Центральной Азии, обстановка в которых, с точки зрения внутренней террористической «стерильности», далеко не благостная.

Так, в Узбекистане на днях, по данным спецслужб страны, задержали группу людей, подозреваемых в создании ячейки международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», также запрещенной в России. Информация о количестве задержанных не разглашается. И это далеко не первый случай пресечения деятельности указанной организации в Узбекистане — в предпоследний раз в июне, в Самаркандской области задержали шесть подозреваемых. Члены этой организации, а также иных, запрещенных во многих странах, добрались и до крупных российских городов.

А за прошлый год, информирует Служба госбезопасности Узбекистана, в стране пресечена деятельность 67 подпольных экстремистских и террористических организаций. Около сотни граждан республики, скрывавшихся за границей и обвиненных в причастности к террористическим и экстремистским организациям, были возвращены на родину и привлечены к ответственности. Собственно, проблема выявления террористических и экстремистских организаций, их «спящих ячеек» в большей или меньшей степени актуальна для всех республик Центральной Азии. А по большому счету — для всего мира.

Кстати, так и не стало достоверно известно, что именно недавно стало причиной гибели 18 военнослужащих на границе с Афганистаном в крайне закрытой Туркмении. По официальным данным, место имела автомобильная катастрофа, по неофициальным — захват талибами КПП на границе с Туркменией.

Информационная доступность Таджикистана — в разы выше, чем в вотчине Гурбангулы Бердымухамедова. Но и здесь много «непоняток». На данном этапе ясно лишь, что более всего в зоне повышенной террористической турбулентности находится именно эта страна. В том числе и потому, что в нее, из-за наличия самой протяженной границы с ИРА, хлынет наибольший поток беженцев. Помнится, еще недавно Таджикистан заявил о своей готовности принять более 100 тыс. беженцев с возможностью их размещения на военных полигонах министерства обороны страны. Собственно, в этом месяце он принял полторы тысячи человек, и после оказания им необходимой помощи отправил обратно чартерными рейсами в Кабул и Мазари-Шариф.

Душанбе продолжает говорить о своей готовности не отказать беженцам в приюте, однако опасается вместо них получить террористов. С таким заявлением, передает РИА «Новости», выступил глава МИД Таджикистана Сироджиддин Мухриддин. Он подчеркнул важность проблемы, поскольку в Афганистане подобных группировок действует множество. Так что говорить, в каком количестве Таджикистан примет беженцев — рано.

Защищая республики Центральной Азии, фактически переселившись на их границы с Афганистаном, Россия защищает свое «мягкое подбрюшье» — южные рубежи. И убивает при этом не только афганского «зайца», но и внерегиональных «прыгунов», не допуская их своим присутствием в ЦА. Каким будет результат?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *