«Климатическая дипломатия»: последствия углеродного налога ЕС для Евразийского союза

Мир взял курс на углеродную нейтральность, однако перемены несут в себе нешуточные риски для экономики. Так, планы ЕС ввести трансграничное углеродное регулирование ударит по экспорту тех его партнеров, которые не успели адаптировать свои производства к новым экологическим требованиям. При этом в Евразийском союзе намерены выработать свой подход к борьбе с загрязнением окружающей среды. Какими будут последствия европейского углеродного налога для экономики ЕАЭС и как страны союза налаживают систему собственного экологического регулирования, изучила экономический обозреватель «Евразия.Эксперт» Ирина Смирнова.

Дамоклов меч «зеленой сделки»

14 июня Евросоюз опубликовал документ, который определит мировую климатическую повестку на ближайшие десятилетия – European Green Deal. «Европейская зеленая сделка» – своеобразный экологический план, реализация которого неизбежно повлияет на расстановку экономических и политических сил в мировом сообществе и заставит государства по-новому взглянуть на использование собственных ресурсов. Если для мировой общественности и защитников «зеленого» курса преимущества его реализации очевидны сразу, то для производителей и инвесторов это сигнал к экологической модернизации производств (там, где эти шаги еще не предприняты), просчету «климатических» рисков и потери прибыли.

Согласно плану, к 2030 г. сокращение выбросов должно составить 55% к уровню 1990 г., а к 2050 г. Европа должна стать климатически нейтральным континентом. План является практической частью масштабной работы в рамках Парижского соглашения, заключенного в 2015 г. и объединяющего 189 стран. Один из инструментов достижения цели – налог на выброс углекислого газа. Начиная с 2023 г. он будет расти по мере сворачивания бесплатных квот на выбросы, распределяемых среди участников европейского углеродного рынка, а к 2035 г. достигнет 100%. Налог коснется производства наиболее углеродоемких товаров – цемента, железа и стали, алюминия, удобрений, электроэнергии.

Евросоюз традиционно является одним из ключевых торговых партнеров ЕАЭС: в 2020 г. его доля во внешнеторговом обороте объединения составила 36,8%. Лидирующие позиции по поставкам углеродоемких товаров занимают Россия, Беларусь, Казахстан и Армения.

По оценкам Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина России, в наиболее вероятном сценарии доля экспорта в ЕС товаров, потенциально попадающих под действие трансграничного углеродного регулирования (ТУР), для некоторых стран ЕАЭС может составить 20%. При этом в случае ужесточения регулирования в более долгосрочной перспективе под действие ТУР может попасть до 80% всего стоимостного объема экспорта из Евразийского союза в ЕС.

«Зеленая» стратегия России

Для Евросоюза Россия является крупнейшим поставщиком железа, стали, удобрений, вторым по величине поставщиком алюминия. По предварительным расчетам, за ввоз железа и стали из России придется заплатить €655 млн, азотных удобрений – €398 млн. Всего же поставки товаров с большим углеродным следом обойдутся стране в €1,1 млрд в год с того момента, как налог достигнет своего стопроцентного максимума. Руководитель академического совета образовательной программы «Международная торговая политика» НИУ ВШЭ Максим Медведков приводит исследования аналитических агентств, которые оценивают потери РФ в 2025–2030 гг. в результате введения углеродного налога в €33 млрд.

В начале 2021 г. Банк России провел анализ влияния трансграничного углеродного налога и указал на возможные последствия, в числе которых – рост себестоимости товаров российских компаний-экспортеров, что может негативно сказаться на их конкурентности и рентабельности. Однако, по мнению финансовых экспертов, большинство экспортеров сохранят устойчивое финансовое положение. При этом столь спокойная оценка не должна формировать иллюзию уверенности в том, что если налоги не будут вести к изменению политики экспортеров в части снижения выбросов, то они не будут дальше повышаться.

Адаптация к новым экономическим условиям – задача не только производителей. Это еще и серьезные решения на уровне государств, которые активно внедряют национальные «зеленые» стратегии.

Правительство России активно разрабатывает Стратегию низкоуглеродного развития до 2050 г. В рамках этой деятельности с 30 декабря 2021 г. вступит в силу закон об ограничении выбросов парниковых газов, который вводит базовые механизмы климатической политики: создание современной системы учета выбросов парниковых газов, возможность осуществления климатических проектов и реализации углеродных единиц в рамках коммерческого оборота. Кроме того, он возлагает на компании, осуществляющие значительный объем вредных выбросов, обязанность представлять о них отчеты. При этом в стране активно развивается безуглеродная энергетика – АЭС, ГЭС и возобновляемые источники энергии составляют 45 % российского энергобаланса.

Безуглеродная энергетика и Белорусская АЭС

Углеродный налог существенно затронет и Беларусь. Потери белорусских экспортеров могут быть равны примерно €60 млн. Расчет по возможным потерям проведен по 10 позициям товаров, при производстве которых происходят значительные выбросы СО2 – это цемент, электроэнергия, удобрения, черные металлы, а также алюминий и изделия из него. По мнению заместителя Министра экономики Беларуси Татьяны Бранцевич, в этой ситуации важно найти баланс экономических и экологических интересов, не потеряв при этом своих партнеров, а также сохранить экономику предприятий, окружающую природную среду и климатические условия для жизни.

В Беларуси разрабатывается план мероприятий по минимизации последствий для экономики страны в связи с введением ЕС углеродного налога. Он нацелен на снижение углеродоемкости секторов экономики. В качестве одного из источников развития безуглеродных источников можно рассматривать Белорусскую АЭС, строительство которой ведет российской «Росатом» – уже введен в эксплуатацию первый блок, началась обкатка реакторной установки на втором.

Запуск БелАЭС даст возможность снизить выбросы парниковых газов более чем на 7 млн тонн в год.

Определенные перспективы страна связывает с развитием ветроэнергетики. В этом году страна завершила шестилетний проект международной техпомощи «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Республике Беларусь», который был реализован совместно с Программой развития ООН и Глобальным экологическим фондом. В результате полностью переоценен и обновлен атлас ветрового потенциала Беларуси. «Мы смогли убедиться, проводя конкретные измерения ветрового потенциала на высоте 100 м, что ветра в стране хорошие, достаточные для развития ветроэнергетики. Также в атласе мы отразили карту инсоляции. На определенных территориях солнца у нас хватает, чтобы строить солнечные электростанции», – заявила руководитель проекта Марина Белоус.

Концепция низкоуглеродного развития Казахстана

Введение углеродного налога отразится и на экономике Казахстана. Страна в любом случае понесет потери, считает директор департамента внешнеторговой деятельности Министерства торговли и интеграции Казахстана Алия Алимбетова: «Мы можем потерять уже в 2035 г. около 18% дохода на единицу продукции, экспортируемую только в ЕС, при этом упущенный доход для сектора нефти может составить $3-4 млрд [€2,5-3,4 млрд]. Сектор металлургии потеряет порядка $350 млн [€294,9 млн]. Это расчетные показатели, но в любом случае потери у Казахстана однозначно будут»

Казахстан, как и другие страны ЕАЭС, разрабатывает концепцию низкоуглеродного развития до 2050 г., которая включает в себя три сценария. При базовом, в случае которого выплата углеродного налога остается на текущем уровне, его доля может достигнуть 18,4% от общего дохода экспорта. Второй сценарий предполагает развитие зеленой экономики и ужесточение системы торговли выбросами через внедрение платного распределения квот на выбросы парниковых газов. Это потребует дополнительных инвестиций в объеме $81,3 млрд, но и налог снизится на 6,3%. Третий – сценарий глубокой декарбонизации, в котором учитываются значительные меры по включению новых регулируемых отраслей экономики в систему торговли выбросами и внедрение углеродного налога в Казахстане для нерегулируемых секторов экономики, приведет к сокращению выбросов парниковых газов до 80%.

Климатические решения ЕАЭС

Реализация климатической повестки неоднократно становилась темой обсуждения на разных уровнях ЕАЭС. Безусловно, государства Евразийского союза озабочены проблемой сдерживания глобального потепления, однако экологическая повестка не должна быть инструментом политического давления. Многие из экспертов считают необходимым проявить инициативу в формировании подходов с учетом собственных экономических интересов. Так, Министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев полагает, что необходимо разработать собственную систему нормативов и платежей за загрязнение окружающий среды. В нее будут включаться оборот углеродных единиц и выбросы парниковых газов.

При этом важно учитывать необходимость постоянного диалога как внутри Союза, так и во внешнем пространстве – одной из мер поддержки может стать создание общей цифровой платформы учета выбросов парниковых газов.

На июньском заседании Научно-технического совета при председателе Коллегии Евразийской экономической комиссии было принято решение создать рабочую группу, которая подготовит в рамках реализации Стратегии-2025 пакет предложений по климатической повестке ЕАЭС. Они будут внесены на рассмотрение Высшего Евразийского экономического совета в целях наделения Комиссии полномочиями по выработке и реализации согласованной «климатической политики» в рамках Парижского соглашения, которое ратифицировали все наши страны. Следующее заседание Президиума НТС запланировано на октябрь этого года.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *