Падение и взлет экономики независимого Таджикистана

Её условно можно разделить на три периода, которые заметно отличаются друг от друга: военные и послевоенные девяностые, позитивные «нулевые» и неоднозначные десятые годы. 

Начнем?

Военные девяностые 

Если другим бывшим советским республикам после обретения суверенитета пришлось преодолеть естественный переходный, с одной формации в другую, экономический кризис, гражданская война в Таджикистане почти полностью разрушила экономику республики.

Во время войны боевики и местные мародеры грабили заводы, фабрики, цеха. А то, что не удалось унести, присваивалось или впоследствии приватизировалось главами вооруженных формирований и их приближенными на местах. 

Небольшими мощностями в годы войны работали только некоторые предприятия, но доходы получали боевики Народного фронта, а не бюджет страны.

Только один яркий пример: лидер бандформирования в Турсунзаде Ибод Бойматов в 1993 году вынудил директора Таджикского алюминиевого завода Михаила Синани под угрозой расстрела покинуть Таджикистан, взяв под свой контроль главное промпредприятие страны. 

Рядовые граждане в те годы выживали в первую очередь за счет сельскохозяйственного производства, гуманитарной помощи, а также денежных переводов трудовых мигрантов. 

Согласно официальной статистике, ВВП Таджикистана за годы войны упал в три раза: с $2,7 млрд в 1991 году до $910 млн в 1997 году. С 1998 года началась тенденция роста экономики, объем ВВП к 2000 году вырос до $1,3 млрд. 

Промышленное производство в 1992-1996 годы сократилось примерно в три раза, но с 1997 года началась обратная тенденция: выпуск продукции за 1997- 2000 годы увеличился на 23%.

Сельскохозяйственное производство снизилось более умеренно — в два раза, выручали подсобные и дехканские хозяйства, которым удалось даже несколько повысить производство за счет введения в оборот новых сельхозугодий.

К слову, некоторые экономисты утверждают, что Таджикистан в последние годы при СССР являлся уже индустриально-аграрной страной, к чему мы стремимся сегодня в соответствии с Национальной стратегией развития на период до 2030 года. 

Однако другие экономисты не соглашаются с этим, ссылаясь на статистические данные: 67% граждан республики в конце 1980-х проживали в селах, 42% из них были вовлечены в сельское хозяйство, занимаясь в основном производством хлопка.

А хлопок был самым значительным производственным товаром Таджикской ССР, приносящим доход в бюджет республики в размере свыше 800 млн рублей в 1986 году (по курсу тех лет примерно $1 млрд), что составляло примерно 25% от общего годового дохода республики. 

Позитивные «нулевые» 

Наиболее позитивные изменения в экономике независимого Таджикистана происходили в «нулевые» годы.

Уже в первой половине этого десятилетия государству было возвращено, присвоенное боевиками, имущество; недовольных отправили за решетку, тем более обвинений против каждого из них было более чем достаточно. Не трогали тех, кто смирился с новыми порядками и добровольно вернул награбленное.

Власти активно привлекали иностранные инвестиции, в том числе льготные кредиты и гранты, восстанавливали, реконструировали существующие и строили новые промышленные объекты, инфраструктуру, коммуникацию. 

Эффективное восстановление и развитие экономики Таджикистана в те годы зависело от привлечения иностранных инвестиций, так как республика не имела необходимых средств и технологий, но располагала достаточными сырьевыми ресурсами и дешевой рабочей силой.

Инвестиции поступали из России и Казахстана, а также некоторых стран дальнего зарубежья. 

В 2007 году к капиталовложению в таджикскую экономику подключился Китай, который в последующие 10 лет превратился в главного инвестора республики.

Примерно 50% иностранных инвестиций вкладывались в энергетику; другая половина направлялась на строительство автодорожной инфраструктуры, промышленные и телекоммуникационные предприятия, гостиничные и жилые комплексы.

Иностранные инвестиции позволили нарастить электроэнергетические мощности, строить новые ГЭС, линии электропередачи, в том числе важную для страны ЛЭП «Юг-Север». Этой линией объединили электроэнергетические сети центральной части страны и Согдийской области. 

В 2008 году правительство приступило к достройке наиболее важного для будущего развития страны объекта — Рогунской ГЭС, возведение которой было заморожено при Советском Союзе.  

Стабильная социально-политическая обстановка, относительная свобода действий и сокращение уровня бандитизма способствовали развитию предпринимательства, возвращали в республику инвестиции даже некоторые представители бывшей оппозиции, открывая бизнес в стране. 

Наиболее высокими темпами развивался телекоммуникационный рынок при помощи прямых иностранных инвестиций. Доступная и качественная связь ускоренными темпами повышала количество абонентов, доходы операторов и бюджета страны.

Рост экономики Таджикистана также поддерживался за счет денежных переводов трудовых мигрантов, число которых в «нулевые» годы существенно выросло, так как в самой республике все еще сложно было найти работу с достойной оплатой.

По данным Всемирного банка, во второй половине «нулевых» годов объемы денежных переводов выросли в 5 раз, обогнав экспорт и прямые иностранные инвестиции.

В целом, среднегодовой реальный рост экономики Таджикистана в 2000-2009 годы ускорился до 5-7 %, а уровень инфляции замедлился до 6-7 % по сравнению с 30-40 %  90-х годов.

Объем ВВП республики вырос почти в 4 раза с $1,3 млрд в 2000 году до $5 млрд в 2009 году, а размер ВВП на душу населения с $138 до $750, соответственно.

Неоднозначные десятые

В 2010-2019 годы экономика республики в соответствии с официальными данными развивалась еще более динамичными темпами. Создавались новые промышленные предприятия, наиболее крупные из которых строились с участием китайского капитала. Большая часть этих предприятий занята в горнорудной и пищевой промышленности, производстве стройматериалов. Появилось также много новых строительных компаний.

Продолжилось возведение и модернизация электроэнергетической, автодорожной, авиационной инфраструктур при финансовой помощи международных организаций и китайских кредитов.

Главное отличие экономики Таджикистана в 2010-2020 годы от предыдущего десятилетия заключалось в том, что наиболее доходные рынки заняли компании и организации, о происхождении и владельцах которых соответствующие структуры отказываются предоставить какую-либо информацию. 

Действовавшие компании оказались под налоговым давлением, многим из них пришлось закрыть свой бизнес. К примеру, операторам телекоммуникационного сектора, который развивался в «нулевые» годы высокими темпами, предъявили многомиллионные налоговые претензии, ужесточили условия работы. Это привело к тому, что иностранные инвесторы продали свой бизнес и покинули республику.

Значительно изменился состав участников рынка финансового посредничества: появились новые банки с неоднозначным происхождением, в качестве учредителей которых официально указываются одни лица, реальные же владельцы — совсем другие граждане. Следом за появлением на рынке новых игроков обанкротились и перестали существовать сразу 4 банка, 2 из которых являлись системообразующими.

Неэффективная работа госпредприятий в минувшем десятилетии существенно повысила их задолженность. Несмотря на периодическое списание правительством часть долгов некоторых из них (в основном по налогам), совокупная их задолженность к началу 2021 года достигла около $8,5 млрд. Это, к слову, на $500 млн больше, чем ВВП страны за 2020 год.   

В целом, среднегодовой рост экономики республики в 2010-2019 годах, согласно официальным данным, составил 7 %. Этот показатель является наиболее высоким на постсоветском пространстве и одним из самых высоких в мировом масштабе.

Объем ВВП республики увеличился с $5,6 млрд в 2010 году до почти $8 млрд в 2019 году, а ВВП на душу населения с $750 до $850, соответственно. 

Такой высокий экономический рост власти связывают с наращиванием промышленного и сельскохозяйственного производства, а также повышением потребления.

Впрочем, экономическое состояние той или иной страны лучше всего определяет благосостояние ее населения.

Уровень бедности в стране, по официальным данным, снизился почти вдвое: с 47 % в 2010 годы до 26,3 % к началу 2020 года. 

Несмотря на высокий экономический рост и значительное сокращение уровня бедности, Таджикистан всё еще причисляется международными финансовыми институтами к развивающимся странам с низкими доходами, проще говоря, к бедным странам, которым полагаются льготные кредиты и гранты этих институтов.  

Это с учетом того, что свыше 1 млн граждан страны трудятся за рубежом, денежные переводы которых обеспечивали в минувшем десятилетие более 70 % доходов населения республики.

Размер денежных переводов в зависимости от состояния мировой экономики варьировал от $1,9 млрд (в 2016 год) до $4,2 млрд (в 2013 году), что, соответственно, составляет от трети до половины ВВП республики. 

В действующей Национальной стратегии развития Таджикистана на период до 2030 года прогнозируется сокращение уровня бедности вдвое, то есть до 15 %.

Ежегодный рост экономики с 2016 года в рамках Стратегии запланирован на уровне 7-8 %, что должно привести к повышению объема ВВП в 2030 году до 210 млрд сомони. 

Насколько эти прогнозы окажутся реалистичными, покажут ближайшие девять лет. 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *