Эксперт Валентин Богдецкий прокомментировал перспективы добычи урана на Иссык-Куле

На месторождении Таш-Булак в Тонском районе Иссык-Кульской области проводят геологоразведочные работы. Кыргызстанцы боятся, что если урановое месторождение будут разрабатывать, то это пагубно скажется на экологии. Власти в свою очередь утверждают, что разработка будет безопасной.

Разрабатывать месторождение намерена компания "ЮрАзия", которая в 2010 году получила лицензию на проведение геологоразведочных работ. С февраля Госкомиссия по запасам полезных ископаемых при Госкомитете промышленности, энергетики и недропользования (ГКПЭН) поставила на государственный баланс новые запасы урана с этого месторождения.

По данным ведомства, разведанные запасы урана составили 3,5 тыс. тонн, тория — 8,54 тыс. тонн, фосфора — 10 тыс. тонн, циркония — 34 тыс. тонн, титано-магнетита — 1,6 млн тонн.

Kaktus.media обратился за комментарием к эксперту Валентину Богдецкому — кандидату геоло­го-ми­не­ра­ло­ги­чес­ких наук, члену прав­ле­ния Кыр­гыз­ской ­горной ас­со­ци­а­ции.

— Как ранее обстояли дела с разработкой урана в Киргизской ССР?

— Были месторождения Мин-Куш, Майлуу-Суу. В Иссык-Кульской области добывали уран в Каджи-Сае. Каджи-Сай закрыт давно, но там до сих пор есть хвостохранилище, где "черные" старатели добывают цветные металлы и продают их.

— Что вы можете сказать о месторождении в Тонском районе?

— Что касается Кызыл-Омпольского глубинного массива, то он сложен из магматических пород из сиенита. Эти породы, где бы они ни находились, всегда содержат уран и торий. Вопрос только, сколько там этих химических элементов, чтобы добыча была экономически выгодной.

Массив расположен так, что его размывает. И эти продукты размыва сносятся вниз и попадают по ущелью в Орто-Токойское водохранилище. Эти активные минералы очень тяжелые. Вопрос лишь в том, сколько активных веществ попадает в водохранилище.

— Это вообще возможно подсчитать?

— Можно, но любая работа с радиоактивными веществами, будь то добыча или же переработка, должна сопровождаться радиогенным мониторингом, чтобы определять, сколько куда поступает веществ.

— Какой способ добычи руды предусмотрен на этом месторождении?

— Конечно, открытый способ. Это будет карьер. В ущелье, в котором стоки выходят на равнинную местность, накапливаются отложения. Еще в 90-е годы собирались разрабатывать конус выноса — отложения породы, которые выносятся на плоскую местность. Но это месторождение — мелкая разработка. И если аккуратно разрабатывать вторичные рыхлые отложения, обогащенные ураном, то сколько они выработают, столько не поступит в речную сеть.

Так что это может даже улучшить экологию. Но аккуратность прежде всего и введение непрерывного радиационного мониторинга. Причем это делать должны независимые эксперты. Если все будет в норме и не будет превышать допустимых пределов, то и пусть себе разрабатывают.

— Во время обсуждения проекта идет речь о ветре, который якобы будет разносить радиоактивные вещества по воздуху. Насколько вообще эта теория вероятна?

— Там, конечно, дует сильный ветер Улан. Но уран — тяжелый металл, и его невозможно разнести.

— Сейчас известно, что добыча будет происходить в Иссык-Кульской области, а переработка — на комбинате в Кара-Балте. Насколько это безопасно?

— Скорее всего, транспортировка будет по железной дороге. Если переработкой займутся в Кара-Балте на горнорудном комбинате, то это было бы прекрасно, потому что там подготовленный персонал с высокотехнологичным производством. В Казахстане, например, добывают уран методом подземного выщелачивания, когда серная кислота закачивается в породу. И этот метод разработан у нас. Он очень экономичный.

— Исходя из каких расчетов происходит планирование добычи запасов? То есть каким образом определяется, что тут можно работать 5 лет или, скажем, 25?

— Через разведку определяются объемы запасов. А после разработчики составляют финансово-экономическую модель, сколько они планируют получить прибыли, выгодно или нет, а также на какое количество времени хватит денег.

— Уран добывается в нескольких странах, включая Казахстан и Узбекистан. Где он вообще используется?

— Этот металл используется для работы атомных реакторов, но в Кыргызстане не используется нигде. Уран вообще нужен всем, найдется место сбыта. На Кара-Балтинском горнорудном комбинате производят и закись-окись урана для продажи на рынке.

— В Кыргызстане активно добывался уран. Каковы последствия этой добычи?

— Ситуация печальная. Например, в Мин-Куше хвостохранилище везде течет, сильно заражая окружающую среду. При разработке экономической модели необходимо обязательно прописать момент, как после окончания разработки будут храниться или утилизироваться отходы.

В первую очередь надо модернизировать законодательство, по которому компания будет нести ответственность от начала до конца за все процессы.

Сейчас у нас такого момента в законодательстве нет. И изменения касаются полностью горно-геологического законодательства.

— Каковы сейчас должны быть действия госструктур, чтобы в таких ситуациях были в выигрыше все: и местное население, и государство, и разработчик месторождения?

— Конечно, в первую очередь необходим мониторинг, нужен надзор и контроль со стороны рынка. Компании сами должны нанимать контролеров. Государство должно следить за результатами. Нужна обязательно просветительская работа с местным населением, причем постоянная. К слову, эта проблема актуальна не только для нашей страны, а для всех, где есть крупные горнодобывающие проекты. Так происходит по всему миру.

— К сожалению, уровень доверия к государству у населения очень низкий, как доверять ему, если с помощью взятки можно решить любой вопрос?

— Это действительно так, контролер может написать что угодно. Нужно в таких вопросах использовать общественный контроль, но организовать его непросто, потому что среди них должны быть и эксперты. Вопрос в их компетентности. В состав наблюдательного совета должны входить независимые эксперты, представители местных сообществ.

— Насколько проект разработки Таш-Булака перспективен?

— Чтобы понять это, надо смотреть технико-экономическое обоснование, а также делать постоянный мониторинг окружающей среды, и именно этот момент станет решающим в этом вопросе.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *