Центральная Азия порой похожа на «палату № 6»

Таджикам предлагают петь на английском, Казахстан претендует на особый статус, а президент Туркмении стал «круче» самого Авиценны.

 

В Таджикистане хотят по примеру Казахстана и Туркмении поставить прижизненный памятник президенту.©           

CC0 Public Domain

Обозревая события, происходящие почти во всех республиках Центральной Азии, порой начинаешь сомневаться в их реальности: возможно ли такое на самом деле. Но факты упрямы, а их последствия могут аукнуться душевным и физическим нездоровьем жителей целого региона.

Таджикистан

Известие о том, что государственный департамент США выделит Таджикистану деньги на то, чтобы местные жители соревновались в распевании музыкальных произведений американских исполнителей на английском языке, распространил портал Eurasia Today. Для столь «актуальной» для таджиков деятельности американцы выдадут гранты — от малых (до $15 тыс.) до более солидных — $40 тыс.

В документе госдепа поясняется, что проект поможет решить проблему нехватки таджиками знаний о культуре США. И заполнение этого пробела произойдет за счет музыкальных конкурсов на исполнение песен американских певцов. Тексты, разумеется, не должны содержать ненормативную лексику — им предписано «нести позитивный посыл». Музыкальным коллективам на грантовые средства помогут записывать композиции в профессиональной студии, ознакомить с ними аудиторию, организовать тур победителей конкурса по крупным городам Таджикистана.

Интересно, как воспримут эту инициативу местные после бегства военных США из Афганистана, создавшего серьезную угрозу безопасности Таджикистана. Напомним, недавно Душанбе вручил ноту протеста американскому послу Джону Марку Поммершайму после заявления Джо Байдена, в соответствии с которым страшный эпизод эвакуации, когда люди цеплялись за шасси улетающего самолета, мог бы повториться в Таджикистане.

Последний сейчас разрывают другие страсти — в СМИ и социальных сетях ожесточенно спорят о том, где установить памятник ныне здравствующему президенту страны Эмомали Рахмону. С одной стороны, руководствуясь суеверием, негоже ставить памятник живому человеку. С другой — монументы при жизни установлены лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву и президенту Туркмении Гурбангулы Бердымухамедову. А чем Рахмон хуже? Неприлично как-то обделять его, официально признанного таджиками «Лидером нации — основателем мира и национального единства».

Позиция самого Рахмона по его увековечиванию в изваянии при жизни неизвестна, однако «просто так», из «здорового» подхалимажа, то есть без подачи властей, этот вопрос не стали бы обсуждать едва ли не всенародно. Но тут возникает проблема: где именно установить памятник. Одни считают, что в его родном селе Дангара; иные полагают, что масштабы села не соответствуют масштабам личности и делам президента. Соответственно, монумент надо ставить в столице, чтобы им благодарно любовались как можно больше людей. Так сказать, большому человеку — большое плавание!

Казахстан

А «особой» стране, Казахстану, нужны большие просторы влияния, лидирующая роль как минимум в Центральной Азии. И если Рахмон проявляет внешнюю скромность, то президент РК Касым-Жомарт Токаев не страдает ни ложной, ни реальной стеснительностью. Впрочем, когда речь идет не о нем лично, а о стране.

На расширенном заседании МИД РК он заявил буквально следующее: «Считаю, что мы должны смело заявлять о своем особом региональном статусе, поскольку имеем для этого все основания». Таковыми он назвал то, что экономика Казахстана «намного сильнее других экономик Центральной Азии»; страна занимает срединное геостратегическое положение на перекрестке ключевых транспортных артерий в Евразии, а также осуществляет широкомасштабные и глубинные экономические и демократические преобразования.

Токаев выделил также наличие интеллектуального и человеческого потенциала и высокий авторитет Казахстана на международной арене. «Эти факторы, — убежден он, — наделяют нас особой ответственностью за судьбу Центральной Азии. Наша страна играет важную роль в решении насущных проблем региона».

Пока ему власти ни одной из республик Центральной Азии не ответили, хотя каждая из них имеет «особый» статус, исходя хотя бы из ее расположения, а роль лидера региона многие эксперты уже отвели Узбекистану.

Пока Токаев рассуждает о превосходстве Казахстана, его предшественник и фактический глава государства Нурсултан Назарбаев взялся за вопросы планетарного масштаба, заявив, что мир уже балансирует на грани ядерной войны. Впрочем, это не его собственное «открытие». Еще в начале года так называемые часы «Судного дня» (метафорический прибор, в котором стрелки указывают близость к моменту уничтожения мира) были установлены на 100 секундах «до полуночи». Вспомнив об этом, Назарбаев заявил, что наблюдаемая кризисная ситуация требует выработки новых подходов к кооперации в Большой Евразии.

Елбасы напомнил, что он уже предлагал разработать пошаговый план всеобъемлющего сокращения стратегических наступательных вооружений с участием всех ядерных государств, который ООН могла бы принять под свою эгиду. План должен был включать в себя жесткие санкции против приобретения и распространения оружия массового уничтожения. По его мнению, особое значение в этой сфере приобретет глобальный альянс лидеров за ядерную безопасность и мир, свободный от ядерного оружия. По словам Назарбаева, идею его создания поддержали 70 известных мировых политиков.

Елбасы заявил о необходимости развития прямых контактов между Евразийским экономическим союзом (довольно шатким), Европейским союзом (уже не твердым в своем единстве), молодой Шанхайской организацией сотрудничества и недавно созданной Организацией тюркских государств. Для этого Елбасы предложил создать четырехсторонний экономический форум «Большая Евразия». То есть очередной витринный формат ради формата.

Тем временем Токаев вызывает огонь на себя и сообщает о намерении развивать в Казахстане производство атомной энергии, включая строительство АЭС, потому как «первые признаки дефицита электроэнергии в Казахстане мы уже ощущаем». Президент признал непопулярность такого шага. Именно таким он выглядит не только для казахов, но и Запада, поскольку президент России Владимир Путин, предвосхищая начало строительства АЭС в Казахстане, предложил ему помощь РФ в этом деле. То есть Москва опять «встряла», подгребая под себя атомные объекты не только в Центральной Азии. Вопрос этот трактуется Западом как «политический».

Отвечать на него придется вместе с Китаем, что тоже не есть хорошо. Eurasianet пишет о начале работы в Усть-Каменогорске совместного китайско-казахстанского предприятия по производству ядерного топлива для реакторов ТОО «Ульба-ТВС». Оно уже получило первую партию обогащенного урана — опять же из России. СП на 51% принадлежит казахстанскому государственному урановому гиганту «Казатомпром», а остальная часть находится в собственности крупнейшей государственной ядерной компании Китая China General Nuclear Power Corporation (CGNPC).

Как сказал председатель правления «Казатомпрома» Мажит Шарипов, проект рассматривается как возможность для Казахстана «войти в узкий круг государств, производящих и поставляющих ядерное топливо для атомных электростанций». И вот что примечательно: предприятие построено с использованием технологий Китая, Франции, Германии и США. Но при этом известно, что Соединенные Штаты в прошлом году приостановили экспорт любых радиоактивных материалов, предназначенных для использования на объектах CGNPC, из-за опасений наращивания Китаем своего арсенала ядерного оружия. Налицо нестыковка.

Киргизия

Здесь, несмотря на позднюю осеннюю пору, опять жарко, а станет, вероятнее, еще жарче, поскольку в воскресенье в республике состоятся парламентские выборы. Как известно, все выборы в КР сопровождаются беспорядками, а то и завершаются насильственным свержением власти.

На сей раз предвыборная кампания среди прочего отличилась межэтнической нетерпимостью. В частности, в Оше, где компактно проживают узбеки, часть агитационных материалов распространили на их родном языке, но вместе с тем «агитки» были выпущены на киргизском и русском. Националистов, однако, «заел» именно узбекский язык.

Понятно, что ничего оскорбительного и криминального в использовании языка национального меньшинства не было, и скандал был спровоцирован в политических целях. Напомним, однако, что именно Ош стал эпицентром межэтнических столкновений 2010 года, в результате которых погибли сотни людей, в основном узбеков.

Благо, националистов не поддержала ни Центральная избирательная комиссия, в которую они обратились с жалобой, ни МВД Киргизии. Его официальный представитель Замир Сыдыков заявил вышеназванному изданию, что правоохранительные органы не будут предпринимать никаких действий по жалобе, «в связи с отсутствием состава преступления».

Но правозащитники обеспокоены — инцидент в Оше для них является свидетельством того, что межэтническая нетерпимость по-прежнему эксплуатируется в «коварных политических целях, даже несмотря на то, что законы страны формально предоставляют меньшинствам определенную степень защиты».

Туркмения

В этой едва ли не самой закрытой стране мира что ни день — то праздник. И осень в этом плане была особенно «урожайной». Приведем лишь несколько событий. Самое «важное»: в ноябре президент Бердымухамедов завершил работу над очередным, 13-м томом «Лекарственных растений Туркменистана», давно обогнав самого прославленного ученого, философа и врача средневекового исламского мира Ибн Сину, известного также как Авиценна. Последний написал более 450 трудов в 29 областях науки, из них всего три книги посвящены лекарственным растениям и их действию. То есть Бердымухемедов «обскакал» Авиценну аж на 10 томов. А месяцем ранее лидер «Родины процветания» выпустил в свет еще одну свою книгу — «Независимость — наше счастье». Презентация этого труда прошла «в обстановке особой торжественности».

Туркмения «впереди планеты всей» и в области, не касающейся писательской плодовитости глав государств. «Туркменистан: Золотой век» сообщает, что в стране ткут новый ковер площадью 210 квадратных метров — он будет готов к празднованию Дня нейтралитета страны 12 декабря. Над созданием этого гиганта трудятся мастерицы Сердарского предприятия художественного ковроделия. Кстати, туркменское национальное искусство ковроделия включено ЮНЕСКО в список нематериального культурного наследия. Правда, в Книгу рекордов Гиннеса это произведение не войдет: ранее ковер «Золотой век» уже попал в этот престижный фолиант как самый большой ковер ручной работы — его площадь составила 301 квадратный метр.

В Туркмении заботятся не только о прославлении национальных ремесел, но и о моральном облике молодежи и преподавателей вузов, причем с одинаковым рвением. К примеру, студентам «не рекомендуют» пользоваться социальными сетями и VPN, велят оставлять мобильные телефоны в общежитии или дома. В одном из университетов девушкам, беспокоясь об их моральном облике, предписали дважды в год проходить медицинский осмотр в женской консультации и предъявлять соответствующую справку в деканат.

А ректор одного из институтов «предупредил», что желающие уехать из Туркмении, в том числе заполнившие анкету американской программы «Грин-карт», будут исключены из учебного заведения. Вдобавок к этому, преподавателям Туркменского государственного института культуры под расписку запретили пользоваться приложениями VPN, единственным доступным в стране мессенджером IMO для пересылки видеороликов и фотографий — отправлять можно только текстовые сообщения. Не говоря уже о посещении Instagram и Facebook.

И наконец: согласно недавно опубликованному закону «О почтовой связи», отныне почта этой страны перестает доставлять письма, если адрес на них указан на русском языке. Впрочем, как и на любом другом, кроме туркменского. Только он имеет в Туркмении официальный статус. Да и объективно говоря, в этой стране за годы независимости «великий и могучий» граждане старшего возраста начали подзабывать, а большой части молодежи он и вовсе неведом.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *