Николай Хван: «Наши земляки не готовы к таким деньгам»

Сегодня

Николай Хван: "Наши земляки не готовы к таким деньгам"

Автор: Алина Чагдурова

Агент по трудоустройству поделился историями из жизни бурятских гастарбайтеров в Корее.

Реклама

Россия стала страной трудового ресурса. Как Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и прочие страны. И в Корею на заработки едут не самые лучшие представители нашей родины. А ведь по ним корейцы и делают выводы о нас, как о нации. 

О нюансах трудоустройства и почему жители Бурятии все меньше ценятся как работники, нам рассказал Николай Хван. 

39-летний мужчина широко известен в узких кругах. Его знает каждый уроженец Бурятии, кто хоть раз бывал в Корее гастарбайтером. Он — агент по трудоустройству в Корее.  За четыре года через Николая нашли работу более 10 тысяч соотечественников. 

Нечего стыдиться

В Страну утренней свежести за длинным рублем едут и мужчины, и женщины, и молодые, и в возрасте. Безвизовый режим и рост курса доллара стали отличным вариантом заработать деньги, причем немалые. Большую часть наших земляков гонит туда кредитная кабала, а кого-то перспектива увидеть мир. И агенты по трудоустройству – первые, кто встречает их по ту сторону таможни. 

— Я честно работаю, и мне нечего стыдиться, — говорит Николай Хван. – Поэтому я и согласился на интервью. 

На самом деле Николая зовут Баир Сандитов, он выходец из Кижинги. Его мама — этническая кореянка из Узбекистана. Поэтому он одним из первых уехал в Корею на заработки еще в далеком 2007 году. 

— Корейцам тяжело было произносить мое имя Баир, коверкали как могли, — рассказывает Николай. — Поэтому я принял решение взять как псевдоним имя своего деда Николая Хвана. Так мне проще представляться хангукам (корейцам).  По документам же я Баир Сандитов. 

У Николая как у этнического корейца рабочая виза F-4. С этой визой можно без ограничений долго жить в стране и без проблем устроиться на работу. 

— Где я только ни работал за 12 лет, — улыбается Николай. – И на стройке, и на заводах, и на сельхозработах. Поэтому знаю не понаслышке всё о вакансиях, которые предлагаю. 

Про язык

— Когда я впервые заехал в Корею, так же, как и все, не знал ни  языка, ни культуры этой страны, — рассказывает Николай. — Я взял себе за правило учить пять слов в день. А ведь тогда не был так распространен Интернет, не было нормальных смартфонов с кучей приложений. Я записывал в амбарную тетрадь слово на корейском, транскрипцию и перевод. Меня очень удивляют наши земляки, когда едут на продолжительное время в совершенно чужую страну и не заучивают бытовые слова, хотя бы штук сто. А ведь все они хотят работу, которая оплачивается дороже, хотят особого отношения и уважения к себе. А сайджаны (работодатели) редко отличаются терпеливостью, чтобы объяснять всё на пальцах. 

Как начинал трудоустраивать

Однажды Николай случайно оказался в одной из групп в соцсети, посвященной Корее. Там часто обращались за помощью. На тот момент ни админ этой группы, ни кто другой не могли дать ответы на многочисленные вопросы. 

— Я старался отвечать, что знал, — делится Николай. — Потому как восемь лет жил и работал в Корее. Позже мне звонили земляки с номеров работодателей, впоследствии сами корейцы звонили мне и просили перевести, спрашивали, нет ли знакомых, которым нужна работа. Я искал им работников, размещая вакансии в группах. Сначала это было абсолютно бесплатно, просто хотелось помочь своим землякам. Но в то же время я продолжал работать на заводе. Когда это стало занимать все больше и больше времени, решил брать за свои услуги деньги. 

Как рассказывает Николай, в Корею едут в основном работяги, многие из деревень, у большинства нет ни образования, ни должного воспитания, зато есть пристрастие к алкоголю. 

— Вы знаете, о стольких убийствах, как среди наших пьяных бурят, я в Корее не слышал, — сокрушается Николай. — Ни среди тувинцев, ни среди калмыков и других народов. Наши как напьются, начинают выяснять отношения. Мы недружные как нация, и это печально. Ведь именно из-за этого и начали ужесточать правила пребывания иностранцев в Корее. Например, если на заводе работают человек 30 из Бурятии, то они обязательно делятся на несколько группировок, или по возрасту, или по интересам. И обязательно по выходным у них происходят разборки. 

Не готовы к большим деньгам 

— Самое печальное, что ты видишь, как меняется человек, — говорит Николай. — Приходит к тебе вначале задавленный обстоятельствами, с огромной целью заработать и расплатиться с долгами, ведь дома его ждут жена и дети. А проходит буквально 3 — 4 месяца, и он просто забывает, зачем приехал. Ведь никогда в жизни он не держал столько денег в своих руках. Представьте, что раньше в Бурятии он получал максимум десять тысяч, а тут за месяц работы больше 100 тысяч в рублях. Конечно, его голова кружится от перспективы, как он их потратит. А Корея очень продвинутая страна во всех смыслах — еда, магазины, развлечения… Получается, что наши земляки просто не готовы к таким деньгам. 

По словам Николая, самый легкий способ расслабления, который знают наши земляки в большинстве случаев, — это доступный алкоголь. В Корее бутылка водки стоит около 100 рублей. Люди порой просто спиваются. 

О трудоустройстве

Каждый день в аэропорту Сеула приземляются сотни рейсов. И среди пассажиров как минимум 10 — 15 наших земляков. Все они ищут работу сразу же по приезде. И попадают в руки агентов по трудоустройству. 

— Таких, как я, в Корее очень много. Из Бурятии самые известные агенты — это Марина Цой, Жаргалма Цыреновна и я, — говорит Николай. – У меня наработанный список сайджанов, с которыми я работаю очень плотно и плодотворно. Самый главный приоритет для меня — предоставить для корейских работодателей ответственных людей. На втором месте — наши земляки, которым я должен найти ответственного и платежеспособного сайджана. И только потом я. Поэтому люди часто ко мне обращаются. В этом залог моего благополучия. 

Цена услуги за трудоустройство варьируется от вида и сезонности работы: от 80 до 200 долларов. Например, на уборку арбузов необходимо 40 человек. Оплата трудоустройства на арбузы — 150 долларов. Потому что хорошо оплачивается, но и работать надо по 12 часов под палящим солнцем. Например, на сезон на поле нужно человек 50. Считайте сами, сколько получает агент за одну бригаду. 

— В детстве у меня была мечта – зарабатывать лежа, — смеется Николай. – Можно сказать, что моя мечта осуществилась. Вся моя работа — это координация людей. И этим я занимаюсь дистанционно. У меня три телефона. Один только для корейских сайджанов (работодателей), второй – для тех, кто ищет работу, и третий – для Бурятии. 

И действительно, пока мы разговаривали, ему несколько раз звонили и сайджаны, и наши земляки, которым надо было найти работу, встретить или проводить до места назначения. 

— Только что устроил человек 20, — смеется Николай. – По-разному бывает — иногда густо, иногда пусто, но с апреля начинается сезон работ и длится по октябрь. Поэтому сейчас работы много. 

— Сейчас в Корее зарплата для нелегалов упала, — рассказывает Николай. – Это связано с тем, что страна заключила безвизовый режим с Таиландом. Тайцы готовы работать в два раза дешевле. И они привычны к тяжелому труду под палящим солнцем. Можно сказать, они постепенно захватывают рынок вакансий на сельхозработах. Поэтому приходится конкурировать. 

По оценкам Николая, только в Сеуле без работы сидят несколько тысяч наших соотечественников. И они готовы взяться за любую подработку. Но наши буряты ленятся выучить язык, поменять квалификацию, чтобы можно было конкурировать с другими. Им достаточно разовых подработок (арбайтов). И они месяцами ждут хорошей вакансии. 

Сейчас Николай Хван работает на две страны. Он все так же трудоустраивает в Корее, помимо этого, у него есть кафе корейской кухни в Улан-Удэ,  маршруты в аренде. Вся его работа строится удаленно. 

— Мне нравится корейское трудолюбие. На нескольких гектарах земли они строят небольшой завод, где могут работать сотни человек. И все это без нашей бюрократии, — говорит Николай. – А чтобы открыть кафе в Улан-Удэ, мне пришлось пройти огни и воды. В этом принципиальное отличие наших экономик. Там все для людей, а у нас все для государства. 

Рейтинг работ для наших нелегалов:

  • Самая «удачная удача», если подвернется вакансия на автомобильные заводы. Среднемесячная зарплата — от 2800 до 3800 долларов.
  • На следующей строчке рейтинга строительство – от  2000 до 2500 долларов, сельскохозяйственные работы – от 1500 долларов.
  • Но самая высокооплачиваемая работа — это уборка арбузов. За месяц работы там платят от 5000 до 7000 долларов. Но это адски тяжелая работа. Туда все хотят попасть, но не каждый может вывезти это физически.
  • Горничные в гостиницах получают 1500 долларов.
  • Мужчины получают зарплату в Корее на 30% выше.

Источник: asiarussia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *