Казахстан. Миграционно-демографический тупик

Данияр Ашимбаев: Существующая модель при нынешних темпах демографического роста дает широкий простор для дальнейшей маргинализации населения, социального иждивенчества, межнациональной напряженности, педофилии и иных преступлений против детей, все более становящихся основным источником семейного дохода

Центр развития трудовых ресурсов сообщил, что по его прогнозам население Казахстана к 2050 г. может увеличиться до 27,7 млн. человек за счет высокой рождаемости в южных регионах и Мангистау.

Восточно-Казахстанскую, Костанайскую, Северо-Казахстанскую, Карагандинскую, Павлодарскую и Акмолинскуюобласти ждет дальнейшее сокращение населения.

По сути, это сценарий гуманитарной катастрофы.

Конечно, есть мнение, что прирост населения — это фактор экономического роста (и даже, по мнению особо одаренных, стимул укрепления национальной безопасности), но по сути речь идет о неконтролируемой рождаемости в и без того перенаселенных регионах, что создаст избыточное давление на экологическую, экономическую и социальную инфраструктуру и миграционное давление на мегаполисы, которые и так уже не в состоянии переварить сегодняшний уровень внутренней миграции и собственную высокую рождаемость.

Государство и частники не успевают развивать инфраструктуру здравоохранения и образования, тем более что с точки зрения кадрового состава качество не поспевает за количеством.

Нужно понимать и тот факт, что уже существует серьезный дефицит рабочих мест и с учетом опять-таки качества экономической политики в стране большинство новых граждан обречены на системную безработицу.

Не меняется и парадигма миграционной политики, которая по сути направлена на импорт социальных проблем.
К сожалению, государство (да и общество) исходит в первую очередь из количественных показателей во всех базовых сферах.

Существующая модель при нынешних темпах демографического роста дает широкий простор для дальнейшей маргинализации населения, социального иждивенчества, межнациональной напряженности, педофилии и иных преступлений против детей, все более становящихся основным источником семейного дохода.

На фоне растущей рождаемости на юге (другие показатели там, как известно, давно не растут) правительство придерживается курса на переселение избыточного населения на север, страдающий снижением численности населения. Обычно это подается под соусом замещения казахскими внутренними и внешними мигрантами уезжаюших славян.

Но по сути в основе "отрицательного роста" лежат не сколько национальные и политические мотивы, а экономические.

Северные, восточные и центральные регионы страны — это в недавнем прошлом были основные промышленные и сельскохозяйственные зоны с высоким уровнем урбанизации.

С точки зрения бюджета они два десятилетия назад перешли из доноров бюджета в его реципиенты. И ситуация никак не меняется.

Экономическая и социальная политика продолжает оставлять основную часть регионов страны депрессивными.

Снижение численности населения блестяще об этом говорит.

Ситуация на юге, где прирост населения наблюдается на фоне снижения уровня образования и культуры, отстающего экономического и инфраструктурного развития, — это не повод для оптимизма, а рискогенный фактор.

Характерна ситуация в Мангистау: с одной стороны, нефтяной регион и донор бюджета, а с другой — стремительный прирост населения на фоне системной нехватки рабочих мест, жилья, сложной природно-экологической ситуации и дефицита ресурсов (кроме углеводородного сырья). Регион по-прежнему остается бомбой и уже даже не замедленного действия.

Есть ли выход из этой ситуации?

Специалисты давно говорят о необходимости смены демографической и миграционной политики, смене векторов экономической и социальной политики. Но соображения "духовности" с одной стороны и некомпетентность правительственных экономистов с другой, создают надежный тормоз на пути здравого смысла…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *