Таалайбек Джумадылов: За имитацию бурной деятельности политиков, дипломатов и разведчиков платят здоровьем, жизнями детей, женщин и солдат

Своим мнением о том, можно ли было предотвратить вторжение Таджикистана в Кыргызстан, с корреспондентом «Кундеми» делится эксперт по вопросам нацбезопасности, ветеран спецслужб, полковник Таалайбек Джумадылов.

 – Последние события, имевшие место на кыргызско-таджикской границе, дают основания полагать, что мы имеем дело с широкомасштабной, хорошо скоординированной специальной операцией с использованием военных, дипломатических и информационных компонентов со стороны Таджикистана.

С военным компонентом понятно, потому что использовались тяжелое вооружение, бронетехника, реактивные системы залпового огня (РСЗО), короткоствольная артиллерия, групповое оружие… Если говорить в военном аспекте, то ситуация вышла за рамки приграничного конфликта.

– И не в первый раз – в апреле 2021 года Таджикистан уже нападал на нашу страну…

– Я вам расскажу генезис. Это началось в 1989 году – тогда разборки были с закидываниями камнями, потом конфликты переросли в «кетменную» войну, далее – в столкновение пограничных нарядов, после – в вооруженные приграничные конфликты с использованием снарядов и огнестрельного оружия. Потом в конфликтах использовались минометы, то есть штатное оружие, не входящее в вооружение пограничных войск. Теперь это все вылилось, как в апреле прошлого года, уже в полномасштабные мероприятия с использованием всех средств огневого поражения, которые имеются у таджиков.

Закономерность в том, что позиция таджикской стороны в рамках Госкомиссии по делимитации и демаркации становится все жестче и жестче. Непримиримой и бескомпромиссной. И свои претензии, и это видно, Таджикистан предъявляет все наглее и наглее.

Если раньше сосед ссылался на необходимость поиска компромисса взаимоприемлемых предложений, то сейчас жестко заявляет претензии, ссылаясь на карты 1923–1924 годов, согласно которым очень большие территории относятся к республике Таджикистан. Вот и все. И последний аккорд – то, что Таджикистан на третьей консультативной встрече глав государств в Чолпон-Ате не подписал Договор о дружбе и сотрудничестве.

Это косвенный признак, говорящий о том, что таджикская сторона уже знала о готовящейся вооруженной агрессии и оставила себе отходной вариант, чтобы их не обвинили в вероломном нарушении Договора, на котором еще не высохли чернила и который до сих пор не ратифицирован ни одним законодательным органом власти стран-подписантов.

В информационном плане то же самое – в первые часы после начала так называемой широкомасштабной вооруженной агрессии, а я отслеживал таджикский внутристрановой и международный сегменты, Душанбе везде распространил готовые пресс–релизы. А на Фейсбуке, в Тик-Ток и в Инстаграме – видео якобы с изображением того, что кыргызские военные вероломно напали на мирный Таджикистан, подожгли их дома и убивали население.

И кадры были страшные – с отрезанными разными частями тела, и сообщалось, что это сделали кыргызы.

Так было в первые сутки. А потом еще «постарались» так называемые западные СМИ, заговорив о том, что подписанный договор о строительстве железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан якобы противоречит российским интересам, и Россия для того, чтобы не допустить строительство, использует в качестве «прокси» Рахмона.

– Идут обвинения в том, что российские СМИ подают искаженную информацию, и Россия приняла сторону Таджикистана… Доходит до призывов о выходе из ОДКБ, ШОС и выводе авиабазы в Канте…

– Это говорит о том, что кукловоды, управляющие тираном Рахмоном, так же готовились к информационной атаке на российское влияние и дискредитацию в целом ОДКБ.  Я повторюсь, это была многоцелевая широкомасштабная специальная операция, и, учитывая события, которые имели место быть, накануне и в Нагорном Карабахе, – это «приветы» от MI6 в адрес ШОС, ОДКБ и прежде всего России.

СПРАВКА:  MI6 – служба внешнеполитической разведки Великобритании, является частью аппарата правительства и подчинена одновременно МИД и Объединенному разведывательному комитету.
Потому что технологически на фоне специальной военной операции России на Украине стратегическую задачу – создавать по периметру РФ конфликты и управляемый хаос – никто не отменял, и это вполне предсказуемо. Вот и все.

– Почему Рахмон попал под MI6?

– Самая главная причина: его ближайшее окружение – агенты влияния MI6 вложили Рахмону мысль, что он должен стать великим объединителем разделенного таджикского народа. Так как на северо–востоке Афганистана проживает 12 миллионов таджиков, но точного их количества никто не знает в виду отсутствия переписи населения, в самом Таджикистане проживает восемь миллионов. Также Объединенный фронт противодействия талибам – это протаджикские силы. 

В Панджшерском ущелье властвовал Ахмад Шах Масуд, как его называли – «панджшерский лев», а после его смерти власть перешла к его сыну, сейчас он возглавляет Объединенный фронт против талибов. И, естественно, у MI6 глобальные планы в рамках «Большой игры 2:0», как продолжение «Большой игры 1:0» – геополитического противостояния в середине 19 века Британской империи через Индию за влияние в Центральноазиатском регионе с Российской империей.

Теперь геополитическая игра перешла в новую фазу, и в рамках этой игры «2:0» MI6 стремится расчленить, фрагментировать Афганистан как минимум на четыре части. Чтобы хазарейцев, проживающих на западе Афганистана, прибрал Иран, пуштунов – Пакистан. Северо–восточная часть Афганистана перейдет таджикам, а северная часть, где живут узбекские племена, – Узбекистану. Вот такой план по расчленению Афганистана нарисовали Рахмону, и эту цель он и пытается реализовать.

– У MI6 и Рахмона план по расчленению Афганистана, но причем здесь Кыргызстан?

– Объясняю. Для того, чтобы объединить нацию, надо ее консолидировать внутри страны и указать на наличие внешнего врага. Кроме того, по факту в Таджикистане – абсолютная тирания, шахский режим: страной управляет Рахмон во главе с 21 семьей – это родственники его жены и его сваты. У него очень много детей и очень много сватов, они поделили все сферы влияния, и никто друг к другу «не лезет» и их финансовые интересы не пересекаются.

– Когда появлялась очередная информация о том, что таджикская сторона, несмотря на достигнутые договоренности, вновь открыла огонь по боевым позициям Кыргызстана, складывалось ощущение, что Рахмон ситуацию не контролирует и не может влиять на свое окружение…

– Такое в восточной тирании всегда возникает тогда, когда существует «кризис наследника» или «кризис преемника». Если он слабый и не способен унаследовать власть, тогда у любого правителя возникает беспокойство за его будущее. Аналогичная ситуация была в Казахстане, Узбекистане, но есть и успешный опыт в Азербайджане и Туркмении.

Вот  прозорливым правителем оказался Бердымухамедов. Вовремя, пока он находится в силе, сумел договориться с внешнеполитическими акторами. А у Рахмона, судя по всему, это не получается. И такое бывает во всех дворцовых интригах даже в цивилизованных европейских странах, если наследников много, существует борьба за сферы влияния, и особенно если наследник слабый.

И когда возникает вакуум власти, когда «стая шакалов чувствует, что лев ослабляет хватку», вот тогда и начинается битва. У сына Рахмона, как у представителя золотой молодежи, проблемы, впрочем, какие были и у сына нашего экс-президента Аскара Акаева и внука Назарбаева (экс-президента Казахстана – прим.ред.). Золотая молодежь – она избалованная. Кстати, сын Рахмона учился в Англии, что тоже немаловажный фактор, и, по негласным источникам, имеет проблемы с употреблением наркотиков, что было присуще и сыну нашего первого президента.

– Ну, хорошо, у них там своя каша с родней, но была же информация о предстоящей провокации, что таджики стягивают военную технику, и наш глава Совбеза это подтвердил… Получается: да мы знали, нас предупреждали, но мы не думали, что «нам так сильно надают»…

– Я вам скажу так: самая главная обязанность любого государства, тем более Совета безопасности – органа, координирующего работу силовых структур, – это выявление на ранней стадии, «за линией горизонта» угроз и вызовов и их адекватная оценка.

При оценке любой информации есть следующие критерии: достоверность, оперативность, своевременность и полнота. Информацию должны были перепроверять и адекватно оценивать.

Самое главное заблуждение, которое демонстрирует, к сожалению, мой хороший товарищ и коллега Марата Иманкулов, – полученную информацию не оценили должным образом, не придали ей значение, и соответственно, превентивные меры реагирования, о которых он говорит, не приняли, а значит, оказались не готовы  противодействовать адекватно таким угрозам.
Ну а то, что он упрекает таджикскую сторону в вероломстве, в нарушении всех правил, во введении в заблуждение, то в военных действиях не бывает места эмоциям и таким эмоциональным категориям как совесть, добросовестность, как бы цинично это ни звучало.

Ни одна артиллерийская пушка, ни один танк, тем более дивизион РСЗО не покинет места постоянной дислокации без письменного приказа Верховного главнокомандующего страны, и даже командир расчета не примет решение наносить ракетные удары по территории иностранного государства. Это фундаментальные азы военного устава и военного дела.

Итак, мы не оценили степень угрозы и не приняли превентивные меры по минимизации ущерба, а в лучшем случае вообще по его предотвращению, и это говорит о том, что у нас слабо поставлено получение упреждающей информации.

Есть соответствующие рычаги, силы и средства, которые должны быть на это заточены. На дальних подступах для этого есть МИД и наши посольства, где под прикрытием должен работать представитель разведки ГКНБ, также под прикрытием военного атташе должен работать  представитель управления разведки Генерального штаба, а за оперативную обстановку непосредственно в приграничной зоне отвечает Главное оперативное управление Погранслужбы…

– Вы такие тонкости рассказываете…

– А ничего секретного здесь нет – это азы! Говоря простым языком, если бы из тех «кустурганских» денег, которые изымает ГКНБ, был завербован источник информации соседнего государства… В частности, последний случай с владельцем «Гавайев». Если хотя бы десятая часть этих средств использовалась для получения источника информации в Генеральном штабе РТ, к примеру, там, где готовятся приказы, ну или в МИД… Они же тоже люди и у каждого есть пороки…

– А зачем вербовать? Глава Совбеза признал, что информация от наших пограничников о стягивании Таджикистаном военной техники поступала…

– Тут имеют место противоречия в высказываниях  секретаря Совбеза. С одной стороны, он заявляет, что они знали заранее о подготовке на сопредельной стороне и видели, что таджикские военные рыли траншеи и ссылались на подготовку к празднованию Дня независимости Таджикистана. Ну, мы же не наивные дети, чтобы поверить этим заверениям.

Если бы получили достоверную информацию из оперативных источников о настоящих планах, а их не могло не быть, можно было уже заранее, за день–два  принять превентивные меры, опубликовав в СМИ информацию, обратиться к мировому сообществу, в ОДКБ, в ООН, дескать «у нас есть достоверные сведения о готовящейся вооруженной провокации».

В своем интервью иранскому СМИ я сообщил, что 13 сентября по первичным признакам была разведка боем. На военном языке это называется рекогносцировка оперативной обстановки на местности – малыми силами и средствами вражеская сторона начинает наносить тонкие уколы и смотрит на реакцию сил и средств той территории, на которую собираются совершить вторжение.

Они увидели, что мы не готовы, и решили начать полномасштабную кампанию. Но это же видно любому, имеющему начальную военную подготовку!

В первые дни они наступали вдоль линии границы Баткенской области Ляйлякского района, потом, когда наши войска перегруппировались и решили дать отпор, они напали совершенно в другом месте. Если говорить грубо, мы ситуацию в определенном смысле проворонили, что привело к многочисленным человеческим жертвам, нанесению ущерба инфраструктуре, гражданам…

Поэтому я бы советовал нашему силовому  блоку, прежде чем давать информацию о насилии, тщательно взвешивать контент и предоставлять непротиворечивую информацию.  

Вы почитайте изначально, какие шли заверения от наших официальных лиц, – дескать Рахмон дал команду о прекращении огня после встречи Садыра Жапарова в Самарканде. А когда огонь не прекратился, стали говорить, якобы Рахмона военные не слушают. Так в армии не бывает, и это «медицинский факт».

Судя по тем кадрам в открытом доступе и кадрам от своих старинных оперативных друзей, Рахмон использовал три вида сил.

Во-первых, регулярные вооруженные силы, во вторых – ополчение, так называемую тероборону, которая на местах. И третьи силы – сейчас их модно называют «музыкантами», в Европе это называется «частная военная компания» (ЧВК), а по чекистской терминологии – незаконные вооруженные формирования – не структурированные, не имеющие никакого правового статуса вооруженные соединения, которые подчиняются полевым командирам.

– Да, говорили, что были замечены бородачи в военной форме без отличительных знаков.

– Все верно, и сегодня можно сказать, что таджики провели гибридную войну, комплексную, когда задействованы регулярные войска, ЧВК и местное ополчение.

– МИД РТ обвинил Кыргызстан в искажении информации и даже разложил, в чем провал информационной кампании РТ.

– Я бы не разделял ваш оптимизм – есть внутренний контур и внешний. К моему глубочайшему сожалению, после прошлогодних известных событий информационная картинка была такая же – всегда есть агрессор и жертва.

И в прошлом нападении, и в этом Кыргызстан по факту является жертвой, потому что не вторгался на территорию Таджикистана, мы не бомбили их гражданскую и социальную инфраструктуры, мы не захватывали их населенные пункты, мы не жгли их объекты. В этот раз было то же самое, мы не перешли линию границы.

А как рисуют картинку таджики? Совершенно в противоположном свете. Нельзя недооценивать врага и степень его вероломства. 

Хотите, я расскажу один эксклюзив? Учитывая мое профессиональное прошлое, в ходе так называемых деловых поездок в Таджикистан я имел беседу с одним из высокопоставленных ближайших советников президента Рахмона. Исходя из этических соображений, я не буду озвучивать его фамилию – он генерал-полковник. Люди, обладающие соответствующим опытом, поймут о ком идет речь…

Так вот, в одной из наших «душевных бесед» с соответствующим оформлением в его загородном доме последний рассказал следующее.

Посол одной из ведущих западных держав, претендующих на роль глобального гегемона, «достал» президента Рахмона своими выходками, чрезмерной активностью, используя НПО для дискредитации Отца нации. Посол активно поддерживал оппозицию…

– В Таджикистане есть оппозиция?

– Есть, просто этот сегмент не отражается в  информационном пространстве.

Так вот, этот высокопоставленный дипломат надоел Рахмону, и он дал команду моему собеседнику с приданием соответствующих особых полномочий поставить зарвавшегося посла «на место», сделав его ручным и управляемым. 

Была разработана и реализована специальная войсковая операция. Под видом моджахедов границу «прорвали» переодетые сотрудники «Альфы» ГКНБ Таджикистана, не ставя в известность ни российских, ни таджикских пограничников. 

Когда имел место прорыв «Альфы» под видом бандформирования, посол западной державы пребывал в приграничных районах Таджикистана, граничащих с Афганистаном. Так вот, лжемоджахеды вошли в город и жахнули из гранатомета по номеру гостиницы, где поселился дипломат. 

На мой вопрос, что было бы, если бы, не дай бог, посол погиб? – генерал невозмутимо ответил: списали бы на плохих моджахедов из Афганистана и принесли бы извинения этой великой державе. 
Дипломат остался жив, его эвакуировала служба безопасности гостиницы, и через две недели обросшего, голодного и изможденного его доставили в Душанбе. После этого он лично обратился к моему собеседнику, чтобы Рахмон выделял ему охрану и определял маршрут безопасного передвижения по стране. Вы можете себе это представить в какой-либо другой центральноазиатской стране? 

А теперь к нам. В случае прямого вмешательства во внутренние дела Кыргызстана, особенно накануне и в период общественно-политических мероприятий, будь то выборы в Жогорку Кенеш, выборы президента, мы, кроме гражданского общества, интернет-сообщества, предъявляли ли кому-то претензии? Кыргызстан даже ноту не может предъявить или предупреждение, а объявить персоной нон грата – об этом только можно мечтать.  
В целом, на чекистском языке действия спецслужб наших соседей называются активным мероприятием, и таджики способны на поступок. На языке обывателя это называется – вероломством. А имитирование дачи команды на прекращение огня – это не более чем военное искусство и хитрость. 

– Легко быть вероломным, когда у тебя есть армия, боевики, оружие и автомат, закопанный в каждом огороде таджикского дехканина. Второе – Таджикистан расположен в центре наркотрафика. Это страна, где на протяжении многих лет бушевала гражданская война, но посмотрите, как они отстроились… Их Турция и Иран снабжают байрактарами. Вы говорите, они способны на поступок… А у Кыргызстана ни денег, ни оружия, ни вертолетов, наша сила – наши молодые и бесстрашные солдаты…

– Маленькое уточнение: согласно данным Статистического комитета стран СНГ, мы с Таджикистаном приблизительно на одном уровне жизни, так же по ВВП на душу населения, переводы трудовых мигрантов, как и у нас, составляют 34 процента от ВВП.

Просто в Таджикистане очень большой децильный коэффициент – отношение совокупного дохода десяти процентов богатейшего населения к совокупному доходу десяти процентов беднейшего населения. Это страна очень больших контрастов, и, как я ранее сказал, в этом государстве – 21 семья (родня президента Таджикистана и сваты, – прим. ред.), которые по своему усмотрению распределяют все материальные богатства.

В чем еще отличие Таджикистана от нас? Это «красная» страна, и у них престиж офицера – человека с ружьем – абсолютен. У них престижно учиться в военном училище, престижно быть военным и престижно быть чиновником.
В сложившейся ситуации, как военный человек, считаю необходимым в качестве главного приоритета  определить поддержку нашей армии и наших воинов.

Государство должно их обеспечивать всем необходимым – полноценным питанием, местами проживания, соответствующей экипировкой, оружием, прочими необходимыми вещами. А уровень потерь, к сожалению, показывает, что с этим у нас не все в порядке.

Скажу геополитическую аксиому: за имитацию бурной деятельности политиков «высокого» уровня, разведчиков в коллективном понимании, а это все разведслужбы  ведомств – ГКНБ, Погранслужбы, Минобороны и дипломатов внешнеполитического ведомства, куда также входят и работники международного отдела администрации президента, – приходится платить страданиями мирного населения, потерями среди детей и женщин, жизнями и здоровьем солдат. Это аксиома, которая подтверждается сложившейся ситуацией в стране.
Не нужно быть геополитическим аналитиком, просто надо иметь голову и хоть чуть-чуть мозгов, чтобы понимать, что безнаказанность в прошлом году породила вседозволенность.

В прошлом году мы Таджикистану на международной арене претензии так и не предъявили за наших погибших 36 граждан, за 170 разрушенных объектов, которые таджики пожгли и уничтожили. У нас Генеральная прокуратура и МВД в прошлом году возбуждали уголовные дела – прошло полтора года, а какова судьба этих дел, остается неизвестным.

Теперь второй вопрос. Вы заметили, в прошлом году подобное случилось во время заседания Совета секретарей безопасности стран ОДКБ. Причем в этой организации председательствовал Таджикистан, но наш тогдашний секретарь Совбеза не сделал демарш, не ушел. А в этот раз активная фаза вооруженной провокации началась в день заседания Совета глав государств ШОС в Самарканде. Таких совпадений не бывает.

– А члены ОДКБ – наши союзники – это понимают?

– Понимают. Дело в том, что специальная военная операция России на Украине затянулась, – грубо говоря, она перешла в фазу так называемых «окопных войн» с переменным успехом той или иной стороны, скорее всего, перейдет в зимнюю фазу и затянется.

И нам надо четко понять, что не Украина при оказании помощи вооружением, разведданными, наемниками, экономическими санкциями Запада воюет с Россией, а коллективный Запад, используя территорию и народ Украины, воюет с Российской Федерацией.

Причем идет война на изнурение, на износ, и России сейчас абсолютно невыгодно распыляться на Кавказе или в Средней Азии. Конечно, было бы хорошо, если бы Россия заступилась за армян как союзник по ОДКБ, а не только ограничилась отправкой руководителей и военных советников, в данном случае тоже. Но я прекрасно понимаю эти вещи.

И факт в том, что представители так называемого нашего гражданского сектора прозападной ориентации эту тему качают. Налицо явная кампания по дискредитации вообще в целом ОДКБ.
Я даже предполагаю, что, может быть, следуя логике развития событий, у нас, возможно, будут протестные акции против Объединенной военной базы России в Кыргызстане, так как отдельные признаки уже были в прошлом. Тогда экологи выступали против испытательной базы полигона Военно–морского флота России в Караколе, вопросы были также по авиабазе в Канте, по узлу связи ВМФ в Кара-Балте.

И я думаю, что люди, отвечающие за информационную политику в посольстве России в Кыргызстане, это примут к сведению. Я в этом уверен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *