В бунте в колонии в Вахдате убиты три сотрудника этого учреждения

Эксперты уже давно предупреждали власти о том, что в таджикских колониях идет стремительная радикализация осужденных.

В исправительной колонии №3/2 Главного управления исполнения уголовных наказаний министерства юстиции Таджикистана в Вахдате, в ночь на 19 мая произошли столкновения между заключенными и надзирателями. Есть жертвы и среди сотрудников и заключенных.

По данным пресс-центра Министерства юстиции страны, в 20:30 в воскресенье 30 особо опасных осуждённых террористической организации «Исламское государство», содержащиеся в этой колонии, вооружившись ножами и режущими предметами, взяли в заложники, а затем убили 3 сотрудников учреждения, намереваясь совершить побег из тюрьмы.

«На просьбы сотрудников исправительного учреждения о прекращении беспорядков и соблюдении законности бунтовщики ответили категорическим отказом и требовали немедленного освобождения. В процессе переговоров возник вооруженный конфликт между самими осуждёнными, которые оказали сопротивление с ножами и другими острыми предметами, ранив несколько сотрудников охраны учреждения», — говорится в сообщении пресс-центра.

В результате «неотложных законных мер по наведению внутреннего порядка колонии, принятых со стороны администрации, среди особо опасных мятежников имеются жертвы. В настоящее время ситуация нормализована и находится под полным контролем».

Исправительная колония №3/2, более известная как «Кирпичный», расположена в поселке Рохати в Вахдатском районе, в 15 километрах восточнее Душанбе.

«По данному происшествию продолжаются следственные действия, по результатам которых будет сообщено дополнительно», — говорит пресс-центр.

Сегодня утром «АП» в Главном управлении исполнения уголовных наказаний Минюста сообщили, что для расследования бунта в колонии №3/2 создана комиссия.

«В настоящее время, у нас нет точных данных по числу погибших и раненых заключённых. Создана комиссия, о результатах проверки обязательно оповестим», — сообщили в приёмной ГУИУН.

За последние полгода это второй раз, когда вооруженный конфликт происходит в колонии Таджикистана. В ночь на 8 ноября 2018 года бунт произошел в худжандской колонии №3/3. По официальной версии, в ходе подавления беспорядков погибли 23 человека, среди них — двое сотрудников колонии.

После подавления бунта были арестованы несколько сотрудников колонии, включая ее начальника Файзуллоджона Сафарова. С поста начальника Главного управления исполнения уголовных наказаний Минюстиции страны был снят Иззатулло Шарифзода и уволены семь прокуроров по надзору Согдийской областной прокуратуры.

В конце прошлой недели 9 сотрудников этой колонии за халатность получили тюремные сроки от 2,6 до 4 лет.

Причина бунта – радикализация тюрем?

После бунта в колонии Худжанда, эксперты заявляли, что уже давно предупреждали власти о том, что в таджикских колониях идет стремительная радикализация осужденных.

Так, в 2017 году в Таджикистане было завершено исследование по радикализации в местах лишения свободы по заказу Совета безопасности Аппарата президента. В исследовании участвовали религиоведы, психологи, криминалисты, сотрудники МВД, Минюста и ГКНБ страны. Его нет в открытом доступе, и вряд ли он будет.

Во время исследования были проинтервьюированы боевики, которые сейчас находятся в местах лишения свободы.

«Реальные боевики с опытом боевых действий, а не те, которых за лайки, репосты, длинные бороды и короткие штаны посадили», — отмечает один из таджикских экспертов. — Еще лет пять назад было видно, что таких не «сломать», а их авторитет среди криминала, и бытовиков в колониях растет, и уже начали формироваться «зелёные» зоны», (колонии, где популярны исламистские идеи, — ред.)».

— Инцидент в худжандской колонии не первый случай, когда участниками, или даже зачинщиками беспорядков становятся граждане, осужденные за экстремизм или терроризм. Началось все в 2015 году с первыми комбатантами (лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях в составе вооружённых сил одной из сторон международного вооружённого конфликта, — ред.) в тюрьмах, — говорит другой таджикский эксперт.

«Недавно подобная ситуация была в СИЗО №1 (в апреле 2018 года), когда «сирийцы» порезали памирского авторитета. Но тогда всё свели к местничеству, а это был первый звоночек. Потом, летом этого же года, в Вахдате произошли разборки между ворами и «исламистами». Зачинщиков тогда, и там, и там, просто раскидали по разным колониям».

Тогда специалисты отмечали, что из пяти сотен человек, осужденных в 2017 году за экстремизм и терроризм в Таджикистане, около сотни реально радикализированные, другие люди случайные.

— Они по глупости где-то, что-то перепостили, или держали какую-то запрещенную литературу, а может даже по факту невиновные, — говорит эксперт. – Вот эти случайные — тоже большая группа риска. Они считают, что их несправедливо осудили, они обижены на власть, а, следовательно, более восприимчивы к радикальным взглядам, и тут, пожалуйста, в наших местах лишения свободы есть, от кого учиться.

Эксперты считают, что пришла пора решать проблему. Чтобы террористы в тюрьмах не вербовали себе новых сторонников, нужно отделять заключенных осужденных за экстремизм и терроризм, от всех других. Для этого необходимо или строить для них тюрьму, или в колониях создавать отдельные блоки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *