Путин и Си скрепляют альянс на XXI век

Западные союзники собрались в Британии и Франции, чтобы отметить годовщину крупнейшего морского вторжения в истории. Но вдали от берегов Ла-Манша происходит еще одна важная встреча, и цель ее — скрепить новый альянс. Автор пишет, что Россию и Китай не пригласили в Нормандию потому, что туда «приглашены главы правительств, а не государств». Но они есть и там, и там. Запад просто мухлюет…

В среду лидеры США, Великобритании, Франции и других стран встретились в английском Портсмуте. В четверг они направились в Нормандию, чтобы отметить высадку союзнических сил на побережье оккупированной нацистами Франции в июне 1944 года.

Прибыли представители всех стран, воевавших во Второй мировой войне на стороне союзников, и даже посланники из Германии.

Однако лидеров России и Китая, а эти две страны тоже понесли огромные потери ради общей победы, на мероприятии не будет. Они устроили отдельную встречу — за восточными рубежами Европы.

В среду президент России Владимир Путин приветствовал в Москве своего китайского коллегу Си Цзиньпина, прибывшего в Россию с трехдневным визитом. В тот же день состоялось мероприятие, посвященное 70-летию дипломатических отношений между Москвой и Пекином, причем стороны утверждают, что сейчас отношения лучше, чем когда-либо прежде. «Путин — мой самый близкий друг и хороший коллега», — заявил Си российскому государственному информационному агентству ТАСС перед своим визитом.

Контраст между саммитами разительный: старое и новое, Восток и Запад, демократия и авторитаризм. Но столь очевидными различия эти были не всегда. Впервые российский президент посетил годовщину высадки в Нормандии в 2004 году. Хотя непосредственного участия во вторжении Москва не принимала, советские солдаты сыграли важнейшую роль в разгроме гитлеровской Германии и заплатили за нее высочайшую цену на Восточном фронте.

Его визит в 2014 году прошел в напряженной атмосфере на фоне попыток мировых лидеров изолировать Москву из-за аннексии Крыма. В этом году российского лидера не звали вовсе: французы пояснили, что приглашены главы правительств, а не государств.

Между тем, представитель российского МИДа пренебрежительно отозвалась о высадке в Нормандии, сообщив, что ход войны переломила не она.

И вот Кремль решил устроить собственный двусторонний саммит. И неловкая роль лишнего гостя в этом году досталась не Путину, а Трампу.

И если в Нормандии больше вспоминают прошлое и исторические заслуги альянса исторического, то Путин и Си надеются завязать новый альянс. На этой неделе Си назвал Путина ближайшим из своих иностранных коллег. По данным Кремля, начиная с 2013 года они встречались 29 раз.

Перемена крутая: бóльшую часть ХХ века страны были на ножах, и Пекин и Москва даже разорвали дипломатические отношения из-за идеологических разногласий, чья трактовка коммунизма вернее.

Россия и Китай — соседи, у них не только общие границы, но и региональные интересы в Азии. К тому же обе страны повернули от коммунизма ХХ века к современному авторитаризму.

Но что еще важнее, обе они все больше расходятся с США. Россия и Китай одновременно погрязли в экономических распрях с Америкой. Москва пытается выстоять против потока обрушенных Вашингтоном санкций, а Пекин оказался в самом разгаре разрушительной торговой войны.

«Если Америка решит, что Россия и Китай оба представляют угрозу, и задумает противостоять двум странам одновременно, то временный союз между ними станет неизбежностью», — пишет в «Москоу таймс» (Moscow Times) Бруно Масаеш (Bruno Maçães), автор и аналитик из Пекина.

Путин и Си выступают поборниками свободной торговли и противниками протекционизма, оба считают, что их заточенные под экспорт экономики оказались под угрозой. В России президент Китая станет почетным гостем Петербургского международного экономический форума (ПМЭФ), — а посол США, напротив, намерен его бойкотировать из-за ареста американского банкира и инвестора.

Стороны подписали соглашение перейти с доллара на расчеты в рублях и юанях, а также разрешить китайскому телекоммуникационному гиганту «Хуавэй» строить в России сеть 5G, — несмотря на многочисленные предупреждения США, что продукты этой компании угрожают безопасности.

По сообщению «Файненшл таймс» (Financial Times), Путин и Си сделают ряд заявлений, в том числе осудят «гегемонию и верховенство в международных отношениях».

Чья гегемония имеется в виду, догадаться нетрудно. Взаимная антипатия к Вашингтону, пожалуй, объединяет Пекин и Москву сильнее всего. Оказавшись в изоляции на Западе, в 2014 году Путин сделал сознательный разворот на Восток. И хотя новая холодная война в основном экономическая, Пентагон предупредил, что США необходимо готовиться к возможному конфликту с Китаем и Россией.

Пока президент Трамп обдумывает будущее, ему стоит обратиться к прошлому. Высадку в Нормандии многие запомнили как предприятие сугубо американское, но вообще-то это было подлинно международное начинание: 75 лет назад в операции участвовали британцы, канадцы, поляки, новозеландцы и многие другие.

В 1945 году лишь 20% французов считали, что наибольший вклад в победу внесли США — и целых 57% назвали Россию.

Однако такой многосторонний подход не вписывается ни в риторику Трампа «Америка превыше всего», ни в привычку американского президента ввязываться в словесные и экономические войны, не разбирая врагов и союзников. Как заявил на этой неделе историк Джон Мичем (Jon Meacham) Джеймсу Маколи (James McAuley) из «Вашингтон пост», высадка в Нормандии — это напоминание, что подход «Америка против всех» не сработает. Берега Нормандии напоминают нам, что против истории не попрешь, считает Мичем.

Трамп же в ссоре не только с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, но и бóльшей частью европейских лидеров, причем по целому ряду вопросов — от Ирана до изменения климата.

Вопреки собственной администрации, Трамп, похоже, по-прежнему благоволит Путину и другим автократам. В конце месяца ему предстоят необычные трехсторонние переговоры с российским президентом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Бывший посол США в Израиле Дэниел Шапиро (Daniel Shapiro) предположил, что Россия попытается добиться облегчения американских санкций, посулив в обмен свернуть поддержку Ирана.

​Китайский лидер Си Цзиньпин во время визита в Москву: «В Россию я езжу чаще всего, а президент Путин — мой ближайший друг».

Вместо того, чтобы сплотить союзников, администрация Трампа рискует оттолкнуть их или, в худшем случае, даже сделать из них противников. Его противники, напротив того, хорошо понимают, что враг врага вполне может стать им другом.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *