Перейти к содержимому

Новый виток геополитического соперничества в Центральной Азии

Саммит "Китай – Центральная Азия"., который прошел 18–19 мая текущего года, открыл новый этап китайской политики в регионе. Председатель КНР Си Цзиньпин выступил с программной речью, в которой обозначил роль Центральной Азии в долгосрочных планах Китая. Усилия китайской политики должны быть направлены на оказание взаимной поддержки Китая и стран региона, укреплять стратегическое взаимодействие, содействовать взаимному развитию. За подобными заявлениями скрываются амбициозные планы Пекина, который не номинально рассчитывает стать лидером в регионе.

В последние годы Китай сформировал различные механизмы, направленные на продвижение своих интересов. В июле 2020 года Китай провел встречу с главами МИД стран Центральной Азии. Этот механизм взаимодействия рассматривался Китаем в качестве важного шага на пути продвижения своих интересов. Встречи глав МИД Китая и центральноазиатских государств, таможенных служб, деятельность Делового совета и другие форматы – все это было направлено на создание устойчивых политических отношений со странами региона.

Экономическое значение Центральной Азии для Китая не так значительно, как торгово-экономические отношения с ЕС и США. Однако в условиях усиления давления на Китай со стороны Запада роль Центральной Азии возросла. Пекину важно не допустить создания вблизи своих границ пояса недружественных государств, ориентирующихся на интересы США и ЕС. Эта задача сближает Китай с Россией, которая также заинтересована не только в развитии торгово-экономического сотрудничества со странами региона, но и в том, чтобы не допустить усиления в регионе западных стран.

Китай заинтересован в расширении объемов торговли со странами Центральной Азии. Исходя из решения этой задачи, для китайской стороны значительный интерес представляет упрощение таможенных процедур в торгово-экономической сфере. На саммите отмечалось, что создание "зеленых коридоров" для оформления сельскохозяйственной и пищевой продукции направлено на создание новых условий для доставки китайской продукции на внешние рынки.

Китай намерен сделать рывок в экономическом взаимодействии со странами региона. Подтверждением этому служат соглашения, подписанные на саммите между Китаем и странами региона, на 50 млрд долл. Китай подписал с Казахстаном соглашений на 22 млрд долл., с Узбекистаном – на 15 млрд долл. Данные соглашения демонстрируют готовность Китая усилить свои позиции в регионе за счет реализации многочисленных проектов в различных секторах экономики. Так, Китай рассчитывает осуществить строительство электроэнергетических проектов в Таджикистане, в частности строительство ГЭС различной мощности, расширение линии электропередачи. В свою очередь, Таджикистан заинтересован в строительстве газопровода, который бы шел через его территорию в Китай. Пока природный газ поступает в Китай из Туркменистана, и три ветки газопровода идут через Узбекистан и Казахстан. Четвертая ветка должна пройти через Таджикистан. При ее строительстве поставки туркменского газа могут возрасти до 65 млрд куб. м в год.

Китай рассчитывает увеличить поставки нефти из Казахстана по казахстанско-китайскому нефтепроводу. Речь идет о действующих ветках нефтепровода Атырау–Кенкияк и Кенкияк–Кумколь. В свою очередь, в Казахстане рассчитывают нарастить поставки нефти. Однако реализация подобных планов связана с возможностями нарастить добычу. Не менее амбициозными выглядят планы Казахстана, который стремится диверсифицировать поставки углеводородных ресурсов в сфере газодобычи и экспорта природного газа в Китай. Для этого необходимо расширить мощность магистрального газопровода Бейнеу–Бозой–Чикмент, а также построить новый газоперерабатывающий завод на месторождении "Кашаган" мощностью до 4 млрд куб. м в год. Казахстанская компания "КазМунайГаз" и китайская CNPC подписали соглашение о расширении стратегического сотрудничества в нефтегазовой сфере. Однако в последние годы Казахстан снизил поставки газа в Китай из-за роста спроса на внутреннем рынке.

Китай рассчитывает на увеличение поставок транзитных грузов по направлению Китай–Европа. Это должно способствовать развитию торгово-экономических отношений Китая с Центральной Азией, которой отводится роль моста в поставках транзитных грузов в Европу. Китай заинтересован в строительстве железной дороги Узбекистан–Киргизия–Китай, строительство которой должно начаться в следующем году.

Реализация проектов, которые обсуждались на саммите, может создать условия для увеличения товарооборота Китая с центральноазиатскими государствами. В 2022 году товарооборот между Китаем и странами Центральной Азии достиг 70,2 млрд долл. Лидером является Казахстан, на который приходится около 31 млрд долл. За ним следуют Киргизия – 15,5 млрд и Туркменистан – 11,2 млрд долл. Далее идут Узбекистан и Таджикистан – 9,8 и 2 млрд долл. соответственно.

Второе место по товарообороту со странами Центральной Азии занимает ЕС. В 2022 году он достиг 47 млрд долл. Товарооборот России со странами региона в прошлом году вырос до 42 млрд долл. Замыкает четверку лидеров США, чей товарооборот составил 4,4 млрд долл. Данные показатели свидетельствуют, что пока Китай не является безусловным лидером в торгово-экономических отношениях для стран региона. В экономическом плане в регионе конкурируют Китай, Россия и ЕС. В то же время Китай значительно отстает по ряду экономических показателей. Например, по объему прямых инвестиций в страны региона Пекин не является лидером.

Исходя из объема средств, которые предполагается выделить в рамках подписанных на саммите соглашений, Китай намерен изменить ситуацию. Ставка делается на мягкую интеграцию Центральной Азии в орбиту своих экономических, а в перспективе и геополитических интересов. Активная кредитная политика в странах региона, реализация инфраструктурных проектов – все это направлено на создание устойчивых, постоянно действующих инструментов влияния на страны Центральной Азии.

В отличие от Китая, который продвигает свои интересы через экономическое сотрудничество, США реализуют агрессивную политику. После резкого обострения отношения с Россией в 2022 году, в отношении которой проводится санкционная политика, Вашингтон оказывает политическое давление на страны региона. В качестве аргументов США используют угрозы введения санкций. Подобный подход направлен не только на сдерживание амбиций Китая, но и на оказание давления на Россию.

В последний год геополитическое соперничество в Центральной Азии возросло. Усилия ключевых игроков направлены на расширение своего влияния в Центральной Азии, корректировку внешнеполитического курса стран региона. В сентябре 2022 года США объявили о старте "Инициативы экономической устойчивости в Центральной Азии". В рамках программы США предоставили странам региона 25 млн долл., которые должны были быть использованы для диверсификации торговых путей и способствовать притоку инвестиций. В текущем году США планируют выделить примерно столько же средств. В октябре 2022 года прошел саммит "Россия – Центральная Азия", на котором обсуждались перспективы российских отношений со странами региона. В мае 2023 года, практически одновременно с саммитом в Китае, в Казахстане прошел саммит "ЕС – Центральная Азия".

Активная политика Китая в регионе приветствуется странами Центральной Азии. У них появляются дополнительные возможности для развития национальных экономик, поддержания социально-политической стабильности. Через реализацию инфраструктурных проектов страны региона получают возможность развивать торгово-экономические отношения с Китаем, переориентируя на него часть экспорта углеводородных ресурсов. Одновременно с этим страны Центральной Азии заинтересованы в участии в международных транспортных проектах, которые реализует Китай. В то же время вовлеченность стран региона в орбиту интересов Китая ведет к усилению их зависимости от политики Пекина. Пока влияние Китая уравновешивается экономическими позициями в регионах России и ЕС, а также геополитическим давлением США.

Следующий саммит "Китай – Центральная Азия" запланирован на 2025 год. Очевидно, что он будет проходить в совершенно иной геополитической обстановке и при другой расстановке сил в мире. Однако в Китае рассчитывают, что к следующему саммиту удастся добиться значительных успехов. Это позволит потеснить других партнеров центральноазиатских государств, что усилит позиции Пекина в Центральной Азии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *