Перейти к содержимому

Попытка номер пять: для чего Байден собирает лидеров Центральной Азии

Джо Байден на полях сессии Генассамблеи ООН 19 или 20 сентября встретится с президентами стран Центральной Азии. Переговоры на уровне глав государств пройдут впервые, до этого контакты велись при участии министров иностранных дел. Эксперты считают, что американский лидер будет настаивать на соблюдении пятью республиками антироссийских санкций, вторым вопросом станет противодействие Китаю. Подробности — в материале "Известий".

Что известно о переговорах

Президент США Джо Байден пригласил президентов стран Центральной Азии на саммит в Нью-Йорке. Ожидается, что мероприятие пройдет 19 или 20 сентября на полях сессии Генассамблеи ООН. "Надеюсь, что вы сможете присоединиться ко мне на официальной встрече, чтобы обсудить наши общие цели в области безопасности, экономики и охраны окружающей среды", — говорится в приглашении, которое распространила администрация президента США.

Переговоры на уровне глав государств пройдут впервые, до этого с 2015 года периодически проходили встречи министров иностранных дел с госсекретарем США. При этом реакция центральноазиатских лидеров на инициативу Байдена оказалась довольно вялой. Так, в МИД Таджикистана сообщили, что решение о своем участии Эмомали Рахмон еще не принял. В Киргизии заявили, что поездку Садыра Жапарова "пока не анонсируют".

Глава МИД России Сергей Лавров, намекая на предстоящий саммит, отметил, что недружественные государства давят на партнеров Москвы. "Если называть вещи своими именами, то речь идет о попытках угрозами и шантажом заставить наших союзников отказаться от законного сотрудничества с Россией. С пониманием относимся к тому, что в условиях внешнего давления наши партнеры вынуждены проявлять осмотрительность. Естественно, с нашей стороны предпринимаются встречные шаги", — сказал он.

Какие отношения у стран Центральной Азии с США

Американские официальные лица не раз говорили, что наблюдают за поведением стран Центральной Азии. "Мы пристально следим за соблюдением санкций. Мы также обсуждаем с нашими партнерами сопутствующие экономические последствия", — говорил госсекретарь Энтони Блинкен в ходе визита в Астану в феврале. В свою очередь, представитель Агентства США по международному развитию (USAID) Анджали Каур признавала, что Вашингтон стремится "отстыковать" Центральную Азию от российской экономики.

При этом все пять стран региона продолжают активно взаимодействовать с Россией. Так, по итогам 2022 года товарооборот России и Казахстана увеличился на $2 млрд и достиг рекордной отметки в $26 млрд. При этом заметно изменилась структура торговли. "В разы увеличились поставки продукции, которой ранее не было в номенклатуре. Это предметы параллельного импорта — промышленное оборудование, проекторы, компьютерная техника, автомобили, вся продукция с высокой добавленной стоимостью, которая пользуется большим спросом в России", — говорит советник-посланник посольства Казахстана в России Ерлан Шамишев.

Похожая ситуация в других республиках. Товарооборот России и Узбекистана по итогам 2022 года вырос на 23% и достиг почти $10 млрд. Ожидается, что в нынешнем году Москва и Ташкент преодолеют планку в $12 млрд. Россия и Киргизия в прошлом году впервые в истории двусторонних отношений наторговали на $3,4 млрд. В Бишкеке при этом отметили, что темпы роста оказались такими резкими и высокими, что в республике не осталось свободных складов.

Наблюдается положительная динамика и по другим показателям. Так, в Казахстане за последний год на 70% выросло число компаний с российским капиталом, большинство из них — предприятия малого и среднего бизнеса. В Узбекистане полтора года назад насчитывалось 2 тыс. совместных предприятий, сейчас их около 3 тыс. В Киргизии действуют порядка 300 компаний с чистым российским капиталом. Огромную роль для ряда республик продолжают также играть денежные переводы мигрантов, работающих в России. Так, согласно данным Всемирного банка, в прошлом году поступления из-за рубежа обеспечили примерно половину ВВП Таджикистана.

Реализуются крупные инвестиционные и инфраструктурные проекты. Например, Россия, Казахстан и Узбекистан заключили "тройственный газовый союз". Причем работа идет с опережением графика. Изначально ожидалось, что в конце нынешнего года будут подписаны финальные соглашения о транзите топлива, но нынешним летом стороны договорились в IV квартале уже начать поставки. В Ташкенте считают, что это поможет пережить период зимних пиковых нагрузок и избежать энергокризиса.

В целом во всех странах Центральной Азии экономика неплохо развивается, ожидается, что средний рост ВВП по итогам года составит порядка 5%. Руководство и бизнес центральноазиатских стран не скрывают, что намерены в полной мере воспользоваться окном возможностей, которое открылось из-за переориентации российской экономики с западного на другие направления. "Мы являемся свидетелями формирования новой экономической географии мира", — сказал в ходе одного из своих недавних выступлений президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

США при этом пытаются давить на страны Центральной Азии, чтобы добиться от них уменьшения контактов с Россией. Так, в июле Вашингтон ввел санкции против четырех киргизских компаний, которые якобы поставляли РФ запрещенные технологии. В августе под ограничения попала казахстанская компания. Кроме того, минфин США грозил санкциями за использование карт "Мир", после этого крупнейшие банки региона перестали работать с этой платежной системой.

Что касается компенсаций, то тут Вашингтон действует не слишком щедро. В феврале нынешнего года госсекретарь Энтони Блинкен заявил, что странам региона будет выделено $25 млн на диверсификацию торговых маршрутов. В середине сентября в сенате США также заговорили о том, что в отношении Узбекистана, Казахстана и Таджикистана может быть отменена поправка Джексона-Вэника, которая формально препятствует нормальным торговым отношениям. При этом в американской прессе признают, что фактическое влияние этой нормы равно нулю, жест будет исключительно символический.

Что говорят эксперты

Руководитель центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Эдуард Соловьев считает, что в ходе переговоров в Нью-Йорке Джо Байден будет призывать своих гостей соблюдать санкции.

— Определенные рычаги давления у Вашингтона есть. Например, в Казахстане значительную часть нефтедобычи контролируют западные компании. Есть ряд финансовых инструментов. При этом никаких "плюшек" американцы не предлагают. Видимо, считают, что их командный окрик и без этого достаточно убедителен, — отмечает он.

Завотделом Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозит также подчеркивает, что США хотят добиться снижения влияния России в регионе, но не предлагают альтернатив.

— Нет никаких масштабных проектов, которые хотели бы запустить американцы. Речь также не идет о смягчении визового режима и приеме трудовых мигрантов. Вероятно, Байден произнесет некие высокопарные слова, посоветует переходить "на правильную сторону истории", на этом обсуждение России закончится, — говорит собеседник.

Грозин добавляет, что второй важной темой на встрече в Нью-Йорке станет сотрудничество Центральной Азии с Китаем.

— Здесь ситуация похожа. По ряду параметров и в отдельных секторах экономики Китай незаменим для региона, а вместе Москва и Пекин, очевидно, доминируют. Сложно себе представить, что американцы могут с этим поделать. Видимо, будут применять тактику "мелкого фола" — вредить отдельным проектам, ставить палки в колеса тем или иным инициативам, пытаться давить на элиты через сеть своих НКО и медиаресурсов, — заключает он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *